ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ставьте ноги у края.

Стал подниматься Змей, за ним Урсон. Еще одна перекладина сломалась под босой ногой великана, когда он был уже на середине. Он качнулся назад, затем восстановил равновесие, крепления лестницы при этом вышли из своих гнезд в камне еще на один дюйм, но выдержали тяжесть. Йимми присоединился к ним, когда они уже стояли на парапете набережной. Собравшись вместе, они пошли в город.

Перед ними предстала картина разрушения. Ближние здания выглядели так, будто их сбросили с неба и они разбились об асфальт, а не были построены здесь. Искореженная арматура с торчащими ржавыми концами просматривалась в тех местах, где штукатурка обвалилась.

Они вышли на проспект, затем свернули в узкую улицу и стали пробираться между нагромождениями обломков двух зданий, располагавшихся выше по проспекту. Через несколько кварталов стены зданий поднялись до высоты каньона.

— Как вы собираетесь отыскать здесь Храм? — спросил Урсон.

— Может, заберемся на крышу какого-нибудь здания и осмотрим город с высоты, — предложил Гео.

Они подняли глаза и увидели, что небо затянуто желтыми тучами. В просветах проглядывало сумеречное небо.

Они свернули к одному зданию, выбранному наугад. Металлическая плита вывалилась из стены, и они прошли сквозь дыру в пустую комнату с высоким потолком. Белые трубки вдоль стен излучали тусклый свет. Только четвертая часть их функционировала, одна лампа беспрерывно мигала. Через середину комнаты тянулась вывеска:

НЬЮ ЭДИСОН ЭЛЕКТРИК КОМПАНИ

А ниже, буквами помельче было написано:

«свет навеки»

Огромные цилиндры в четыре или пять человеческих ростов высотой уходили под потолок, а у их оснований переплетались трубы, провода, были проложены мостки. Вся четверка прошла по одному из мостков к спиральной лестнице, ведущей на следующий этаж.

— Слышите? — вдруг сказал Урсон.

— Что это? — спросил Гео.

Гудел один из цилиндров.

— Вот этот, — показал Урсон.

Они послушали и пошли дальше. Когда они поднимались по лестнице, большая комната вращалась вокруг них, опускаясь все ниже. Наконец, они вышли в темный коридор, в конце которого горела красная лампа с надписью:

ВЫХОД —>

В красноватой полутьме коридора виднелись прямоугольники дверей. Гео открыл одну из них, и навстречу им хлынул естественный свет. Они вошли в комнату с обвалившейся внешней стеной. В полу были пробоины, под которыми виднелись несущие балки.

— Что здесь произошло? — спросил Урсон.

— Видишь, — начал объяснять Йимми, — по-видимому, эстакада врезалась в здание и разрушила стену.

Лента дороги в двадцать футов шириной, повернутая под безумным углом, обрывалась прямо в комнате. Ограждения по бокам дороги были покорежены, но столбы уличных фонарей остались неповрежденными.

— Как, по-вашему? Сможем мы туда забраться? — спросил Гео. — Вроде бы, не очень круто.

— Зачем? — захотелось узнать Урсону.

— Чтобы добраться до такого места, откуда можно было бы посмотреть, нет ли поблизости чего-нибудь похожего на Храм.

— А-а, — сказал Урсон, удовлетворившись ответом.

Когда они сделали несколько шагов по комнате, Гео вдруг крикнул:

— Бежим!

И как только они запрыгнули на перекошенную бетонную плиту, в полу, по которому они только что прошли, образовалась трещина. Цемент и кафельные плитки посыпались на улицу с высоты третьего этажа. Конец дороги, на котором они стояли, закачался вверх и вниз с амплитудой в добрых три фута.

Когда покачивания прекратились, Гео с облегчением вздохнул и посмотрел вниз. Там плавало облако пыли.

— Нам надо вверх, — напомнил ему Урсон.

Они пошли. В целом дорога не пострадала. Были повреждены отдельные участки ограждения, но сама дорога уверенно поднималась между зданиями навстречу приближающемуся закату.

Они дошли до развилки и свернули налево. На следующей развилке они снова проигнорировали правое ответвление. На здании, которое выросло над ними, была покосившаяся вывеска в половину длины трехмачтового корабля, гласившая:

Ц М Н К Р

ЦЕНТР МИРОВЫХ НОВОСТЕЙ, КОММУНИКАЦИЙ И РАЗВЛЕЧЕНИЙ

Когда они обогнули угол здания, Змей вдруг остановился и приложил руку к голове.

— Что такое? — спросил Гео.

Змей сделал шаг назад и показал на ЦМНКР.

— Больно...

— Почему больно? — спросил Гео.

Змей снова показал на здание.

— Что, там кто-нибудь слишком громко думает?

— Мыслящая... машина... — ответил Змей. — Радио...

— Радио — это думающая машина, и из-за нее у тебя болит голова? — интерпретировал его слова Гео, обращаясь к Змею за подтверждением.

Змей кивнул.

— Что «да»? — спросил Урсон.

— Да, там есть радио, и от него у Змея болит голова, — сказал Гео.

— Почему же раньше, когда он нам что-нибудь показывал, ему не было больно? — поинтересовался Урсон.

Йимми посмотрел на внушительное здание Ц М Н К Р.

— Может, имеют значение размеры?

— Послушай, — сказал Гео Змею, — оставайся здесь, а если мы что-нибудь увидим, то вернемся и расскажем тебе, хорошо?

— А может, он как-нибудь перетерпит? — сказал Урсон.

Змей взглянул на Ц М Н К Р, закусил губу и решительно зашагал вперед. Они посмотрели ему вслед: через десять шагов он сжал голову руками и покачнулся назад. Гео и Йимми бросились к нему. Когда они вышли за пределы влияния Ц М Н К Р, лицо Змея было смертельно бледным.

— Оставайся здесь, — сказал Гео. — Мы вернемся. Не беспокойся.

— Может быть, дальше это прекратится, — сказал Урсон, — и ему стоит бегом перебежать на другую сторону. Может, это прекратится футов через сто.

— Что ты так беспокоишься? — спросил Гео.

— А камни-то, — сказал Урсон. — Кто нас вызволит из переделки, если мы столкнемся с чем-нибудь таким?

Они помолчали. Их тени на тротуаре исчезали всякий раз, когда желтый цвет неба уступал место синему.

— Это решать Змею, — сказал Гео. — Как, по-твоему? Сможешь ты это сделать?

Змей подумал и отрицательно покачал головой.

Гео сказал остальным:

— Пошли.

Вдруг раздался щелчок — и вдоль дороги зажглись фонари.

Функционировала почти треть фонарей, и две линии их огней убегали вдаль и там соединялись в одну.

— Пошли, — повторил Гео.

При свете фонарей их тени на дороге удваивались и утраивались. На следующем повороте, ведущем еще выше, Гео оглянулся. Миниатюрная фигурка Змея смутно виднелась в отдалении. Он сидел на ограждении, поставив ноги на нижнюю перекладину. Одну пару рук он сложил на груди, а другой уперся в колени — и так он сидел, склонившись над лужей тени.

— Надеюсь, кто-то запоминает, куда мы идем, — сказал Гео, когда они прошли несколько сотен ярдов.

— Я могу привести вас обратно к Нью-Эдисон, — сказал Йимми. — Если от этого будет толк, — добавил он.

— Просто считай повороты, — сказал Гео.

— Считаю, — заверил его Йимми.

— Пока мы доберемся до самого верха, мы уже ничего не сможем увидеть, — проворчал Урсон. — Будет слишком темно.

— Так давайте поторопимся, — сказал Гео.

Закат окрасил башни в медно-красный цвет с одной стороны, а синие тени окутали их с противоположной стороны. Ответвления дороги поуже вели к близлежащим зданиям. По крытой пластиком лестнице они поднялись еще на восемьдесят футов и вышли на еще более широкую магистраль, откуда они могли обозревать ожерелье огней, вдоль которых они только что проходили.

«Нью-Эдисон» и Ц М Н К Р все еще нависали над ними сзади. А впереди поднималось еще более высокое здание. Крыши зданий пониже остались уже под ними.

На этой дороге горящие фонари встречались реже. Часто попадалось пять-шесть погасших фонарей подряд, и тогда они пользовались освещением соседней дороги, которая пролегала в двадцати ярдах. И только они собрались войти в очередной затемненный участок, как на другом конце показался силуэт человеческой фигуры.

20
{"b":"7170","o":1}