ЛитМир - Электронная Библиотека

— Кейла, для женщины нет ничего необычного в том, чтобы завить и покрасить волосы.

— Вообще-то конечно. Но это абсолютно нехарактерно для Рут Брейтон. А ее гардероб? Бабушка всегда покупала только классическую одежду, не подверженную изменениям моды. — Она помолчала. — А по-настоящему нас расстроило, — теперь Кейла цитировала отца, — открытие, что однажды вечером она отправилась куда-то с вашим отцом. На свидание. Бога ради, подумайте только!

Вилка в руке Мэта замерла на полдороге ко рту, он медленно опустил ее.

— А что тут дурного, если двое немолодых людей иной раз выйдут вместе пообедать? Вы боитесь, что ваша бабушка, с ее пошатнувшимися умственными способностями, может быть обманута? И кто же больше всего способен на это, как не человек, который изнутри знает состояние ее финансов?

— Н-не совсем так. Я…

— Не юлите, Кейла. Все это я уже слышал от вашего отца и брата. Вы вообразили, что мой отец каким-то образом обманывает Рут, сладкими речами заставляя оплачивать отдых. А может, уже подбирается и к ее акциям или другим сбережениям.

Нет, она так не думала. Что истинно ужасало отца и брата, а теперь и ее, так это опасение, что Филип Рид замыслил забрать в руки все дело Брейтонов. Очень просто: он женится на Рут и переживет ее, поскольку он значительно моложе. Впоследствии, будучи вдовцом, унаследует ее должность председателя правления, что в соответствии с уставом корпорации практически сделает его владельцем компании.

С такой же легкостью Филип унаследует и остальное состояние Рут — если учесть, какое количество юридических документов он может побудить ее изменить в свою пользу. Это касается прежде всего большого старинного особняка в Ньютоне — Кейла очень его любила, — бесценного антиквариата, картин, страховых полисов, ценных бумаг, да мало ли чего еще…

Мысль об утрате семейного имущества, конечно, потрясла Ллойда, но куда меньше, чем панический страх потерять контроль над компанией. Как можно, чтобы она попала в лапы постороннего?! Он сам говорил вчера — ведь никогда и вопроса не возникало, кто станет преемником матери, когда она отойдет от дел: Ллойд крутится на заводе с двенадцати лет. А каково теперь Гордону, и думать не хочется.

— Что ж, допускаю, — уступила Кейла. — О ее средствах я беспокоюсь, конечно, но лишь постольку, поскольку это связано с состоянием ее здоровья. Почему бы вам не взглянуть на проблему с нашей стороны? Мы любим Рут, встревожены ее болезнью. Почему вы не хотите помочь нам?

Мэт потряс головой, язвительно смеясь.

— Странные вы люди. Почему-то возомнили, что я должен помогать вам. И это после того, как вы обвинили моего отца в преднамеренном надувательстве старинного друга и клиента? А меня — в сговоре с ним? Уже за одно такое подозрение мне следовало бы вышвырнуть вас, не задумываясь о том ущербе, который это нанесло бы моей репутации, стань известным хоть одно слово из ваших обвинений.

Кажется, он по-настоящему зол не только на ее отца и брата, но и на нее тоже.

— Простите, ни у кого и в мыслях нет… наносить вам удар. Встань вы на наше место — поняли бы наши опасения.

— О, я вас прекрасно понимаю. Вы, Брейтоны, просто помешаны на своих деньгах.

Эх, бросить бы прямо ему в лицо: дело не только в деньгах! А в самой компании — в 1800-х годах их прапрапрадедушка создавал ее в тяжелой борьбе; дело в заводе, живом и действующем, в запахе дерева и лака, в шуме машин; в особом понимании принципов работы часового механизма, знании дизайна часов, в качестве часов, поддерживаемом на протяжении столетий, и гордости за них! А для нее лично — еще и в тех магазинах розничной продажи часов, которые она сама открыла!

— Тогда как же вы объясните их побег? Они знают друг друга тридцать пять лет. И вы предлагаете нам поверить, что ваш отец неожиданно сражен неотразимым очарованием бабушки?

Уфф! Самое время нашли! А что вы скажете по поводу тайных планов вашего отца? Если его намерения столь благородны, почему же они скрылись, не сказав никому ни слова, а? Нет уж, боюсь, мою бабушку умышленно и с недобрым намерением уговорили пойти по пути наименьшего сопротивления, и…

— Мисс Брейтон! — ледяным голосом остановил ее Мэт. — А не приходило вам в голову, что одураченной стороной может оказаться вовсе не ваша бабушка?

Кейла запнулась на полуслове — и отпрянула в ужасе, возмущенная, когда до нее дошел смысл его слов.

— Это абсурд!

— Отчего же? Потому что мой отец не так богат, как Рут? — Холодный зимний свет подчеркивал непреклонное выражение его лица. — У него денег гораздо больше, чем вы, Брейтоны, очевидно, думаете. — Мэт Рид, тяжело вздохнув, уставился в пространство перед собой. — Порой, Кейла, из всех существующих видов надувательства финансовое лишь самое безобидное. — Он отодвинул тарелку с едой, не съев и половины.

Кейла вглядывалась в него с недоумением.

— Мне трудно взять в толк, о чем вы. Но если, по-вашему, моя бабушка обвела вокруг пальца вашего отца, почему вы помогли им бежать?

— Да потому, что мне нравится Рут, черт побери, и она нуждалась… — Он оборвал себя на полуслове, с досады и злости запустив руку в волосы.

Вот так так! Интересно, дошло до него, что он себя выдал — признал свое участие в их побеге? Кейла хмуро смотрела на него, сидя напротив за столом. Вчера, в разговоре с отцом и Гордоном, она выражала сомнение по поводу их домыслов. Утверждения отца, в сущности, голословны. Ллойд рассуждал просто: Филип женится на Рут, унаследует после смерти состояние жены, а в будущем наследство, естественно, перейдет от отца к сыну — к Мэту. Возможно, Ллойд и прав и Мэт Рид в самом деле разрабатывал план действий вместе с отцом…

Но почему, собственно, ее-то так сильно задевает эта мысль?

— Так вы дадите мне номер ее телефона? — предприняла она очередную попытку.

— Нет! — выстрелил он в ответ.

— Почему же — нет?

— Потому что не хочу.

Она невольно улыбнулась.

— Не хотите. — И, взяв сумочку, поднялась. — Что ж, поступайте как знаете.

Когда Кейла уже взялась за ручку двери, голос Мэта остановил ее:

— Подождите, не уходите.

Она молчала, с трудом сдерживая улыбку удовлетворения. Это отец и Гордон настояли, чтобы она прежде всего встретилась с Мэтом Ридом — самый короткий путь поиска Рут. Еще Ллойд предупреждал: не поможет Мэт, так и не стоит к нему подлизываться. Они в любом случае должны найти Рут, и отыщут ее.

Она обернулась: этот упрямец сидит злой как черт и мрачный как туча.

— Что у вас там еще заготовлено?

— Не поняла, простите?

— Вы бы так скоро не сдались, не будь у вас другого плана.

— Вй-Богу, право, если уж ничего нельзя от вас добиться…

— Ваш отец намерен угрожать мне, вменять криминал?

Ей стало нехорошо, но она молчала, и он уточнил:

— Вы понимаете, о чем речь — о моей роли в похищении, моей помощи и содействии.

— Нет, ммм… конечно, нет. А что касается другого плана, тут вы правы. Я пришла сюда, рассчитывая на вас, на ваше доброе участие. Но и без вас мы найдем бабушку. Сами понимаете, мы уже обратились к частному детективу, он уверен, что поиск не займет больше нескольких дней.

Ну и челюсть у Мэта — настоящий гранит, вроде того, что так щедро задействован в декоре его офиса.

Он с любопытством воззрился на нее.

— А если я скажу, что этот умелец только зря потратит время? Рут вне досягаемости.

Теперь она точно так же, оценивающе, принялась изучать его: правда это или он просто пугает?

— На вашем месте, мистер Рид, я бы поискала хорошего адвоката. Вы ответите за последствия, если Рут пострадает хоть в каком-нибудь отношении — финансовом, физическом, моральном или любом другом…

Трель телефонного звонка прервала ее предостерегающую речь и заставила разом вскочить обоих. Кейла взглянула на стол Мэта: там телефонный аппарат с трубкой для набора.

Странно — звонок не оттуда… Ага, глаза Мэта остановились на другом аппарате, на столе председателя. Телефон зазвонил в третий раз.

3
{"b":"71701","o":1}