ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Это ужасно, сэр,.. - всхлипывая и прижимая к глазам платок, заговорила Ухура. - Надеюсь, с дочерью доктора ничего не случилось.

Эти слова будто ножом полоснули Кирка по сердцу. Он постарался отогнать горькие мысли. Хотя бы на время. Чтобы хоть как-то успокоить связистку, капитан через силу улыбнулся.

- Благодарю вас, лейтенант, - сказал он, вставая с кресла. - Теперь слушайте команду! Астронавигатору рассчитать курс на Центавр. Скорость максимальная! Штурман, лечь на заданный курс и предельно внимательно следить за кривизной пространства.

- Есть, сэр! - хором ответили Зулу и Чехов.

- Мистер Зулу, - продолжал Кирк, - в мое отсутствие принимаете командование на мостике. Мистера Спока по пустякам не беспокоить. Если что-нибудь понадобится, я буду в лазарете. Вопросы есть?

Никто не издал ни звука. В гробовой тишине капитан проследовал к лифту, и когда двери за ним закрылись, Ухура закрыла лицо ладонями и, никого не стесняясь, заплакала.

Все еще не пришедший в себя после ужасного известия лейтенант Зулу доплелся до капитанского кресла и, буквально рухнув в него, отдал распоряжение увеличить скорость до пяти ворп.

***

Доктор Леонард Маккой был погружен в работу. За это утро он оказывал помощь уже двадцать седьмому пациенту с переломом. На этот раз у одного из астронавтов оказались сломаны кости голени. Доктор накладывал ему компрессионный аппарат, который обеспечивал поврежденной конечности стабильное неподвижное положение, препятствовал образованию отека и, тем самым, позволял относительно сносно передвигаться.

Послышалось шипение открывающихся дверей, и в помещение лазарета вошел капитан.

- Привет начальству, - не отрываясь от своего занятия, произнес Маккой. Слава Богу, что вернули гравитацию. Правда, теперь роботы-уборщики будут ползать целую неделю.

Он закрепил повязку, дал раненому несколько наставлений и расписался в истории болезни. Только теперь Маккой заметил, какой усталый и озабоченный вид у его друга.

- Что-нибудь случилось, Джим? - настороженно спросил он.

- Боунз, сделай перерыв. Надо поговорить, - тихо произнес капитан.

- Сестра Чейпл, - не сводя с Кирка глаз, позвал доктор. - Примите следующего пациента. Я отлучусь на несколько минут.

Он вытер руки бумажным полотенцем, бросил его в урну, и они направились в библиотеку медицинской литературы, примыкавшую к лазарету. Друзья вошли в пустое помещение, и двери за ними автоматически закрылись.

Через несколько минут Маккой и Кирк покинули библиотеку и разошлись в разные стороны. Доктор отправился к своим больным, а капитан, постояв немного, глянул ему вслед и нажал кнопку вызова лифта. "Маккой, как всегда, - Маккой", - подумал он. Вернувшись в лазарет, доктор молча приступил к работе и в течение дня лишь изредка отдавал короткие распоряжения.

***

Ухура по распоряжению капитана собрала всех, занесенных в список, в зале заседаний звездолета. Обычно здесь проходили собрания, лекции, различные общественные мероприятия, а однажды даже церемония бракосочетания.

Среди собравшихся Кирк увидел медсестру Констанцию Изихари. От ее привычной жизнерадостности не осталось и следа. Как и все остальные, она с тревогой и ожиданием смотрела на капитана.

Кирк сообщил собравшимся о том, что случилось на Центавре. Он старался говорить как можно спокойнее, но не скрывал всей правды. Капитан так же сказал, что в настоящее время "Энтерпрайз" движется в направлении Центавра, и все возможности корабля будут использованы для оказания помощи пострадавшим.

Собравшиеся реагировали на это сообщение по-разному. Были, конечно, и слезы, но все же Кирк с удовлетворением (если уместно здесь это слово) отметил, что в целом реакция была сдержанной, без истерик и заламываний рук. Все понимали, что впереди их ждет долгая и трудная работа.

***

Запись в вахтенном журнале:

"Галактическое время 7513,5. Капитан Кирк: нам удалось, по крайней мере на какое-то время, взять ситуацию под контроль. Движемся в сторону Центавра со скоростью 5 ворп. Стабилизаторы и активаторы антивещества в установках искривления пространства работают нормально, однако корабль полностью находится на ручном управлении. Практически все бортовые компьютеры вышли из строя. Гравитацию стабилизировать удалось, температура на борту поддерживается на уровне 21,6 градусов по Цельсию с помощью аварийных калориферов. По-прежнему очень высокая влажность из-за утечки большого количества жидкости. В связи с этим вызывает опасение вероятность возникновения коррозии в открытых участках кабельной системы. Поскольку аварийная ситуация взята под контроль, считаю необходимым обсудить с членами экипажа план наших дальнейших действий на Центавре".

***

По приказу Кирка весь офицерский состав команды крейсера собрался на совещание в зале заседаний. Предстояло обсудить объем спасательных работ, которые они могут обеспечить на Центавре. Прежде всего, здесь присутствовали руководители основных служб: Спок, выполнявший обязанности первого помощника, консультанта по науке и инженера вычислительного центра. Монтгомери Скотт не смог присутствовать, так как дежурил возле ворп-двигателей. Медицинскую часть представлял заместитель Маккоя доктор М'Бенга. Здесь же были лейтенант Ухура и Павел Чехов с наложенным во всю щеку компрессом. Он являлся представителем отдела астронавигации.

Первоначальный шок после полученного известия постепенно сменился тягостными раздумьями и осмыслением произошедшего в Новых Афинах. Единственным, кто как всегда выглядел совершенно безмятежным, был Спок.

"Конечно же, - думал Кирк, - он потрясен не меньше остальных. Наверное, никогда не смогу понять, как ему удается контролировать свои эмоции. Даже завидно иногда. У Боунза тоже нервы железные... Но Джоанна!.." Впадать в уныние командиру корабля не подобало ни в каких обстоятельствах, и Кирк снова постарался отогнать эти мысли. Он обратил взгляд в зал, где офицеры ожидали начала совещания, и по их лицам понял, что никто даже не предполагает, какие чувства бушуют в душе капитана.

14
{"b":"71709","o":1}