ЛитМир - Электронная Библиотека

— А как же быть с твоим отдыхом? У тебя ведь еще целая неделя здесь.

— А я сразу вернусь, как только все устрою в Бостоне.

Кейла вздохнула с облегчением — кажется, это самый ее свободный вздох за всю неделю.

— Прекрасно, бабушка. Так я закажу нам билеты на субботу.

Свадебная церемония состоялась в саду Гроувзов — двенадцатиакровом раю, названном так в честь основателей Фрипорта — Джоржет и Уоллиса Гроувз. Это была очень простая церемония, проведенная местным официальным лицом и засвидетельствованная кучкой посетителей сада, очень обрадованных неожиданным и таким приятным дополнительным развлечением.

Ни марша Мендельсона, извлекаемого из громоподобного органа, ни цветных витражей, ни горящих свечей — в высшей степени просто, но Кейлу тронула до слез эта лаконичная красота.

Сложные, волнующие чувства переполняли ее, когда она, фрейлина, стояла со стороны бабушки. Теплый, влажный воздух, напоенный запахом экзотических цветов и трелями загадочных южных птиц, обволакивал присутствующих.

Мэт стоял со стороны отца, свободно сцепив пальцы рук. На нем были самый обычный, спортивного кроя пиджак из хлопка, белая рубашка и серые брюки; зато галстук — явно новый. Взгляд его неподвижен, а мысли, кажется, витают где-то далеко. Интересно бы знать, о чем он сейчас думает. Вид у него далеко не безмятежный. Неужели все еще переживает ее атаку?

Неожиданно Кейла заметила на себе внимательный взгляд его оживших теперь, взволнованных глаз и чуть-чуть улыбнулась ему: пусть поймет — она просит не сердиться за вчерашнее, между ними нет такой дистанции, какая создалась за эти сутки. И-о чудо из чудес! — он улыбнулся в ответ; она сразу почувствовала, как всю ее охватывает знакомый жар.

Он изучает ее, оглядывает с головы до ног…

Что ж, сегодня она ничего против этого не имеет — выглядит вроде недурно. Туалет она выбрала романтический, женственный, с венецианскими кружевами в серо-голубых тонах, прелестно подчеркивающими персиковый тон ее кожи и светлые волосы. Необычно долго возилась с макияжем, с особым тщанием расчесывала щеткой кудри, пока они не заблестели и не легли свободными золотыми волнами.

Да, она хотела быть для него как можно привлекательнее, ради этого приложила столько стараний. И еще — чтобы он желал ее, как она желает его. Глупо, конечно, и бессмысленно: они, вероятно, никогда больше не увидятся, после того как она вернется в Чикаго.

Между тем Рут повторяла: «…в радости и в горе, в богатстве и в бедности…»

Мэт однажды уже произносил те же слова…

Нет, только воистину сумасшедшая женщина оставит такого мужчину!

— А теперь я объявляю вас мужем и женой! — торжественно объявил священник.

Слава Богу, церемония окончена. Филип запечатлел поцелуй на щеке Рут зрители азартно зааплодировали. Кейла стряхнула с себя оцепенение и шагнула вперед, чтобы присоединиться к поздравляющим.

— Мои поздравления, папа! — Мэт обеими руками сжал руку отца, а потом повернулся к Рут и тепло ее обнял.

Кейла последовала его примеру. В момент сплетения рук и произнесения наилучших пожеланий она уголком глаза наблюдала за Мэтом. Теперь они одна семья, что бы ни случилось в их жизни; одна семья, образованная этими двумя немолодыми, преданно любящими друг друга людьми. Ей стало как-то тепло и радостно.

В саду они пробыли еще около часа, прогуливаясь по тропинкам, восторгаясь буйной растительностью и делая снимки. Рут и Филип шли вдвоем, рука в руке, на некотором расстоянии от молодых людей, — им хорошо вдвоем, и мешать они никому не хотят. Кейла и Мэт после вчерашней ссоры чувствовали себя неловко, и оба упорно молчали.

Молодожены остановились у «бассейна исполнения желаний» — дно его было усеяно монетами. Посмеиваясь, как подростки, они наклонились над ограждением и бросили каждый по монете.

— А вы не загадаете желание? — удивилась Руг.

Мэтью в ответ лишь пожал плечами, а Кейла неестественно засмеялась.

— Мы не так богаты, чтобы швыряться деньгами.

— О Господи! — воскликнула Рут, но не рассердилась, слишком была для этого сегодня счастливая.

Они с Филипом просто ушли, предоставив этим молодым старичкам делать что хотят.

Кейле стало совсем не по себе, она шагнула к перилам и уставилась на расходящиеся по воде круги. Почему она не приняла участие в этой безобидной, веселой игре — загадать желание?

Мэт облокотился рядом с ней на перила.

Они завороженно смотрели на залитый солнцем бассейн, и Кейла подумала: почему бы не теперь? Это так легко — загадать желание, вынуть монету из кошелька и швырнуть ее в бассейн?

Чего бы она себе пожелала? Успеха своим магазинам? Чудесной свадьбы? Долгого, счастливого брака? Умных, здоровых детей? Естественные желания на этом этапе ее жизни… Не сознавая до конца, что говорит, она пробормотала:

— Будь осторожен, загадывая желание…

Близко-близко к ней, чуть не касаясь, Мэт закончил:

— …ибо может оно исполниться.

Будто под действием неведомой силы, Кейла повернулась взглянуть на него; он сделал то же.

— О, Мэт, я вся в шрамах! — воскликнула она. — Ты абсолютно прав. И потому я была вчера такой ведьмой.

Улыбка согрела его взгляд.

— Знаю, Кейла.

— Я не понимаю, кто я и куда двигаюсь.

Он провел тыльной стороной ладони по ее щеке.

— Может, ты не так уж и растерянна, как представляешь. По-моему, участие в этой свадьбе — очень верный шаг на твоем пути. Все дело в том, как далеко ты захочешь и сумеешь пойти.

Признание висело между ними в воздухе — признание, о котором он, возможно, и не подозревал… или подозревал?

Утонувшая в его глазах, Кейла чувствовала себя в безнадежном плену его обаяния. И в это мгновение она поняла, что есть другая причина — возможно, она-то и подлинная — ее вчерашней злости и неуправляемости. Никакие заклинания не помогут ей спастись от неудержимого влечения к Мэту — душа ее, видно, имеет на этот счет собственное мнение. И нет у нее никакой зашиты от его колдовских мужских чар, от этой своей уязвимости. Разум ей диктует, что надо делать, а сердце совершает лишь то, что ему, сердцу, отрадно…

— Мэтью? — Голос Филипа донесся как с другой планеты.

Кейла томно вздохнула и медленно повернула голову… Мэт проглотил ком в горле и с трудом отвел от нее взгляд.

— Да, папа? Вы уже…

— Ты нас не сфотографируешь?

— Ну конечно, папа, с радостью. Оставайтесь там, на месте. Не двигайтесь!

Из сада Гроувзов Мэт привез их в уединенный ресторан со столиками, расставленными прямо на пляже. В этой обстановке они в своих костюмах выглядели явно нелепо. Ну и пусть — не оставаться же без ланча?

Окончив пиршество, сразу поехали в аэропорт.

— Мы вам позвоним завтра вечером, когда будем возвращаться, — напомнил Филип.

— Ждем вас дома с нетерпением! — заверил Мэт.

— Ах да, не забудьте: на сегодня вам заказан обед в ресторане на пляже. Пригласительные билеты — на обеденном столе.

— И помните, — погрозила пальцем Рут, — живите дружно!

— Вам пора! — Кейла подтолкнула их к дверям терминала.

Подождали, пока взлетит самолет, медленно развернулись и направились к выходу.

— Итак, чем бы ты хотела заняться, Кейла?

— Прежде всего — переодеться во что-нибудь удобное. — Она толкнула дверь.

— Отличная мысль. А потом?

— Позвонить домой, — Кейла закусила губу, — рассказать обо всем отцу.

Мэт приостановился на мгновение.

— Ты уверена, что это нужно, и именно сейчас?

— Да, несомненно.

— Но Рут же вызвалась вернуться с тобой.

— Знаю-знаю. Но в ее возрасте, с ее здоровьем такой стресс… Нет! Объявить отцу, что она вышла замуж за Филипа, — моя проблема и моя обязанность. Самое малое, чем я могу ей помочь, — это позвонить и принять на себя первый удар.

22
{"b":"71701","o":1}