ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- И что же теперь делать? - растерянно спросил Чехов.

- Лично вам - не знаю. А я должен подумать.

На это раз Спок умолк надолго, и астронавтам ничего не оставалось, как только ждать.

Глава 13

КОСМОДРОМ ГРЕГОРИ

Уже приближался вечер, но для Рубена Баркли ничего не изменилось. Он по-прежнему был спокоен. Утром вместе с двумя сообщниками Баркли незаметно перебрался на новую явочную квартиру, не оставив за собой никаких следов. Несколько часов назад по подпольному каналу на связь вышел Макс и доложил, что объект, как и предполагал шеф, согласился на их условия, и надобность его устранять сама собой отпала. Все шло как нельзя лучше. Теперь Макс и Дэйв должны были укрыться где-нибудь в городе, внимательно следить за развитием событий и ждать дальнейших указаний. Где в настоящий момент находился Баркли, им было неизвестно, так как согласно плану адрес новой явки должен был оставаться в секрете до следующего утра. Если и дальше не возникнет никаких осложнений, о месте сбора им должны были сообщить позже.

А место это являлось строго законспирированным и абсолютно надежным. Хотя бы даже потому, что владелец дома, истинный и проверенный член Лиги, в момент взрыва как раз находился в Новых Афинах. Перед отъездом он отдал ключи руководителю сектора, предложив воспользоваться его жилищем, если возникнет необходимость. Словом, если повезет, Баркли и остальные смогут без опасений оставаться здесь до утра и покинуть дом, когда им заблагорассудится. И надо заметить, в последнее время им действительно чертовски везло.

В сводках новостей сообщалось, что атакованным звездолетом Федерации оказался крейсер "Энтерпрайз" под командованием капитана Джеймса Кирка и что после взрыва корабль уцелел. Далее говорилось, что капитан собирается провести совещание с новым президентом и обсудить ситуацию на Центавре. И, как один из главных авторов и организаторов этой самой ситуации, Баркли был доволен и потирал руки. Конечно же, он непременно использует Кирка в своих интересах точно так же, как и всех этих мелких никчемных людишек. Даже очень хорошо, что командиром крейсера оказался именно Кирк, а не кто-то другой. Баркли быстро навел справки и в результате выяснилась одна весьма интересная деталь: оказывается, капитан "Энтерпрайза" был знаком с тем человеком, которого сегодня завербовали Макс и Дейв. И знал его очень хорошо.

Это было неплохой зацепкой. Баркли мастерски умел манипулировать такими вещами. Никогда, ни при каких обстоятельствах он не терял самообладания и брал от жизни все, что мог использовать для достижения своих целей. Это было одно из его неоспоримых достоинств, которое, по мнению самого же Баркли, должно возвести его на вершину славы и власти. И свершиться это должно вскоре после того, как он и его люди покинут эту унылую планету. Однако глупец Хольцман чуть было не погубил Лигу. Но ошибку свою он все же сумел исправить, одним махом устроив хаос на всей планете. И это оказалось весьма кстати. Теперь Баркли был уже почти уверен, что, когда через несколько лет вернется на Центавр, его обязательно провозгласят вождем народа.

Все шло как нельзя лучше, будто по заранее составленному плану. Нельзя сказать, что Баркли верил в провидение, но он и не отрицал его возможное наличие, пока это не шло в разрез с его интересами.

Возможно когда-нибудь, фантазировал Баркли, когда он станет верховным правителем и власть его будет признана в других мирах, он возведет недотепу Хольцмана в статус героя, отдавшего жизнь за великую идею. Народу нужны мученики, он их любит и жалеет. И не важно, что этот страдалец был полным идиотом, не знавшим, за что, собственно, борется и не желавшим ничего с этого иметь.

Что же касается Баркли, то большего прагматика отыскать было трудно. Он стремился делать историю и прекрасно знал, что Хольцман неуравновешенный, легко поддающийся влиянию тип, который способен взорвать громадный небоскреб, чтобы убить клопа в одном из сортиров. Но в будущем, если приврать и приукрасить, его имя можно будет еще долго использовать.

Баркли посмотрел на часы. Впереди была еще целая ночь, но это уже пустяки. Завтра утром состоится историческая встреча, после которой и начнется самое интересное.

Глава 14

МАКИВЕРТОН

Хейс привел Кирка и Зулу в зал заседаний, расположенный на верхнем этаже недавно построенного Дома Правительства. Там их уже ожидали три человека. Сидевшего во главе стола Кирк сразу определил как президента. И не ошибся.

На поверку Эриксон оказался невысоким, с широкими залысинами, мужчиной. Выглядел он очень устало и не брился уже, по меньшей мере, двое суток. При виде гостей президент постарался изобразить на лице радушную улыбку, однако было заметно, что он сильно нервничает. Эриксон бодро вышел из-за стола и протянул капитану руку.

- Генри Эриксон, - представился он. - Очень рад вас видеть, капитан! А это, если не ошибаюсь, лейтенант Зулу? Приветствую вас, джентльмены, на земле Центавра! Позвольте представить присутствующих здесь министра обороны Даниэля Переса и министра безопасности Натаниэля Бурка.

Во время церемонии знакомства Кирк наконец смог рассмотреть первых лиц в правительстве планеты.

Перес во многом походил на самого президента и напоминал заслуженного ветерана былых войн, когда бойцы еще сходились на поле брани врукопашную. Казалось, что этот человек повидал на своем веку немало сражений, но по-прежнему был готов защищать рубежи Федерации от любых посягательств. Но все же возраст давал о себе знать, и за последние дни Перес, похоже, сильно сдал.

В отличие от него, министр безопасности Бурк выглядел как истинный военный. Коротко остриженный, до синевы выбритый, с массивным прогеническим подбородком, он воплощал собой идеальный образец сотрудника спецслужб. Но Кирку он почему-то сразу не понравился. И в чем была тому причина, капитан сам никак не мог понять.

- Тадеуш, - обратился президент к Хейсу, - благодарю вас за то, что проводили наших гостей. Вы можете идти.

Шеф статистики и протоколов вежливо улыбнулся и вышел за дверь.

***

Эриксон усадил астронавтов за широким прямоугольным столом по правую руку от себя, а оба министра заняли места напротив гостей. Серьезный разговор как-то не клеился, и после непродолжительного обмена какими-то общими, ничего не значащими фразами в зале заседаний повисла неловкая тишина. Перес и Бурк исподлобья поглядывали на капитана и его спутника, а Эриксон нервно дергал за края какую-то полоску бумаги. В конце концов послышался характерный треск, и бумажка порвалась.

39
{"b":"71709","o":1}