ЛитМир - Электронная Библиотека

О Боже! Он знал, знал о ее увлечении им! К счастью, появилась официантка. Мэт вопросительно взглянул на Ксйлу, она согласно кивнула пора уходить, можно рассчитываться.

— Мне до сих пор не все ясно с этим балом, — сказала Кейла, когда официантка ушла. — Почему ты все же согласился пойти со мной?

— Почему? Просто потому, что меня об этом попросили.

— Отец заставил?

— Слегка надавил, но я особенно и не сопротивлялся. Ты ведь приходила к нам в офис.

И… в тебе всегда было нечто загадочное, это меня заинтриговывало.

Вернулась официантка со счетом и тут же ушла, взяв незаметно для Кейлы кредитную карточку Мэта.

— Если быть честным, я часто об этом думал и пришел к выводу, что не должен был так себя вести. Мне и в голову не приходило, что ты воспримешь мое поведение как проявление жалости.

— А разве… было не так?

— Конечно, нет, Кейла, мной руководила только злость на тех идиотов, которых мы случайно подслушали. Ты… прости меня, если я нечаянно причинил тебе боль.

— Не надо просить прощения. — Кейла мило улыбалась, испытывая легкую эйфорию: просто удивительно, насколько по-разному они вспоминают тот бал.

Он все не сводил с нее наблюдающего взгляда.

— Франку здорово повезло, Кейла. Надеюсь, он это понимает.

Сердце ее подпрыгнуло от радости — вот это комплимент! — и тут же упало. Фрэнк…

При упоминании о нем настроение у нее разом изменилось. Думая о Фрэнке, она, конечно, не испытывает безумного восторга влюбленного подростка. Ну и что же? Она не подросток, а кто может быть лучшим мужем для деловой женщины, чем коллега — помощник и единомышленник?

Наконец Мэт поднялся и положил бумажник в карман.

— Пойдем на площадь, послушаем музыку, а?

— Пожалуй. — Она взглянула на часы. — Это заманчиво.

По трем сторонам площади располагались тесно прижатые друг к другу магазины и рестораны — от роскошных до самых обычных, а четвертая сторона обращена была к заливу. Вокруг бельведера танцевала толпа беззаботных отдыхающих, повинуясь зажигательным багамским ритмам. Сверкающие разноцветные огни окаймляли бары и оркестровую эстраду.

Вдыхая благоухание моря и ароматы пищи, от которых текли слюнки, под незнакомую будоражащую мелодию, переплетавшуюся со смехом и ритмами Карибского моря, Кейла невольно закрыла глаза и улыбнулась. Певучий лукавый голос вывел ее из этого состояния:

— Прекрасная леди, не желаете ли заплести косички?

Кейла неохотно открыла глаза: молодая, смуглая, хорошенькая женщина уже поднимала к ней тонкие руки.

— Нет, спасибо, — не раздумывая ответила Кейла.

Женщина удалилась грациозно, чуть пошевеливая стройными бедрами.

— Сколько раз к тебе уже обращались с этим за сегодняшний день? — посочувствовал Мэт.

— По крайней мере дюжину.

— Может, во имя спокойствия тебе уже стоило бы согласиться?

— Н-ну… я еще подожду, Мэтью.

В этот момент высокий красавец — вокалист оркестра на бельведере объявил в микрофон: дорогим гостям, дамам и господам, предлагается разучить национальный танец Багам. И, подхватив партнершу — ближайшую молоденькую темнокожую девушку, — медленно начал танцевать.

Кейла стала непроизвольно покачиваться, переступая с ноги на ногу, она любила танцевать, но такая возможность ей представлялась нечасто. Танец, кажется, совсем простой — одно удовольствие попробовать… Отовсюду доносились смех и шутливые возгласы — не у всех получалось сразу.

— А мы что же? Давай-ка! — Мэт ухватил се за руку.

Напряжение и скованность быстро растаяли, и они задвигались слаженно и весело, будто всю жизнь были партнерами.

Шаг вправо, шаг влево — и на какое-то мгновение их тела соприкасались. «Мы как маятники…» — улыбаясь, бездумно, с чувством необычайной легкости думала Кейла, подчиняясь захватывающему ритму. Шаг вправо, шаг влево… Мэт повернул ее-и она оказалась прижатой к нему спиной. И так они продолжали двигаться в унисон, улавливая ритм и замирая от каждого прикосновения друг к другу.

Мэт не отрывал от нее глаз; постепенно черты лица его становились серьезнее, сосредоточеннее, шаги их все замедлялись — они уже танцевали совсем под другую музыку, не ту, что звучала на площади. Все связные мысли исчезли из ее головы, наступил миг озарения — оба поняли, что растворились друг в друге и остальной мир перестал для них существовать. Прошло несколько секунд, прежде чем она осознала: а ведь музыканты уже перестали играть. Кажется, Мэт тоже удивился тишине. Он отпустил ее, отодвинулся сердитый, смущенный.

— Прогуляемся?

Кейла глубоко вздохнула, пытаясь стряхнуть с себя очарование танца.

— Уже поздно, Мэт, домой пора.

— Да-да, идем, — кивнул он покорно и рассеянно.

Первое, что они увидели, выйдя из такси, — это темный дом. На цыпочках вошли, поднялись наверх, прокрались мимо спальни, где, мирно похрапывая, отдыхала пожилая пара.

У комнаты Кейлы они остановились.

— До завтра, — прошептала она.

— Да, спи спокойно, — едва слышно ответил он.

— Постараюсь.

— Я тоже.

Глаза их встретились, губы приоткрылись, будто хотели сказать что-то еще.

— Спокойной ночи, — решительно пожелал наконец Мэт и вошел к себе.

О, как правильно он сделал, как она благодарна ему за это! Шагни он к ней — так и простояли бы они до восхода солнца.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Кейла открыла глаза и улыбнулась: яркий солнечный свет лился в распахнутое окно, заполняя всю комнату, вместе с неповторимым запахом моря, нежным шелестом пальм. Они будут сегодня плавать под водой с аквалангом, вспомнила она. Как это замечательно!

Быстро приняв душ, она облачилась в новый купальник и высоко подобрала волосы, связав их на затылке эластичной лентой, — так будет удобно. Натянула шорты и рубашку, влезла в туфли.

Мэт уже сидел на веранде, попивая кофе и читая очередной номер устаревшей газеты. Глаза их встретились в немом красноречивом приветствии, и она отвела взгляд, но что поделаешь с румянцем, разлившимся по щекам?

Мэт без рубашки: выпукло выступает мускулатура крепкого торса, красиво поросшего темными волосами. «Бог мой, да есть ли на земле мужчина привлекательнее?..» — на такой мысли поймала себя Кейла и устыдилась. Мэт Рид для нее не просто неотразимый, влекущий к себе мужчина, он значит гораздо больше. Что-то необъяснимое в нем, в их общении так подействовало на нее, что в ней словно повернулся ключ, заставивший ее вдруг осознать себя свободной и счастливой, окрыленной и чуткой ко всем прекрасным проявлениям жизни.

— Доброе утро. — Глаза его улыбались, словно и он хранил в глубине их воспоминания вчерашнего дня.

Внезапно он показал ей подбородком кудато вбок; она взглянула: Рут и Филип неспешно прогуливались среди деревьев, старательно избегая просветов, где они могли попасть в поле зрения молодых людей. Ах да. Рут, Филип, вчерашняя размолвка… Кейла понимающе кивнула Мэту, и они двинулись навстречу неизбежному.

— Доброе утро, бабушка, Филип! — поздоровалась Кейла. — Может, поговорим?

Пожилая пара отозвалась не сразу.

— О чем?

— Я хочу извиниться за вчерашнее.

— И я тоже, — добавил Мэт. — Если мы вчера и сорвались, так только потому, что любим вас.

Рут гордо держала непокорную голову.

— Значит, вы изменили свое мнение относительно нашего желания пожениться?

— Если честно, то нет, бабушка. Но не стоит ссориться из-за этого. Можно ведь спокойно все обсудить, не горячиться.

Филип переглянулся с Рут, и Кейла уловила их колебание. Перемирие временное, проблема далека от решения. Но все же он ответил:

— Ничего, мы переживем.

— Вот и прекрасно, — просияла Кейла. — А теперь, если ваше приглашение остается в силе, мы бы с вами поехали, поплавали с аквалангом.

Услышав такое, Рут капитулировала — расцвела улыбкой.

— Что ж, только давайте сначала позавтракаем.

В шесть все вместе отправились из порта Луконя и за тридцать минут доплыли до коралловых рифов, которые целый час потом исследовали. Кейла, абсолютно сраженная уже тем, что после элементарного инструктажа поплыла с аквалангом, обомлела, узрев подводное царство.

16
{"b":"71701","o":1}