ЛитМир - Электронная Библиотека

Возражает она или нет, а дверь уже распахнулась и официантка направила тележку с едой прямо к столу для переговоров.

— Вы присоединитесь ко мне? — Мэт встал.

— Нет, спасибо, я поздно завтракала.

Завтрак был не поздний, а обычный, но с тех пор, как позвонил отец, у нее пропал аппетит.

Ллойд Брейтон попросил дочь прилететь домой и на вопрос «когда?» ответил: «Как можно скорее. Хорошо бы — завтра». Расстояния между Чикаго и Бостоном для него, кажется, не существует, как и того очевидного факта, что Кейла — человек по горло занятый. Ей непросто в одночасье бросить работу и уехать.

Но ведь речь идет о любимой бабушке… И она вылетела первым утренним рейсом, размышляя, чем может помочь.

— Должен признаться, Кейла, что нахожу ваш визит сюда… занятным. Рид уселся напротив нее и с явным удовольствием поднял крышку с блюда. После встречи с вашим отцом и братом я, разумеется, ждал их дальнейших действий. Но не рассчитывал, что они пришлют самого младшего члена семьи.

Нахлынувшая волна негодования не помешала ей сохранить верный тон спорить бесполезно.

— Я только вчера прилетела.

— Да-да, ваша бабушка упоминала, что вы не живете на Западе.

— Уже пять лет я живу в Чикаго, — уточнила она.

— Хмм… Вот почему я не встречал вас здесь.

«Можно подумать, ты только и делал, что искал меня», — с неприязнью подумала Кейла.

Тот злосчастный вечер, когда Мэта, в общемто, вынудили ее сопровождать, пожалуй, нижняя точка в его карьере сердцееда. Непонятно, почему брат счел, что этот факт дает ей какието преимущества.

Мэт вопросительно посмотрел на нее.

— Так вы уверены, что не хотите есть?

Еда выглядит весьма аппетитно: несколько блюд с тушеными овощами, тонкие ломтики индюшки, макароны, приправленные специями из трав, а также круглые пшеничные булочки и свежие фрукты. В центре столика — бутылки с минеральной водой и разными соками. Кейла взглянула на часы: пора поесть; к тому же такое совмещение экономит время.

Очевидно, Рид тоже образец организованности: офис нашпигован несметным количеством электронных чудес. Через полуоткрытую дверь смежной комнаты видна внушительная коллекция оборудования, соединенного с дополнительными телефонами, телевизорами, видеосистемами. На большом рабочем столе разложены коробки с кассетами, папки и все такое.

Вздохнув, Кейла сдалась — положила себе на тарелку немного овощей.

— Итак, почему вы здесь? Вы еще не сказали мне, — отметил Мэт, наполняя свою тарелку. — Появились новости, о которых я не знаю?

— Ох… нет. Ничего нового. Дело в том, Мэт, что я очень беспокоюсь о бабушке. Мы все встревожены. А приехала я сюда, чтобы сообщить вам, что с ней не все в порядке. Не уверена, что вы в полной мере осознаете, насколько серьезно ее состояние.

Кейла применила подход, подсказанный отцом и Гордоном, — никаких угроз, лишь беспокойство о здоровье Рут и любовь к ней.

— И насколько же оно серьезно? — Он взял из корзинки булочку и посмотрел на Кейлу; в его серых глазах сверкал вызов.

Она налила стакан воды, отпила и с трудом проглотила.

— Видите ли, причины, которые привели ее прошлым летом к инфаркту, не исчезли. Без пристального наблюдения врачей, которые ее хорошо знают, в любой момент может случиться следующий инфаркт.

— В самом деле? — Его темная бровь приподнялась.

Кейла моментально почувствовала себя студенткой, убоявшейся собственного голоса, и все же, по привычке решительно подняв голову, уверенно подтвердила свои слова. Но добилась лишь того, что выразительная бровь поползла еще выше. Черт побери, почему она не подготовилась к этой встрече более основательно? Ей бы позвонить бабушкиному терапевту и, прежде чем предстать пред огненным взором Мэта, вооружиться фактами и цифрами.

— И чего же вы хотите от меня? — холодно подвел он итог.

Такое безразличие задело Кеилу, но ей удалось выдавить подобие улыбки.

— Думаю, вы знаете, где она находится. Рут звонила моему отцу на прошлой неделе, заверила, что с ней все в порядке, а в случае крайней необходимости мы можем позвонить вам и передать для нее сообщение.

На самом-то деле их семья подозревала, что Мэт не только осведомлен, где сейчас Рут, но именно он всецело руководил побегом, заказывал билеты на самолет и устраивал все остальное.

— Да, это правда Вы хотите ей что-то передать?

— Нет, не только. Еще — попросить вас о любезности: не дадите ли мне ее адрес?

Не задумываясь ни секунды, Мэт выпалил:

— Не могу.

Ногти ее больно впились в ладони рук, сжатых под столом.

— Тогда, может быть, номер телефона? Этого достаточно.

— Зачем?

— Я… я хотела бы поговорить с ней, убедиться, что все и правда в порядке.

— Если вы так беспокоитесь о ее здоровье, то, безусловно, захотите большего, не только поговорить по телефону.

— Нет, поверьте мне, это все.

— Тогда почему вы прежде всего попросили адрес?

Просчет! Она разозлилась и на него, и на себя.

— Вы правы, абсолютно правы. Я хотела ее навестить, лично удостовериться. — В конце концов, честность — лучшая политика, это общеизвестно. — Надеюсь, мне удастся убедить ее вернуться в Бостон. — Ну вот, все карты раскрыла… или почти все…

В ответ он так долго и пристально ее разглядывал, что она смутилась.

— Вы уверены, что ее здоровье — единственное, что вас тревожит? — В вопросе прозвучала нескрываемая насмешка.

Кейла уловила это, и глаза ее широко раскрылись.

— Простите?..

— Рут — здоровая женщина, — уже спокойно констатировал Мэт.

— Уж не думаете ли вы… Ее деньги меня абсолютно не интересуют.

— Как забавно.

Опять этот циничный тон. Надо найти способ защититься от его враждебного настроя, убедить его.

Мэт нетерпеливо взглянул на часы.

— Кейла, я предлагаю на этом расстаться. В час у меня назначена встреча.

Она задохнулась от возмущения.

— Как это понимать? Я действительно беспокоюсь о ней и… и о ее психическом здоровье.

Кейла судорожно сглотнула, внезапная боль пронзила ее. Ухудшение умственных способностей Рут как раз и волновало Кейлу больше всего, именно это и заставило ее прибыть сюда.

Отец тоже подозревал, что Рут… ну, вроде вступила в первоначальную стадию маразма, что ли.

Ее бабушка, самая выдающаяся деловая женщина, какую Кейла когда-либо знала! Она всегда была такой, на протяжении почти всей своей семейной жизни с Брейтоном, еще задолго до того, как двенадцать лет назад, после смерти мужа, взяла бразды правления в свои руки.

Кроме того, как-то так получилось, что для Кейлы она и самый близкий человек — вроде матери.

Знала бы вовремя, так поехала бы домой на Рождество. Гордон заявил, что у Рут тогда уже появились странности в поведении. Будь она с бабушкой поговорили бы, и, быть может, все дальнейшее удалось бы предотвратить. Но в ее магазине так не хватало рабочих рук, один за другим все болели — и Кейла осталась в Чикаго. Ко всему прочему Фрэнк попросил ее провести каникулы в его семье, и она согласилась, потому что отношения их подошли к той черте, когда они уже обсуждали возможность брака.

— Объясните, — глаза Мэта сузились, — что именно вы имеете в виду, когда беспокоитесь о ее психическом здоровье.

Кейла разом проглотила все овощи, набранные в рот.

— Попробую… В последнее время казалось — она немного не в себе. Стала забывчивой, рассеянной. Ну, например, вот недавно: встретилась на улице с соседкой — и прошла мимо, не поздоровавшись. И еще много других случаев, когда ее поведение можно назвать… не вполне адекватным. Ах да, еще: что подумать, если человек улыбается, когда ничего смешного и нет?

Мэт Рид помрачнел еще больше, а Кейла припоминала:

— Как-то Гордон, когда был у нее, видел, как грузовик Армии спасения увозил большую часть вещей из ее гардероба. В другой раз брат оказался у нее в тот момент, когда она вернулась из салона красоты.

— Что же она такое там совершила?

— Подстриглась и сделала перманент. — Кейла тщетно силилась представить элегантную, аристократичную Рут, много лет носившую гладкий, блестящий шиньон, в мелких завитках. — А еще через две недели перекрасилась, совсем печально добавила она. — В блондинку.

2
{"b":"71701","o":1}