ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Меня зовут Урсон. — Гигант сделал шаг вперед. — Я был лучшим матросом на любом корабле, на котором мне доводилось плавать.

— Урсон? Медведь? А я-то думала, медведи не любят воды. За исключением белых медведей. Всех остальных одни брызги способны довести до бешенства.

Если я не ошибаюсь, сохранилось древнее заклинание, которое усмиряет разъяренных медведей...

— Спокойно, брат медведь, — начал нараспев читать Гео.

Спокойно, брат медведь,
Спокоен зимний сон,
Огнем не обожжет,
Водою не зальет.
Пока поток растет,
Янтарный мед течет,
Прыгает лосось.

— Э-э, — сказал Урсон. — Я не медведь!

— Твое имя означает «медведь», — успокаивающе пояснил Гео, и обращаясь к женщине, сказал:

— Как видите, я получил неплохую подготовку.

— В отличие от меня, — ответила она. — Я увлекалась изучением ритуалов и поэзией, когда была моложе, но скоро это прошло. Вот и все.

Затем она посмотрела на мальчика.

— Как вы похожи! Темные глаза, темные волосы. — Она засмеялась. — А что еще есть общего между поэтами и ворами?

— Есть, есть общее, — подхватил Урсон, — этот тип, любитель поэзии, не пожертвует несколько серебряных монет, чтобы его друг смог промочить горло хорошим вином, а это, если хотите знать, тоже воровство!

— Я спрашивала не тебя, — остановила его женщина.

Урсон обиженно надулся.

— Воришка, — сказала женщина, — Маленький Четверорук. Как тебя зовут?

В ответ последовало молчание, темные глаза сузились.

— Скажи лучше сам. Иначе я заставлю тебя говорить, — она снова поднесла руку к горлу.

Глаза мальчика в ужасе широко распахнулись, и он попятившись, вдавился в живот Урсона.

Гео протянул руку к кожаному ремешку на шее мальчика. На ремешке был подвешен керамический диск: на белой эмали — черная волнистая линия с маленькой зеленой точкой вроде глаза на одном конце.

— Это вполне сойдет за имя, — примиряюще предложил он.

— Змей? Ну что ж, забавно. — Женщина опустила поднятую с угрозой руку. — Ты хороший вор?

Затем, не глядя на Урсона, приказала:

— Отпусти его.

— А как же порка!? — возмущенно закричал тот.

— Он не убежит.

Урсон отпустил мальчика.

Освобожденный пленник вытащил из-за спины все свои четыре руки и принялся растирать запястья одной пары рук пальцами другой пары. Его темные глаза продолжали неотступно следить за женщиной, и когда та повторила свой вопрос:

— Ты хороший вор? — он порылся в лохмотьях своих брюк и достал оттуда что-то, зажатое в кулаке. Ремешок, подобный тому, что висел у него на шее, высовывался между пальцами. Ребенок вытянул кулак перед собой и медленно разжал ладонь.

— Что это? — Урсон заглянул через плечо Змея.

Женщина тоже нагнулась над раскрытой рукой и вдруг резко выпрямилась.

— Ты... — в замешательстве произнесла она.

Кулак Змея сомкнулся.

— Ты и в самом деле хороший вор, — овладев собой, спокойно продолжила женщина.

— Что это? — спросил Урсон. — Я и не рассмотрел.

Змей разжал кулак. На грязной ладони, опутанный ремешком лежал молочно-белый камень величиной с человеческий глаз, в грубой проволочной оправе.

— Искусный вор, — подтвердила женщина голосом, который казался надтреснутым по сравнению с прежней звенящей ясностью. Она откинула вуаль, снова поднесла руку к горлу, и Гео увидел, что кончиками своих изящных пальцев она сжимает точно такой же камень, но только в платиновой оправе и на золотой цепочке.

Она подняла глаза, и, не прикрытые вуалью, они встретились взглядом с Гео. На губах ее появилась легкая усмешка.

— Нет, — сказала она. — Не такой искусный, как я предполагала. Сначала я подумала, что этот воришка обокрал меня. Но я ошиблась. Поэт, обученный премудростям древних ритуалов Лептара, ты можешь сказать, каково назначение этих безделушек?

Гео отрицательно покачал головой.

Вздох облегчения вырвался из ее груди, напряженный взгляд потеплел, стал задумчивым и она, продолжая смотреть прямо в глаза Гео, сказала:

— Да, ты не можешь это знать. Все забыто или уничтожено древними жрецами и поэтами. Послушай.

Льдом стань капля в горсти,
Лопни земля от песни.
Слава величью мужчин,
Слава величью женщин.
Глаза заключили виденье...

— Тебе знакомы эти стихи? Можешь сказать, откуда они?

— Только одна строфа, — ответил Гео, — и то в слегка измененной форме. Я знаю вот так:

Спали зерно в горсти,
Разбей созвездия песней.
Слава величью мужчин,
Слава величью женщин.

— Молодец! — удивилась она. — Ты справился с этим лучше, чем все жрецы и жрицы Лептара. Откуда этот отрывок?

— Это строфа из преданных забвению ритуалов Богини Арго, из тех, что запрещены и уничтожены пятьсот лет назад. Остальное стихотворение полностью утрачено, — объяснил Гео. — Вполне понятно, почему Ваши жрецы и жрицы не знают о нем. Я наткнулся на эту строфу, когда менял бумажную обложку на одной старинной книге. В качестве обложки для древней книги использовали страницу из еще более древней книги. Смешно! Но благодаря человеческой глупости я прочел уникальные стихи! И даже сделал вывод, что это фрагмент ритуала, которому следовали до того, как Лептар провел чистку своих библиотек. По крайней мере, я знаю, что мой вариант строфы относится к тому времени. Может быть, до вас дошла искаженная версия; за подлинность своей строфы я ручаюсь.

— Нет, — сказала она снисходительно. — Это моя версия подлинна. Так что ты тоже не так умен.

Она снова повернулась к мальчику:

— Мне нужен хороший вор. Пойдешь со мной? И ты, Поэт. Мне нужен человек, который может мыслить своеобразно и способен погружаться в сферы, недосягаемые для моих жрецов и жриц. Ты пойдешь со мной?

— Куда?

— На этот корабль. — Она загадочно улыбнулась и кивнула в сторону судна.

— Хороший корабль, — вмешался Урсон. — Я был бы счастлив плавать на нем, Гео.

— Капитан состоит у меня на службе, — сказала она Гео. — Он возьмет тебя. Может быть, у тебя будет шанс увидеть мир и стать настоящим мужчиной, к чему ты так стремишься.

Гео заметил растерянный вид Урсона, после того как в очередной раз на его слова не обратили никакого внимания.

— Мой друг должен идти со мной, на какой бы корабль я ни нанялся. Мы пообещали это друг другу. К тому же, он хороший моряк, а я совсем не знаю моря.

— Ну что ж. Во время нашего последнего путешествия, — сказала жрица, — мы потеряли людей. Думаю, у твоего друга не будет проблем с получением места.

— Это большая честь для нас, — сказал Гео, — но кому мы будем служить? Мы до сих пор не знаем, кто вы.

Вуаль снова упала на ее лицо.

— Я верховная жрица Богини Арго. А ваши имена?

— Меня зовут Гео, — сказал ей Гео.

— Я приветствую тебя на борту нашего корабля.

В этот момент из переулка вышли Капитан и Джордде. Капитан вглядывался в горизонт. В темноте его лицо казалось моложе и мягче. Жрица повернулась к ним:

— Капитан, вот три человека, которых я нашла в качестве замены тех, кого мы потеряли по моей глупости.

Урсон, Гео и Змей переглянулись между собой и посмотрели на Капитана, который промолчал в ответ.

Ответил Джордде:

— Вы справились с этим не хуже, чем мы, мэм.

— Да и те, которых нам все же удалось завербовать... капитан покачал головой. — Матросы не того калибра, который нужен для такого путешествия. Далеко не того.

3
{"b":"7170","o":1}