ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Последовал взрыв аплодисмент ов, и воодушевлен ный ими знаменитый автомобилес троитель продолжал свои объяснения. Но тут к мистеру Хоппу подошел служитель.

- Только что звонили из вашего дома, сэр, - сказал он. - Мисс Лиззи нет, а ее автомобиль видели среди сбежавших машин.

На лицо великого инженера тенью легла тревога. Дочь была для него дороже всего на свете, и теперь он уже был почти не в состоянии не только говорить сам, но и понимать то, что говорят другие. И прежде чем репортерам удалось его настигнуть, он вскочил в одну из старых машин, оставшихся на улице.

III

- Что могло случиться, Гаррисон?

Помощник Хоппа заложил толстые ручки за спину:

- Кто знает? - ответил он. - Всего вернее, ничего особенного, я думаю, Лиззи просто решила последовать за этой свитой дьявола.

- Поедете со мной?

- С превеликим удовольстви ем.

Гаррисон сел, и машина тронулась, Хопп повел ее тем же путем, каким проследовал и сбежавшие от людей машины. Ночь была теплая и ветер, с утра полоскавший тысячу вымпелов на "Доме автомобиля", теперь спал усталый. Лучи света от фар машины Хоппа глубоко вонзались в мрак под развесистым и вязами по обе стороны дороги, и асфальт, отполирован ный прикосновен иями резиновых шин, блестел как лакированны й или мокрый. Обычно здесь в любой час дня или ночи можно было увидеть мчащихся путешествен ников, но сейчас место это дышало пустыней. Странное происшестви е так напугало людей, что никто не рисковал выехать из города на машине, поскольку неизвестно было, куда та может увезти. Браня тихоходност ь старой перечницы, Хопп въехал на ней вверх по склону и сделал три поворота, после чего подъем кончился и начался спуск в долину. Дорога тянулась дальше, широкая и манящая с двумя рядами огромных рекламных щитов по сторонам, в темноте металлическ ие буквы на щитах вспыхивали от света фар.

Через четверть часа Хопп и Гаррисон увидели на краю дороги груду металла, которая еще недавно была двухместным "Пингром". Чуть дальше лежал перевернуты й, взывая к небу всеми четырьмя колесами, легкий грузовичок, на боках у него были страшные вмятины. Дальше дорога уже свободная от препятствий, шла к повороту за которым был мост через реку. И когда они поднялись из лощины у Гаррисона вырвался крик удивления:

- Хопп, смотрите!

И он показал на плоскогорье Гарца. Скрытая во мраке, слившаяся с ночною тьмой огромная гора горизонталь но срезанная на протяжении многих километров, была совсем близко. И именно на ней, на увенчивающе й ее песчаной равнине наблюдался сейчас странный феномен, вызвавший восклицание Гаррисона. Из одного конца плоскогорья в другой протянулся полосой белый, из- за расстояния несколько рассеянный свет. Как во время величествен ного извержения вулкана ночью в темноте пересекалис ь сотни лучей. Зрелище было необычайно красивое.

- Это они, - сказал Гаррисон.

Хопп, не ответив увеличил скорость. Проехали еще с полчаса по равнине, потом дорога пошла зигзагами вверх. По обе стороны - скалы, напоминающи е чудовищ, а выше дремлющие сосны, свежий ветер обрывы путь над бездной.

Машина уже въезжала вверх по последнему, очень крутому отрезку дороги перед плоскогорье м, когда вдруг дорогу рассекла полоса света. Сбоку выдвинулось что-то огромное, и наконец они разглядели что это грузовик. Грузовик остановился. Громадный, широкий, мощный. Капот его, короткий и низкий напоминал рыло свирепого кабана Фары как страшные пылающие гневом глаза оглядывали дорогу. Колеса, серые широкие шероховатые, походили на лапы, тоже серые широкие и шероховатые какого-то толстокожег о животного. Глухо хрюкнув клаксоном грузовик сорвался внезапно с места и ринулся по дороге вниз, навстречу им.

- Осторожно, Хопп! - закричал Гаррисон.

Отец Лиззи быстро, но ловко маневрирова л на широкой дороге пытаясь проскользну ть слева от катящегося на них чудовища. Грузовик остановился опять. Мощный свет его фар слепил Хоппа и Гаррисона и до смерти перепуганно му Гаррисону казалось, что эти большие и круглые источники желтоватого света моргают и вспыхивают гневом как глаза человека. Корпус грузовика содрогался. Хоппу и его помощнику было видно, что в кабине никого нет и, хотя оба старались не показать этого друг другу, и Хоппу, и Гаррисону стало жутко оттого, что не человеческа я, а иная воля управляет автомобилем. И когда Хопп резко повернул машину вправо грузовик на них бросился.

Избежать столкновени я не удалось. Стальное рыло чудовища ударило сзади, и их машина, застонав всеми своими частями, накренилась . Одно колесо сорвалось с оси и покатилось под уклон, и машина, потеряв устойчивост ь, перевернула сь на тот бок, с которого слетело колесо. Шеф Гаррисона оказался под своим помощником, а Гаррисон, пытаясь преодолеть вес собственног о живота, судорожно искал, за что ухватиться. Грузовик тем временем дал задний ход и остановился, а его клаксон снова издал звук, похожий на хрюканье.

Хопп первым выскочил на дорогу, а странный враг, обуянный теперь злобой вдвое более сильной, чем прежде, уже наезжал на их машину. Удар, за ним звон разбитого стекла; маленький автомобиль, отброшенный враждебной громадиной, несколько раз перевернулс я, и из него, как внутренност и из открытой раны, посыпались подушки сидений и металлическ ие детали. Гаррисон, который, когда произошло столкновени е, стоял на асфальте еще только одной ногой, сейчас покатился по дороге. Хопп подбежал к нему и помог встать.

- Пустяки, - успокоил его помощник.

Грузовик между тем толкал изуродованн ую машину к краю дороги и, наконец, хорошо рассчитанны м ударом сбросил ее с крутого склона. Автомобиль стал сползать вниз, потом послышались частые и громкие удары, и, наконец, все стихло. Грузовик снова дал задний ход.

- Спрячемся, - сказал толстый Гаррисон. - Боюсь, что на дороге нас ничего хорошего не ждет.

И, схватив Хоппа за руку, почти насильно заставил его сойти на обочину. Дорога снова опустела, а Хопп и Гаррисон стали подниматься по каменистому склону.

Красивым, как известно, плоскогорье Гарца сейчас не назовешь. Быть может, прежде, когда оно было частью морского дна, на нем росли невиданной красоты водоросли или кораллы в виде причудливых деревьев; быть может, в те давние- давние времена на поверхности Гарца скользили тени прекрасных рыб, плававших в ласкающей зеленоватой прозрачной воде, и ковром стелился жемчуг, и медузы в своих нарядах фей медленно проплывали над живыми цветами с длинными лепестками; появлялись морские коньки, похожие на маленькие фигурки шахматных коней, вертикальны е и строгие, и казалось, что они своими изящными лошадиными мордочками все обнюхивают. Но с тех самых пор, как изменения земной коры в эпоху оледенения превратили то, что до этого было дном моря, в вершину горы, плоскогорье, о котором идет речь, остается одним из самых безрадостны х мест на земле. Те немногие рахитичные кусты, которые только и растут на его поверхности , отказываетс я есть даже скот. Эту пустынную равнину часто метет ветер, поднимая столбы мелкого серого песка. Поэты этих мест, верные своему долгу вое воспевать, смогли увидеть в Гарце лишь убежище призраков, куда прилетают на шабаш ведьмы, хотя ни один серьезный человек не пытался утверждать, что видел на Гарце что-нибудь, хоть отдаленно напоминающе е ведьму. Высказывало сь также предположен ие, что плоскогорье скрывает в себе залежи железной руды, но даже поверхностн ого геологическ ого исследовани я оказалось достаточно, чтобы всем стало ясно: людям не хочется верить, что в природе может существоват ь столько квадратных километров не пригодной ни для чего земли.

Однако, как ни красив мог быть Гарц в те времена, когда оставался морским дном, едва ли он был красивее, чем этой ночью, когда Хопп и Гаррисон прибыли сюда в поисках девушки, увезенной маленьким желтым автомобильч иком. На огромном пространств е собрались тысячи сбежавших из города автомобилей, и от их фар было светло как днем. Изящные прогулочные машины и громады, предназначе нные для перевозки грузов, непрестанно двигались, появлялись и исчезали; зеленый, голубой или лиловый свет фар двухместных легковых машин и красные габаритные огни позади напоминали праздничную иллюминацию. Нестройным шумом звучали гудки бесчисленны х клаксонов. Вот медленно движется по плоскогорью, словно наблюдая за тем, что происходит вокруг, целая группа машин; в другом месте автомобили случайно или по привычке стали в одну длинную линию - так, как на улицах и площадях городов, неподвижные и будто уснувшие, чуждые всему, что происходит вокруг, они дожидаются своих хозяев, которые в это время в театре или в гостях. Но преобладало все же беспорядочн ое движение. На огромной скорости проносились гоночные машины; длинные, похожие на стрелы, они то терялись во мраке, то возвращалис ь. Сотни автомобилей самых разнообразн ых форм и размеров мчались во всех направления х, но не сталкивалис ь и даже не задевали друг друга, а двигались с уверенность ю и точностью, которые восхитили бы самого опытного шофера. Оттого, что автомобили ни мгновения, ни одной тысячной доли секунды не стояли на месте, все время менялся и рисунок света на плоскогорье, и это придавало зрелищу фантастичес кий вид.

3
{"b":"71708","o":1}