ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ага, — сказал Йимми, переворачивая страницу. — Я нанялся на корабль только на лето. Если бы я знал, где мы окажемся, я бы, наверное, не пошел.

Нужды желудка были моментально забыты, когда эти двое принялись листать ритуалы Хамы.

— Они совсем не похожи на ритуалы богини Арго, — заметил Йимми.

— Разумеется, нет, — согласился Гео. — ...Подожди!

Йимми переворачивал страницы наугад.

— Смотри сюда! — показал Гео.

— Что это? — спросил Йимми.

— Стихи, — ответил Гео. — Те самые, что цитировала Арго...

Он прочитал вслух:

Двойное сердце дубовой рамы
Пояском, кольцом, ободком
Там, где грозно ударил глаз Хамы
Дымом, пеплом, огнем.
Льдом стань капля в горсти,
Лопни земля от песни.
Слава величью мужчин,
Слава величью женщин.
С краешка моря возьми
Травы, злато и соль,
Мозг, пронзенный стрелой,
Древний ужас времен.
На стенах сердца соль,
В извилинах мозга соль,
Корни пускает трава,
С золотом возвратясь.
Глаза заключили виденье.
Кровью ясень истек.
Выйди из врат темницы,
Вымажь грязью тис.

— Это другая версия стиха, который я обнаружил в предчисточных ритуалах Арго. Интересно, существовали ли еще другие стихи в древних ритуалах Лептара, имеющие аналоги в ритуалах Эптора и Хамы?

— Возможно, — сказал Йимми. — Особенно, если принять во внимание, что первое вторжение Эптора произошло незадолго до чисток, а, может, и вызвало их.

— А как же насчет пищи? — неожиданно спросил Урсон. Он сидел на ступеньках алтаря. — Вы, два филолога, можете спорить все оставшееся время. Но мы же умрем с голоду, прежде чем вы придете к какому-нибудь заключению.

— Он прав, — сказал Йимми. — К тому же, пора двигаться.

— Не сочтете ли вы за непосильное бремя направить ваши мозги на поиски способов добывания пищи? — спросил Урсон.

— Минутку, — сказал Гео. — Вот отрывок о похоронах. Да, так я и думал.

И он громко прочитал:

Мертвых предайте тризне
Со знаками сумрачной жизни.

— Что это значит? — спросил Урсон.

— Это значит, что мертвых хоронят со всеми атрибутами живых. Я и так знал, но хотел удостовериться. Это значит, что они клали пищу в могилы.

— Во-первых, где это мы найдем могилы, а во-вторых, с меня довольно мертвечины и полумертвечины. — Урсон встал.

— Здесь, — выкрикнул Гео.

За колоннами вдоль стены шел ряд плотно закрытых дверей. Они подошли к ним. Змей топтался сзади. Гео взглянул на надпись.

— Могилы, — доложил он. Он повернул ручки в виде сдвоенных колец в противоположных направлениях. — В таком древнем запущенном храме механизмы замка могли и заржаветь до сих пор. Если, конечно, эти могилы устроены по образцу могил Лептара.

— Ты изучал древние могилы? — взволнованно спросил Йимми. — Профессор Эадне всегда считал это пустой тратой времени.

— Уэлис же только об этом и говорил, — засмеялся Гео. — Ну-ка, Урсон, приложи сюда свою силу.

Урсон подошел с ворчанием, взялся за кольца и повернул. Одно осталось у него в руке. Другое со скрипом поддалось.

— Вот и все, — сказал Гео.

Потом они все вместе потянули дверь на себя, и она вдруг отошла, всего лишь на дюйм, а затем, при следующем рывке, распахнулась.

Змей впереди всех вошел в каменную келью.

На каменном столе лежало ссохшееся тело с лысым черепом. Сухожилия топорщились под коричневой кожей на руках и ногах. В некоторых местах сохранились клочки ткани. На полу стояли запечатанные кувшины, лежали груды пергамента, кучи украшений.

Гео прошелся среди кувшинов.

— В этом зерно, — сказал он. — Помоги.

Йимми помог ему дотащить большой глиняный кувшин до двери.

И в этот момент тонкий визг пронесся через пыльное помещение храма.

Оба студента как будто споткнулись на ровном месте. Кувшин ударился оземь, и зерно кучей высыпалось на пол. Снова раздались крики.

Гео увидел на пятнисто-зеленом фоне растительности силуэты пяти обезьяноподобных существ, восседающих на разрушенной стене. Одна из обезьян спрыгнула вниз и с воплями побежала по усеянному мусором полу прямо к двери могилы. За ней бросились две другие, затем еще две. А на развороченной вершине стены их место сразу же было занято множеством других.

Добежав до кельи, эти несуразные животные ворвались в нее, сначала одна, потом две других. Когтями и зубами они вцепились в сморщенную кожу.

Другие верещали у входа. Тело мертвеца завертелось в руках этих обжор и в конце концов распалось на части. Одна рука взлетела вверх над склоненными головами и спинами, упала на край каменного стола и переломилась на середине предплечья, а кисть упала на пол и рассыпалась.

Люди попятились к выходу, пораженные зрелищем осквернения. Затем они повернулись и бросились вниз по ступеням храма. Они бежали, не останавливаясь, и вздохнули с облегчением только у реки, где их обласкали солнечные лучи. После этого они пошли медленнее. Постепенно вернулось чувство голода. Время от времени они поглядывали друг на друга, чтобы удостовериться, что пережитый ими ужас оставляет их.

Глава 7

На их тропу выскочил какой-то зверек. Змей в мгновение ока схватил острый камень, запустил им в зверька и угодил ему прямо в голову. Они расчленили его мечом Йимми и почти насытились мясом, поджаренным на огне от драгоценных камней. Шагая по пятам за своими тенями под полуденным солнцем, они молча продолжали свой путь вверх по реке.

— Посмотрите на тот берег, — первым обратил их внимание Урсон.

Река здесь становилась шире, и течение ее замедлялось. На противоположной стороне реки, несмотря на расстояние, они смогли различить набережную, созданную руками человека.

Через несколько сотен метров Йимми увидел над деревьями за рекой шпили. Но пока деревья на другом берегу не поредели, они не смогли найти этому объяснения. Когда деревья совсем исчезли, небо взломали здания и башни огромного города. Многие из них были совсем разрушены или сильно повреждены. Сквозь переплетения арматуры, там, где оболочка зданий отвалилась, проглядывали желтые облака. Воздушные эстакады петляли между башнями, многие из них тоже были разрушены и их концы устрашающе спускались в улицы. Набережные города были пустынными.

— Возможно, Храм Хамы здесь, — предположил Гео. — В конце концов, самый большой храм Арго расположен в самом большом городе Лептара.

— Но разве самый большой город на Лептаре может сравниться с этим? — в изумлении проговорил Урсон.

— А как мы переберемся? — спросил Йимми.

Но Змей уже направился к реке.

— Думаю, надо идти за ним, — сказал Гео, спускаясь по камням.

Змей нырнул в воду. Йимми, Гео и Урсон последовали его примеру. Не успел Гео сделать и двух гребков руками, как почувствовал знакомые руки, подхватившие его тело снизу. На этот раз он не сопротивлялся. Внезапно появилось ощущение скорости и он стал погружаться в свое подсознание.

Следующим было ощущение, что он всплывает на поверхность в прохладной воде. С одной стороны поднималась каменная набережная, с другой стороны простиралась водная гладь. Он откинул мокрые волосы с глаз и поплыл к набережной. Змей и Урсон вынырнули справа, а секундой позже Йимми — слева.

Гео перешел с баттерфляя на кроль, раздумывая, как взобраться наверх, и тут он увидел ржавую металлическую лестницу, спускающуюся к воде. Он ухватился за ее концы и подтянулся. Первая перекладина обломилась под тяжестью его тела, и он снова по пояс ушел в воду, больно проехавшись руками по ржавой поверхности. Но он снова подтянулся, поставил ногу на утолщенный край сломанной перекладины, и она выдержала. Добравшись до верха, он повернулся и начал давать указания:

19
{"b":"7170","o":1}