ЛитМир - Электронная Библиотека

Как же так, все вроде перевернулось. Она зачем, все бросив, сюда прилетела? Почему они стоят сейчас здесь и обсуждают ее отношения с Фрэнком, в то время как ничего еще не решено насчет их самих — Рут и Филипа? Между прочим, Филип что-то им кричит… а-а, они с Мэтом идут в музей — поглядеть на выставку пиратских монет и бутылок. Ну и пусть их, как раз вовремя.

— Бабушка, я ведь переживаю из-за того, что ты намекаешь, будто между нами что-то есть.

Уверяю тебя — это ошибка. У нас с Мэтом нет ничего общего. Я не разбираюсь в основах товаропроизводства, а он не стал бы посвящать свое время принципам работы часовых механизмов. Да и живем мы за тысячи миль друг от друга.

Рут спокойно смотрела на нее.

— Мне кажется, ты все же придаешь какоето значение вашим отношениям.

— Нет никаких отношений! Извини, если это тебя лишает надежд, которые ты питаешь с тех пор, как я была девочкой.

— Я с этим давно уж рассталась. Не отрицаю, думала в свое время, что, когда придет срок, выйдет хорошая пара. Но после той встречи — я ведь ее устроила — ты вернулась домой такая подавленная, а он… он больше ни разу даже не позвонил. — Рут развела руками, признавая — да, в прошлом она допустила ошибку. — Единственное мое оправдание — я знала, что ты увлечена им, и…

— У подростков бывают увлечения, бабушка.

— Что бы это ни было, я лишь хотела дать тебе шанс. Ну а не получилось — у тебя хоть осталась бы в памяти чудесная ночь.

«Чудесная ночь»! О да, она прекрасно помнит ту ночь — каждую ее унизительную подробность.

— Но почему ты продолжаешь настаивать, что у меня к нему что-то есть?

— Да не настаиваю я, а уверена. Вот только не уверена, разумно ли это. А знаешь ты, что он был женат?

— Да, он говорил мне.

— Он очень пострадал, Кейла, слишком пострадал. Так Фил иногда думает. Со времени развода он занимался только своей карьерой, избегая серьезных увлечений.

— Да, и это он мне говорил — что его интересует только работа.

— Возможно, и так. Но Фил думает, что на самом деле он просто боится снова понести душевные потери. Работа — его прикрытие. Не то что он не встречается с женщинами — встречается, конечно, но избегает с кем бы то ни было сколько-нибудь обязывающих отношений. Фил всерьез опасается, что Мэт может ожесточиться и окажется не способен полюбить.

— Ты с ним согласна?

— Нет, не уверена. Судя по тому, как он смотрел на тебя.

— Ох, бабушка, говорила же я тебе: это ровно ничего не значит!

— Ты, вероятно, права. Поэтому я и чувствую себя обязанной предупредить тебя.

— Спасибо, ценю твою заботу. Но я и сама не позволю себе служить кому-нибудь развлечением на каникулах.

— Вот это правильно, девочка. — Рут сжала ее предплечье. — Пойдем присоединимся к мужчинам.

По музею Кейла бродила как в тумане. Мэт заметил ее необычное состояние и спросил:

— Ты в порядке?

Она его уверила, что да, но, когда заглянула в эти загадочные серые глаза, все у нее внутри перевернулось от горя. Вот странно, какое ей дело до его личной жизни? Через два дня они уедут отсюда и больше никогда не встретятся.

Они осмотрели музей и уже направились в агентство за билетами, намереваясь пообедать на корабле, когда обратили внимание, что Рут и Филип отошли в сторону и что-то обсуждают шепотом.

— Эй, люди! — крикнул им Филип. — Мы с Рут собираемся вернуться домой. У нее что-то с желудком.

— Это все из-за лука в морском салате.

— Ты уверена, бабушка, что с тобой все нормально?

— Вполне. Вы оставайтесь и развлекайтесь. До встречи. — Она помахала им рукой.

Мэт и Кейла остались на торговой площади.

Кейла невзначай упомянула, что с удовольствием поплавала бы еще с аквалангом, и Мэт тут же потащил ее в док, чтобы успеть на последний катер, отправляющийся к рифам.

Домой вернулись радостные, но с ощущением некоторой вины — не пообедали со стариками. Мэт позвонил, но никто не отозвался — дверь заперта… Вошли, открыв дверь своим ключом; шторы, защищавшие дом от жаркого дневного солнца, не подняты. Кейла похолодела от дурного предчувствия.

— Бабушка! — крикнула она, выглядывая из окна.

— Кейла, тут записка на столе, — позвал ее Мэт.

«Мэт, Кейла, — нацарапал Филип несвойственным ему небрежным почерком, уже пять часов, а Рут все еще чувствует себя неважно. Мы решили поехать в больницу, проверить, что у нее с желудком. Не волнуйтесь. Надеемся вернуться скорее, чем вы это прочтете».

— К-который час, Мэт? — заикаясь, спросила Кейла.

— Семь тридцать.

Уже более двух часов ее бабушка лежит одна, в чужой больнице, среди незнакомых докторов. Паника охватила ее, лишила всех сил.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Они нашли Рут в приемном отделении «Скорой помощи»: сидя в кресле, в больничном халате, она силилась выглядеть безмятежно. Рядом с ней, держа ее за руку, сидел Филип.

— Бабуля! — кинулась к ней Кейла. — Что с тобой, дорогая? Врач тебя смотрел?

— Успокойся, девочка, думаю, это проявление гастрита.

— Папа, это так? — спросил Мэт.

Филип поднял глаза, и только теперь Кейла заметила, какие они встревоженные, как он измучен и бледен.

— Врач говорит, что она, вероятно, права.

Но для полной уверенности сделал анализы.

— По твоему настоянию, — с притворным возмущением припомнила ему Рут, глядя на него с ласковой теплотой.

— Сейчас мы ждем результатов ЭКГ, — добавил Филип.

— Вы бы присели оба, — мягко предложила Руг.

Мэт пододвинул Кейле стул, но сам не сел.

— Кейла Мэри Брейтон, — усмехнулась Рут, — глазам своим не верю: как это ты в таком виде появилась в общественном месте!

Кейла смущенно оглядела свои помятые шорты и майку со следами кетчупа после обеда: расходящиеся по ней мокрые круги неопровержимо доказывали, что купальник еще не высох.

— Да-а, бабушка, но мне это сейчас безразлично. Главное — я здесь, с тобой.

Вошел врач — невысокий, коренастый, седой, с толстой папкой, которую он прижимал к груди.

— Здравствуйте! — приветствовал врач вновь пришедших.

Когда он открыл свою папку, Кейла поразилась: какая огромная работа проделана за такой короткий промежуток времени, и это только ради одного больного! Тревога ее усилилась.

— Итак, что со мной? — Рут приподняла подбородок, намереваясь, видимо, мужественно принять любой приговор.

— С вами все прекрасно, миссис Брейтон. Я не обнаружил никаких признаков нарушения сердечной деятельности.

Рут не удержалась от радостного возгласа. Донельзя обрадованная, Кейла бросилась к ней с объятиями, но ее уже обнимали другие руки — Филипа. Глаза его были закрыты, лицо напряжено, на тонких ресницах блестели слезы. Кейле стало ясно теперь, в ком больше всего нуждается бабушка. А сама она… ощутив вдруг сильные руки Мэта на своих плечах, вздохнула и прислонилась к нему, благодарная за тепло, за то, что в трудное мгновение он радом.

— Дело в том, — продолжал терапевт, — что состояние вашего здоровья, миссис Брейтон, просто удивительное, если учесть данные медицинской карты, которую вы нам предоставили.

Огромный прогресс по сравнению с тем, что было в прошлом августе, когда случилась ваша история.

Вот это да! Рут привезла с собой медицинскую карту?

— Все очень просто, доктор. — Лицо Руг расцвело в улыбке. — Любовь вот лекарство.

Именно оно помогло мне почувствовать себя лучше так быстро.

Кейла смутилась было, но удивительно — врач слушал с явным интересом.

— Да, это часто помогает, — подтвердил он. — У меня были пациенты, которые с помощью положительных эмоций справились с очень серьезными недугами. — И он весело подмигнул пациентке.

— Значит, я свободна и могу идти?

— Несомненно, мадам. Советую вам зайти в аптеку и купить антацид или бикарбонат соды.

Хорошо помогает также теплое полотенце или бутылка с горячей водой прикладывать к животу. А в будущем старайтесь избегать острой пищи, договорились?

18
{"b":"71701","o":1}