ЛитМир - Электронная Библиотека

Уэверли Шеннон

Свидетели на свадьбе

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Кейла помнила Мэта Рида красивым, самоуверенным молодым человеком тогда ему был двадцать один год — и теперь ожидала встретить красивого, самоуверенного, но уже тридцатилетнего мужчину. Вот он вышел из офиса, улыбнулся клиенту, тот что-то оживленно говорит… Нет, в жизни не узнала бы джентльмена, который стоит сейчас перед ней, хоть тысячу лет вглядывайся!

Тут же ей пришло в голову, что фотография Мэта в журнале «Бостонец» слабо отражает реальность. В прошлом году ей попалась в местном журнале (а она продолжала его выписывать, несмотря на все свои переезды в последние пять лет) статья о Мэте Риде. Он оказался победителем в конкурсе журнала на звание лучшего бакалавра года. Учитывались три основных критерия: внешность, индивидуальность, а главное — достижения в своей области. Нельзя сказать, что на снимке он выглядел не столь великолепным, как в жизни, но только теперь до Кейлы окончательно дошел смысл ловкого журналистского оборота: «Увидите Мэта Рида — берегитесь, не потеряйте дара речи!»

Сердце ее забилось не от потрясающего вида Мэта Рида — слава Богу, она уже практически помолвлена. Просто внезапно осознала всю серьезность своей миссии, а также и тот несомненный факт, что Мэт Рид не из тех, с кем легко справиться.

Мэт попрощался с клиентом и положил папку на секретарский столик, отделанный полированным гранитом и похожий, скорее, на авангардистскую скульптуру. Кейла с самого начала обратила внимание на декор в бухгалтерской и финансовой фирме «Рид энд ассошиэйтс», принадлежащей Мэту, — сугубо современный, броский, продуман до мелочей. Любой клиент, едва попав в эту обстановку, сразу почувствует себя преуспевающим.

Прослушав сообщения на автоответчике, хозяин кабинета вдруг заметил посетительницу.

Она сидела рядом с электронными часами, стилизованными под старину (последняя новинка фирмы Брейтонов), слева от компьютера, фиксирующего индекс Доу — Джонса (показатель уровня деловой активности). Пока Кейла и Мэт разглядывали друг друга, часы отбили полчаса: двенадцать тридцать.

— Мисс Брейтон? — произнес он одновременно с боем часов.

Тон нейтрально-вежливый — так обращаются к незнакомым. Что же он, не узнал ее? Судя по несколько удивленному взгляду, каким он ее изучает, так и есть. Только ей самой непонятно, что она по этому поводу испытывает досаду или облегчение. Кейла поднялась, прихватив сумочку и украдкой взглянув на свое отражение в стеклянной дверце часов. Много в таком «зеркале» не увидишь: светлые волосы, собранные в низкий «французский пучок», в порядке, но вид, кажется, взволнованный — вот и все.

Стараясь скрыть тревогу, затаившуюся в глазах, она последовала за ним в кабинет, машинально обратив внимание, что Мэт за эти годы стал выше ростом — теперь он очень высокий и возмужал. Элегантные линии безукоризненной пары от Армани отлично подчеркивают достоинства его прекрасной фигуры широкие плечи, узкие бедра, длинные, сильные ноги.

— Прошу вас, — Рид любезно указал ей на удобное кожаное кресло и, обойдя свой массивный рабочий стол, подождал, пока она сядет.

Вид отсюда открывался захватывающий — деловой район Бостона, весь из стекла и металла, блестел и переливался под яркими, холодными лучами февральского солнца, — и Кейла, засмотревшись, угодила на ручку кресла и чуть не упала. К счастью, вовремя сориентировалась и спокойно села, непроизвольным жестом поправив складки узкой в бедрах юбки простого, изящного костюма — для деловых визитов она признавала одежду только фирмы «Шанель».

— Если вы не Кейла Брейтон, так кто же вы? — раздался глубокий, звучный голос. Откинувшись на спинку стула, Мэт с новым интересом устремил на нее свой завораживающий взор.

«Так, он помнит меня!» — молнией сверкнуло в голове у Кейлы, и ей сразу стало легче.

Слабое подобие улыбки тронуло его губы, он добавил:

— Еле узнал вас.

Кейла непринужденно положила руку на ремешок сумочки. Теперь-то она не та неловкая шестнадцатилетняя девчонка, которую он сопровождал на школьный рождественский бал десять лет назад. Но, трезво себя оценивая (она далеко не красавица, хотя никаких комплексов по поводу своей внешности давно не испытывает), истолковала его слова лишь в том смысле, что просто изменилась. Вполне естественно — столько лет прошло.

— Когда же это было? — вспоминал Мэт.

Она сдвинула брови, будто тоже забыла, и подсказала:

— Девять лет назад? Или десять?

Он слегка присвистнул, не отрывая от нее глаз.

— И как же вы поживаете, Кейла?

Она тоже старалась не отводить взгляда, держаться по-деловому бесстрастно.

— Прекрасно. Очень занята. А вы? — отрывисто отозвалась она, одновременно вбирая в себя мельчайшие подробности его внешности.

Волосы темного, почти черного цвета, попрежнему густые, непокорные, укрощенные великолепной стрижкой — так может работать только очень дорогой мастер. Лицо утратило мальчишескую неопределенность, приобрело твердость во всех характерных чертах: высокий лоб, красиво изогнутые брови, худые щеки, прямой нос, резко очерченный подбородок; рот стал четче и выразительнее. А эти серые глаза — немигающие, словно видящие тебя насквозь…

От их взгляда Кейле сразу же стало не по себе.

— Прекрасно. Очень занят. — В голосе его звучала едва уловимая веселость — он поддразнил Кейлу, в точности повторив ее слова и интонацию.

Однако она уловила и явную настороженность. Откуда-то доносилась тихая музыка («Бах, что-то из фуг», — машинально отметила Кейла) — казалось, именно такая, с величавым покоем и дивной размеренностью, призвана была создавать здесь ауру надежности и точного расчета.

Мэт смотрел на нее молча, выжидающе, пока она не сказала:

— Не удивлюсь, если вы удивлены моим появлением. — Кейла намеренно употребила одно и то же слово.

— Да, мне любопытно, — опять-таки в тон ей спокойно ответил он. — Но с учетом недавних событий, связанных с моим отцом и вашей бабушкой, могу предположить: вы здесь не для того, чтобы стать моим клиентом. Я прав?

Вопрос не нуждается в ответе. Кейла мысленно вернулась к телефонному звонку отца — два дня назад он сообщил ей о возникшей ситуации. Это было в среду вечером. Она пришла с работы смертельно уставшая и меньше всего нуждалась в такой вот новости: ее бабушка отбыла в неизвестном направлении вместе с семейным бухгалтером Филипом Ридом — попро сту говоря, бежала. По словам отца, Рут и Филипу удалось незаметно сделать все необходимые для отъезда приготовления, уложить вещи и выскользнуть из дома, так что никто ничего не заподозрил и не помешал им.

Когда Кейла осведомилась, куда же они укатили, ответ отца совсем сбил ее с толку. Ее дорогая бабуся — на Багамах… Немыслимо! Рут Брейтон никогда не любила пляжей и была весьма далека от поездок в отпуск. Ей как-никак семьдесят один год, и прошлым летом она перенесла инфаркт. С тех пор специальная диета и особый режим сна и физических нагрузок.

Вся ее жизнь неразрывно связана с Бостоном — врачи, семья, все друзья и знакомые. Багамы ей нужны как прошлогодний снег.

Но самое скверное — Рут не пожелала проинформировать семью, где именно она находится. А на этих самых Багамах островов не счесть…

Не без усилий Кейла вернулась в настоящее.

— Очень сожалею, что вторглась к вам с семейными делами, — с профессиональной вежливостью проговорила она. — Но мне хотелось поговорить как можно скорее.

Мэт, будто не слыша ее извинений, нажал на кнопку селекторной связи:

— Сара, выясните, пожалуйста, что там у нас на ланч.

Тихий голос секретаря сообщил:

— Ланч уже привезли на этаж.

— Вот и отлично. — Рид с готовностью распрямился на стуле. — Надеюсь, вы не возража ете — мы объединим нашу встречу с ланчем.

Сегодня у меня только это время свободно.

Ваш звонок — для меня неожиданность.

1
{"b":"71701","o":1}