ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я сделаю все, что в моих силах! — воскликнул Гео. — Все, что поможет спасти Лептар и найти вашу сестру-жрицу.

— Это не сестра, — мягко сказала женщина, — а моя родная дочь, так же как и я — дочь предыдущей Арго. Вот почему выбор пал на меня. А до тех пор, пока она не найдена, живой или мертвой, — тут она поднялась со скамьи, — я снова Белая Богиня Арго Воплощенная.

Гео опустил глаза, когда Арго приподняла вуаль. Ее рука бережно дотронулась до украшения на шее.

— Их должно быть три, — сказала она. — Знак Хамы — черный диск, удерживающий три белых глаза. Каждый глаз сделан из драгоценного камня. Во время первого вторжения они, вероятно, несли с собой все три камня, так как в них заключена их главная сила. Без камней они беззащитны и слабы.

Только с ними они чувствуют себя непобедимыми. Мы разгадали секреты этих камней, когда один из них попал к нам. Ты видишь, со мной нет охраны. Пока этот камень у меня, я неуязвима. Должна сказать тебе, что этот камень способен не только защищать, но и разрушать! Я могу уничтожить любое препятствие на своем пути!

Второй камень мы получили год назад, как я уже говорила, когда они явились похитить мою дочь. Наверняка они прихватили с собой оба оставшихся у них камня в надежде присоединить третий. Во всяком случае, у них было два против нашего одного. Но теперь у нас два, а у них один. Ваш воришка сумел украсть у меня один камень два месяца назад, когда я собиралась отправиться в первое плавание. Сегодня он, видимо, узнал меня и решил получить за него выкуп, наивный. Но теперь перед ним поставлена задача, достойная хорошего вора. Он должен украсть для меня третий и последний священный камень Хамы, что бы получить вознаграждение. Тогда Эптор будет в нашей власти и больше не сможет причинить нам зло.

— А где этот третий камень? — спросил Гео.

— Наверное, сияет во лбу главной статуи Темного Бога Хамы, которая находится в охраняемом дворце в глубине Эптора. Как ты думаешь, ваш вор примет эти условия?

— Думаю, да, — подумав, ответил Гео.

— Где-то в том же самом дворце находится моя дочь или ее останки. Вы должны разыскать ее следы и если вам повезет, привезти ее с собой назад.

— Но мы можем надеяться, что вы научите нас пользоваться камнями? Иначе нам не под силу будет пробраться в храм Хамы.

— О, да. Я покажу вам их возможности, — сказала Арго, улыбаясь.

Одной рукой она подняла карту, которая лежала перед ней. Другую руку она поднесла к камню и постучала по нему бледным ногтем. Карта вдруг начала чернеть с одного конца и вспыхнула. Арго подошла к жертвеннику и бросила туда горящую бумагу. Затем она снова повернулась к Гео.

— Я могу влиять на мозг одного человека — помнишь, как я поймала Змея? Но могу подчинить своей воле и сотню воинов. И так же легко, как я подожгла старую потертую карту, я могу стереть с лица земли город.

— С такими штучками, — улыбнулся Гео, — у нас, по-моему, будут неплохие шансы добраться до этого Хамы и вернуться обратно.

Но ответная улыбка была странной, а затем и вовсе исчезла с ее лица.

— Не думаешь ли ты, — высокомерно сказала она, — что я вложу в ваши руки такое искушение? Вас могут схватить, и камни снова будут во власти Эптора.

— Но с ними мы были бы неуязвимыми...

— Однажды они попали в наши руки; мы не можем допустить, чтобы они ушли от нас. Если вы доберетесь до дворца, если вы украдете третий камень, если моя дочь жива и вы спасете ее, она сможет воспользоваться его силой, чтобы вывести всех невредимыми. Но если хотя бы одно из условий не будет выполнено, все предприятие окажется бессмысленным. Тогда вам лучше умереть, чем лицезреть по возвращении Арго в ярости перед смертельной схваткой. Погибну не я одна, вы тоже умрете в мучениях больших, чем даст самая жестокая пытка, учиненная силами зла Эптора.

Гео не проронил ни слова.

— Почему ты так изменился в лице? — спросила Арго. — У тебя есть твоя поэзия, твои заклинания, твоя ученость. Черпай силу оттуда. Я сообщила все, что считала нужным сообщить тебе. Можешь идти. И пошли ко мне вора.

Тон Верховной Жрицы не допускал возражений. Гео молча шагнул из каюты в темноту. Свежий ветерок пахнул ему в лицо. На мгновение он остановился, оглянулся на дверь, перевел взгляд на море и поспешил в кубрик.

Глава 3

Гео спустился в кубрик, где, кроме Урсона и Змея, все еще никого не было.

— Ну? — спросил Урсон, устраиваясь на краю койки. — Что она тебе сказала?

— Почему ты не спишь? — угрюмо ответил Гео.

Он тронул Змея за плечо.

— Теперь она хочет видеть тебя.

Змей встал и уже направился к двери, но вернулся.

— Что еще? — спросил Гео.

Змей порылся в лохмотьях и вытащил ремешок с драгоценным камнем. В нерешительности он подошел к Гео и повесил ремешок Поэту на шею.

— Хочешь, чтобы я сохранил его для тебя? — спросил Гео.

Но Змея в каюте уже не было.

— Ну, вот, — сказал Урсон. — Теперь и у тебя есть такой. Интересно, что могут эти камни? Или ты уже выяснил? Давай, Гео, выкладывай, что она тебе рассказала.

— Змей ничего тебе не говорил, пока меня не было?

— Ни словечка, — ответил Урсон. — Ко сну я не ближе, чем к луне. Ну, давай, к чему все это?

Гео все ему рассказал.

Когда он замолчал, Урсон сказал:

— Ты сошел с ума. И ты, и она. Вы оба сошли с ума.

— Не думаю, — возразил Гео и рассказал в завершение, как Арго продемонстрировала силу камня.

Урсон взялся за камешек, который висел на груди у Гео, и повертел его в руке, разглядывая.

— И все это в такой маленькой штучке? Послушай, а ты не смог бы разгадать, как он действует?

— Не знаю, даже если бы и хотел, — сказал Гео. — Не по душе мне все это.

— Иди ты к черту, «не по душе ему это», — передразнил его Урсон. Что толку посылать нас туда без всякой защиты и надеяться, что мы сделаем то, чего не сможет и целая армия. Что она имеет против нас?

— Не думаю, что она против нас что-то имеет, — сказал Гео. — Урсон, какие истории об Эпторе ты знаешь? Она говорила, что ты можешь мне кое-что рассказать.

— Я знаю, что с ним нет торговли, даже само слово звучит как проклятие, а остальное — чепуха, не стоящая упоминания.

— Например?

— Поверь мне, это всего-навсего трюмная водичка, — настаивал Урсон. Как ты думаешь? Ты сможешь вычислить этот камешек, если, конечно, он будет у тебя достаточно долго? Она говорила, что жрецы пятьсот лет назад смогли, а тебя она, по-моему, считает таким же умным, как некоторых из них. Я не сомневаюсь, что ты мог бы обделать это дельце.

— Сначала выдай какие-нибудь истории, — сказал Гео.

— Рассказывают о каннибалах, о женщинах, пьющих кровь, о существах, не похожих ни на человека, ни на животного, и о городах, населенных только смертью. Да, это местечко не назовешь дружелюбным, судя по тому, как избегают его матросы и поминают только в ругательствах. Но что бы они там ни рассказывали, все это глупости.

— Знаешь еще что-нибудь?

— Тут и знать больше нечего. — Урсон пожал плечами. — Эптор считается родиной всех человеческих пороков, будь то чудовища, вызвавшие Великий Огонь, или пепел. Я там ни разу не был, да и не стремился туда. Но теперь я рад возможности побывать там и все увидеть своими глазами, чтобы при случае пресечь какую-нибудь глупую болтовню, которая всегда возникает по этому поводу.

— Она говорила, что твои рассказы не составят и десятой доли всей правды.

— Должно быть, она имела в виду, что в них не содержится и десятой доли правды. И я уверен, что она права. Ты просто неправильно ее понял.

— Я все хорошо расслышал, — настаивал Гео.

— Тогда я просто отказываюсь верить. Во всей этой истории концы не сходятся с концами. Во-первых, как это наш четырехрукий приятель ровно два месяца назад оказался на пирсе именно в тот момент, когда она поднималась на корабль. И за это время он не променял камень, не продал...

— Может быть, — предположил Гео, — в момент кражи он прочитал ее мысли, так же как наши.

7
{"b":"7170","o":1}