ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Селфи на фоне дракона. Ученица чародея
Я боюсь собеседований! Советы от коуча № 1 в России
Приоритетное направление
Дневник слабака. Предпраздничная лихорадка
Шпионка. Почему я отказалась убить Фиделя Кастро, связалась с мафией и скрывалась от ЦРУ
Я открою ваш Дар. Книга, развивающая экстрасенсорные способности
Как хочет женщина. Мастер-класс по науке секса
Превышение полномочий
Агрессор
A
A

Джентльмены! Можете себе представить, как это было ужасно — идти спокойно по улице и знать, что в любой момент ваш разум могут похитить, вмешаться в ваши мысли и заставить делать, то, что вам и не снилось!

Вообще существовало только три инструмента воздействия. Но в тот момент, когда об их существовании благодаря публичным демонстрациям стало известно народу, Город Новой Надежды покатился под уклон по дуге самоистребления.

Общий психоз длился всего год, но этого хватило, чтобы от дерзкой мечты остались одни руины. За этот год были совершены агрессии против отсталых народов за морями, с которыми еще совсем недавно процветала дружественная торговля. Внутри города началась гражданская война, и чтоб погасить ее, пришлось отозвать войска из захваченных стран, но это внесло еще больший беспорядок. Инструменты были потеряны, а еще раньше летающие машины уничтожили сам Город Новой Надежды. Во время атаки на город был разрушен Дом Огненного Металла и смерть вырвалась из него. Даже через сто лет после конца, так говорят наши книги, город излучал странный свет. И до сего дня наши приборы говорят, что фонари вдоль поднятых дорог мерцают, словно заряженные той страшной энергией. Мы рождались слепыми из-за этого, проникающего всюду, света. Мы решили переселиться под землю, но было уже поздно.

Женщина встала с места.

— Итак, теперь вы понимаете — Хама уничтожил сам себя. Сегодня Арго верны все существа воздуха, земли...

— И вод, — подхватил Йимми.

Собеседница улыбнулась:

— Опять-таки не совсем. У нас были неприятности с кое-какими водными жителями, как, впрочем, и с невежественными трупоедами. Сразу после Великого Огня эволюционные процессы перекосились, и эти существа выросли мутантами. Поэтому они не подчиняются нам. Исследователи пришли к выводу, что их разум примитивен и не реагирует даже на боль. Так что они не подвластны нам. Но все остальные — верны и послушны, — торопливо добавила она. — Все. Все до одного, — жестко повторила женщина.

— А как насчет трех инструментов? — спросил Гео. — Что с ними случилось?

Слепая повернула к нему лицо:

— Нам остается только гадать, как и тебе, — проговорила она и вышла из комнаты. Когда они осталось одни, Гео сказал:

— Здесь что-то не так.

— Что тебя взволновало?

— Во-первых, мы-то знаем, что здесь есть действующий храм Хамы. Судя по сну, я бы сказал, что его размеры и организация примерно такие же, что и в этом храме.

— А насколько велико это святилище Арго?

— Хочешь опять заняться исследованием?

— Ну, этого наверняка хочешь и ты! И вообще, мне показалось, что она все прекрасно знает о Хаме, но перед нами притворялась.

— Возможно, возможно, — ответил Гео. Переговариваясь таким образом, они вышли из молельни и пошли по коридору.

— А как тебе сообщение о воздействии на мозг людей с помощью камней?

— Да просто мороз по коже!

— Мы же видели это. Помнишь, Арго продемонстрировала подобное на Змее! Оказывается, это очень просто — из человека сделать автомат.

— Да... А говорила она именно о наших камнях!

В боковом проходе неожиданно открылись ступени, ведущие вверх, в белый туннель. Поднявшись, они оказались в новом, незнакомом коридоре, по обе стороны которого располагались самые обычные двери.

— О! — воскликнул Гео, — может быть, одна из них ведет наружу!

— Было бы прекрасно. Это местечко начинает действовать мне на нервы и я с радостью распрощаюсь с ним! — Йимми толчком открыл дверь, но вместо ожидаемого простора перед ними оказалась миниатюрная копия цокольного этажа в здании «Нью-Эдисон».

Жужжали похожие друга на друга динамо-машины, а по стенам змеились провода и трубы.

— Здесь ничего нет, пойдем дальше, — сказал Йимми.

За дверью налево находился фарфоровый стол и шкафы, до потолка уставленные сверкающими инструментами.

— Держу пари, здесь и отняли у тебя руку.

— Не исключено.

Следующая комната отличалась от первых двух. Стены излучали совсем слабое мерцание, везде лежал толстый слой пыли. Гео провел пальцем по стене и посмотрел на испачканный палец.

— Сердце радуется, до чего по-человечески, уютно!

— Ну это-то ты не назовешь милым дополнением к уюту, — Йимми показал на стену напротив. С металлической панели на них смотрели два экрана.

Матовые стекла тоже были покрыты слоем пыли. Под каждым из них находилось несколько дисковых переключателей и датчиков. Чуть ниже, на специальном столике, лежали наушники и окуляры.

— Держу пари, что этим местом не пользовались с тех пор, как эти девочки ослепли!

— Похоже на то, — сказал Йимми.

Гео шагнул к одному из экранов, на котором было меньше приборов и повернул выключатель.

— Стой, зачем, зачем! — Йимми схватил друга за плечо.

— А почему бы и нет? — ответил Гео, не отрывая взгляда от экрана, по которому пробежало мигание цветных огоньков, синие, зеленые, красные кривые. — Ух! Первые цвета, которые я вижу в этом склепе! — Разноцветные вспышки становились реже, поблекли, и на экране появилось изображение пустой белой комнаты. Не убирая руки с пульта, Гео снова и снова щелкал переключателем, а на экране одна пустая комната сменяла другую. Вдруг на экране появилось изображение столовой. Сто или больше женщин сидели за столами, склонив белые лица над тарелками красного супа. В углу пустовал стол, за которым не так давно ели они.

— Спорим, что так можно наблюдать любую комнату?! — он снова переключил диск. — Может, найдем Урсона и Змея?

Еще две необитаемые комнаты, затем пустой храмовый зал с коленопреклоненной статуей Арго. Когда показалась третья комната, Йимми воскликнул:

— Стой! Смотри!

В помещении находились три женские фигуры. На одной стене был небольшой экран, подобный тому, на который смотрели сейчас Йимми и Гео.

Слепые жрицы стояли спиной к нему, хотя он работал и лицо на экране активно открывало рот. Звука не было. Одна из женщин, с наушниками на голове, что-то говорила в маленький металлический стержень, но ее слов тоже не было слышно.

— Лицо! Смотри на экран! Неужели не узнаешь? — возбужденно проговорил Гео.

— Да, это Джордде!

— Наверное, они связались с кораблем и договариваются о нашем возвращении.

— Ага! Но неплохо бы послушать, о чем они говорят! — Гео нерешительно взял в руки наушники.

— Кажется, через эту штуку она слушает, — одел на уши и замер, прислушиваясь.

— Да-да, мы согласны, — говорила жрица.

— Она приказала остаться в гавани еще на три дня, до конца недели, доложил Джордде. — Я уверен, что дольше она не задержится. Она не раскусила меня еще, да и люди могут поднять бунт, если корабль останется дольше.

— Мы избавимся от пленников этим же вечером, можешь не опасаться их. У них нет шансов вернуться назад.

— Задержите их на три дня. И меня не волнует, каким образом вы это сделаете. У нее нет камней, она не знает моих... наших возможностей. Так что в конце недели корабль отплывет точно.

— К сожалению, камней нет и у нас, несмотря на все наши старания, — ответила жрица. — Утешает только то, что все три находятся на Эпторе и рано или поздно попадут к нам в руки.

Джордде засмеялся:

— Похоже, Хама просто не в состоянии удержать камни дольше, чем на десять минут!

— Не тебе судить ни Хаму, ни Арго, — строго прервала его жрица, — все, что требуется от тебя, — хорошо выполнять свою работу. Делай ее, докладывай и не обременяй ни себя, ни нас своими рассуждениями. Им грош цена.

— Да, госпожа, — ответил Джордде.

— В таком случае, прощай до следующего доклада. — Она щелкнула выключателем и экран погас.

Гео отвернулся от экрана и уже собирался снять слуховой аппарат, когда услышал слова Жрицы:

— Когда взойдет луна, пленники должны быть готовы к жертвоприношению. Они видели слишком много.

Женщина вышла из комнаты, Гео снял наушники, Йимми смотрел на него в упор.

— В чем дело?

Гео повернул выключатель, и экран потемнел.

26
{"b":"7170","o":1}