ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

***

Позади связистки послышалось знакомое шипение дверей турболифта и раздался знакомый, с хрипотцой, голос:

- А-а-а! Кого мы видим! Очень рад, лейтенант Ухура, что наконец пришел ваш звездный час.

Девушка остановила запись и развернула кресло в сторону вошедших. Это были доктор Маккой и лейтенант Сидеракис. Услышав поздравления, Ухура смущенно заулыбалась.

- Добро пожаловать! - радостно произнесла, она. - Питер, как ты себя чувствуешь?

Как всегда немногословный, Сидеракис кивнул в ответ.

- Готов приступить к дежурству, мэм.

- Я за него ручаюсь, - заговорил доктор. - Питеру здесь будет гораздо лучше, а то мы с ним рискуем свихнуться от скуки, если будем прятаться по углам: я в лазарете, он в каюте. Решили побыть немного в обществе, вот и пришли.

- И правильно сделали, доктор. Мне, кажется, Флорес с большой радостью уступит лейтенанту один из постов.

Досси Флорес действительно с видом явного облегчения смотрела на Сидеракиса.

- Прошу вас, Питер, устраивайтесь, - сказала она.

- Спасибо, Досси. Как тут обстановочка?

- Никаких происшествий. Находимся на стационарной орбите и твердо держимся курса. Защитные экраны включены на всю возможную мощность. В настоящее время находимся над западным побережьем северного континента в районе города Макивертон.

- Да, - печально произнес Сидеракис, - знаю, где находится этот город.

Его слова снова заставили всех присутствующих вспомнить, что штурман родился на Центавре, стоявший позади него Маккой озабоченно нахмурился.

- Извините, Питер, - нарушила неловкую тишину Флорес. - Ну... В общем, где мы, сейчас понятно. Я отключаю ваш пульт от своего.

- Хорошо, Досси. Еще раз спасибо. И не сердись, что я тебя прервал.

Девушка мило улыбнулась.

- Ничего, Питер. Все нормально.

Ухура жестом подозвала Маккоя и, чтобы никто их не слышал, шепотом заговорила:

- Как вы, доктор?

- Нормально, - устало улыбнулся Маккой. - Если сейчас вообще что-либо может быть нормально. Пришлось долго успокаивать Питера. Хоть немного отвлекся. У нас у обоих в Новых Афинах оставались родственники.

- Да, доктор, я знаю, - сочувственно произнесла Ухура.

- Самое неприятное, что ничего нельзя узнать о судьбе Джоанны. Мне даже не удалось переговорить с капитаном и Споком до их отлета. Жаль. Теперь придется ждать, пока они вернутся.

Ухура участливо положила ладонь на руку Маккоя.

- Не переживайте, доктор, - сказала она, - они же все прекрасно знают и понимают. Я буду постоянно на связи с капитаном, а он не меньше вашего хочет выяснить.., ну, что там вообще случилось. Капитан все сам проследит или, по крайней мере, поручит Споку. Я уверена!

Маккой грустно кивнул.

- Мне, наверное, следовало бы как-то связаться с сестрой. Они с мужем тоже волнуются не меньше меня. Когда Джоанна год назад поступила в медицинский колледж, они переехали на юг и продали дом. Вот что значит повезло, так повезло. Раньше они жили возле самого космопорта, примерно километрах в шести. Там был государственный заказник. Изумительное место, мы с Джимом не раз там гостили.

Маккой перевел взгляд на главный экран, всю нижнюю часть которого занимало бирюзовое свечение Центавра.

- Где-то там раньше были Новые Афины.

- Отсюда мы не увидим, доктор. У нас стационарная орбита, и мы по-прежнему висим над Макивертоном.

- Может, это и к лучшему, - задумчиво произнес Маккой.

***

Челночные корабли располагались в шлюзовом отсеке "Энтерпрайза". Они были уже заправлены и готовы к полету, но все еще оставались пристыкованными к крейсеру.

Шесть человек, собравшихся отправиться на Центавр, слушали последние наставления капитана. Поврежденный глаз Чехова все еще болел и открывался не до конца. Лейтенант явно был не в духе. "Со стороны мы, наверное, похожи на актеров из какого-нибудь старого фантастического фильма", - подумал он.

Кирк разговаривал с астронавтами через передатчик гермошлема. Они стояли на расстоянии меньше двух метров друг от друга и при разговоре никаких помех от ионизации пока не замечали.

- Перед тем, как мы покинем крейсер, - говорил Кирк, - я еще раз хочу вам напомнить следующее: офицеры Зулу и Чехов уже знают, что им следует делать во время старта, всем же остальным следует пристегнуться и оставаться на своем месте до тех пор, пока я или мистер Спок не подадим команду "отстегнуть ремни". Не забудьте, что скорее всего нам придется совершать различные маневры, а посадочные модули не оборудованы гасителями инерции. И ни в коем случае не пытайтесь что-нибудь предпринимать самостоятельно, если вдруг в полете произойдет разгерметизация! В скафандрах воздуха хватит на очень долгое время. Мистер Спок, когда ваша команда прибудет в Новые Афины, не снимайте скафандры ни при каких обстоятельствах. Это приказ! Уровень радиации там достаточен, чтобы набрать смертельную дозу.

После этих слов и без того невеселый Чехов издал что-то вроде легкого стона. Он постарался утешить себя тем, что это вовсе не так уж страшно, и что лучше несколько часов походить в этом резиновом мешке, чем потом черт знает сколько времени валяться с лучевой болезнью в больнице. Если, конечно, успеешь до нее добраться живым.

Кирк тем временем продолжал инструктаж:

- И еще. Я не думаю, что на высоте двадцати тысяч километров оборонительная система для нас опасна. Компьютер не реагирует на флайеры, многие из которых летают на такой высоте. Следовательно, нам необходимо как можно быстрее снизиться, чтобы нас приняли за обычный флайер.

Кирк на некоторое время умолк, стараясь определить настроение членов экспедиции.

- Пока позволяет ионизация, - продолжал он, - будем держать связь через коммуникаторы, потом перейдем на радио. Но вести разговоры будем только я и Спок. Теперь, кажется, все. Будут ли какие-нибудь вопросы? - он помедлил в ожидании вопросов, но их не последовало. - Очень хорошо. Желаю всем удачи и мягкой посадки! Мистер Зулу, займите ваше место в челноке.

Кирк помахал на прощание рукой, и астронавты направились к своему модулю, называвшемуся "Колумб". На борту командирского челнока красовалась надпись "Галилей".

27
{"b":"71709","o":1}