ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Людей мы касаемся только тогда, когда их тела разбухают от смерти. Вы несли и использовали драгоценные камни Эптора, Глаза Хамы, Сокровища Арго, Разрушители Разума, игрушки детей. Неважно, для чего вы их использовали для добывания огня или для контроля над сознанием — как и все носители камней вы стали неполноценны. Вам нанесен ущерб. Но в ваших силах пресечь дальнейшее зло. Мы и раньше предупреждали людей, одни следовали нашим советам, другие нет. Теперь я предупреждаю именно вас — бросьте камни в море!

В море ничего не теряется бесследно и, когда с камней солью и временем будет смыто зло, они вернутся к вам. Ибо тогда время и соль смоют и ваше несовершенство. Никакой живой разум не может быть свободен от их пагубного влияния. Наш народ очень стар и мудр, не подвластны быстрым изменениям, и может держать их не один миллион лет, прежде чем соблазн коснется нас. Ваша молодая раса слишком сконцентрирована и эмоциональна, чтобы терпеть такую власть в бездействии. Кто-нибудь, когда-нибудь воспользуется ими. И снова говорю я вам: бросьте камни в море.

Знания, нужные человеку, чтобы изгнать голод и боль из мира, хранятся в двух храмах на этом острове. В обоих существует наука, способная дать применение драгоценностям, применение во имя добра, которое для них возможно. Но оба они заражены. А на Лептаре, куда вы несете эти сокровища, возможно применять их только во зло. Там слишком сильно искушение разрушать.

— А я? Вы забыли обо мне! — раздался звонкий голосок Арго. — Я могу научить людей на Лептаре всевозможным вещам. — Она взяла Змея за одну из рук. — Мы с ним использовали один в очень полезном моторе!

Огромное тело в складках кожи всколыхнулось.

— Чтобы завести мотор, можно найти что-нибудь попроще. Перед вами стоит еще одна важная задача, которую необходимо разрешить. Вы же до сих пор не знаете, что видели однажды.

— На пляже? — с волнением спросил Йимми.

— Да. — Древний кивнул, и из его груди вырвалось какое-то подобие вздоха.

— На пляже. Наш многовековой опыт позволяет нам совершать деяния, недоступные вам. Помнишь, как мы держали тебя неделями в море, не давая разлагаться твоему телу? Мы можем концентрировать сознание, подобно Змею. Многое доступно нам, наши знания превосходят знания Арго и Хамы на Эпторе. Так бросите ли вы камни в море, доверив их нам?

— Простите, сэр, — раздался, опережая всех, возмущенный голос Урсона, — но я не понимаю вас! Как это так — отдать вам камни?! Во-первых, откуда нам знать, что вы не используете их против Арго или Хамы? Сами же говорите, что никто не может уберечься от соблазна. А слова ваши и есть только слова, и неизвестно, что получится дальше. Сюда-то как нас привели?

Заколдовали, именно на сознание и повлияли! А Хама говорил, что развращают не столько камни, а власть над человеком! «Потребуются миллионы лет, чтобы камни заразили нас...» Слыхали мы такое, не дураки!

— Я хочу кое-что добавить, — вмешался Гео. — Мы не раз оказывались в тяжелом положении только потому, что начинали размышлять, кто прав, кто виноват. Напрашивается один вывод: у нас есть дело и мы должны его выполнить. Мы должны вернуть Арго и драгоценные камни на корабль, и мы это сделаем.

— Он прав, я думаю также, — сказал Йимми. — Как ни крути, а все равно приходишь к Правилу Номер Один: Действуй согласно первой причине, которая содержит всю информацию.

Древний со свистом выдохнул воздух.

— Уф-ф-ф. Однажды, пятнадцать сотен лет тому назад, человек, управляющий одной из металлических птиц пришел к морю. Он думал. Ему тоже было поручено дело. И мы тоже пытались предупредить его, как и вас. Но, засунув руки в карманы, он снисходительно засмеялся и произнес те слова, которые произнесли сейчас вы. Он прогнал тревогу от себя, вскарабкался по песчаным дюнам и насвистывая ушел, не вынимая рук из карманов. Мы наблюдали за ним, и знаем, что дома он опять думал, но в конце концов вернулся к Правилу Номер Один, которое оправдывало его и снимало с него всю ответственность.

Той ночью он выпил на одну чашку кофе больше, чем обычно, и лег спать.

Утром, в пять часов, когда косые лучи солнца окрасили летное поле, Человек взобрался на металлическую птицу и посмотрел вокруг. Все радовало его — и легкий ветерок, и трава, и запахи. Он чувствовал себя покорителем мира.

Взлетев, птица некоторое время неслась над морем, и человек смеялся от удовольствия, любуясь водой, похожей на смятую фольгу в лучах восходящего солнца. Наконец он достиг суши и сделал свое дело — нажал кнопку, которая вытолкнула два черепка огненного металла в кобальтовой оболочке. Земля загорелась. Закипела вода в гаванях. Воздух стал раскаленным и ядовитым. То, что сожгло твою руку, поэт, сожгло все его лицо, сварило легкие в груди и мозг в черепе. Он умер.

На минуту Древний прервал речь, словно сожалея о неразумном существе.

— Да, мы можем контролировать сознание. Ничего не стоит для нас устранить все бессознательные причины ваших поступков и без камней. Но в таком случае исказилась бы человеческая сущность. Все поступки человека должны быть естественны и добровольны. Да, мы можем контролировать сознание, но никогда не делаем этого.

Голос стал громче и строже.

— Но никогда еще после Великого Огня перед человеком не стояло так близко искушение и опасность!!!

Голос опять стал нормальным.

— Возможно, вы и правы, и это искушение слишком велико даже для нас. Вдруг мы и сами не подозреваем о своей слабости, и камни победят нас.

Древний опять замолчал, но ненадолго.

— Ну вот, вы услышали наше предупреждение. Теперь решайте сами. Как я и обещал, выбор остается за вами.

Все замерло в темной пещере, только неяркие блики огня прыгали с одного лица на другое, и тени подрагивали на мрачных камнях. Гео повернулся и посмотрел в темноту за пещерой, где усилился шум дождя.

— Там море, — прозвучал гулкий голос. — Поторопитесь с решением. Скоро начнется прилив.

Им не пришлось что-либо говорить. Они успели лишь подумать — каждый о своем. Арго и Змей вспомнили свой чудесный мотор с камнем посередине, Гео и Йимми мысленно побывали во всех храмах Арго на Эпторе и на Лептаре, где так не хватает этих камней. Урсон не успел ничего вспомнить, как всегда, его чувства слишком медленно превращались в образы. На мгновение все, что было в каждом, вспыхнуло яркими картинами в мрачной пещере. Только тугодум Большой Моряк вместо иллюстрации своих чувств получил темное пятно.

— Мы получили ваш ответ! — прогремел голос. — Храните же их сами!

И с последними словами Древнего в пещеру ворвалась морская вода.

Волна разбилась о пол, словно стекло о камень, и подхватила пылающий плавник.

Последнее, что отметил Гео, был шипящий звук костра, залитого водой.

Обугленные ветки повернулись, пламенея в воде, и погасли.

Сильные руки опять подхватили их и понесли в темноту, дождь хлестал, теплое море, а потом ничто...

Змей думал и видел снова, на этот раз глазами Капитана.

* * *

Корабль покачивался на волнах. Дверь кают-компании распахнулась от сильного толчка. В дверном проеме стояла она, освещенная вспышками молнии, сделавшими вуаль прозрачной. Помощник вскочил со стула и сделал шаг навстречу. Стук захлопнувшейся двери слился с раскатами грома. Капитан тоже встал, когда женщина вошла в каюту.

— Я получила сигнал с моря, — сказала она ему. — Завтра вы заведете корабль в устье реки.

— Но уважаемая Жрица Арго! Я не могу вести корабль на Эптор! Однажды мы уже потеряли там десять человек, и я не имею права вновь подвергать опасности...

Джордде угодливо улыбнулся и подхватил:

— Кроме того шторм, госпожа. Если завтра он не стихнет, как же я смогу провести корабль через скалы?

Тонкие ноздри ее красивого носа затрепетали, губы сжались в тонкую лиловую линию. Она пристально посмотрела на помощника.

Капитан, наблюдая за ними со стороны, думал: «Что связывает их? Мне трудно разговаривать, когда они рядом. Какое-то странное напряжение. О, как я устал...»

38
{"b":"7170","o":1}