ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- На обращенном к нам полушарии зарегистрировано восемьсот четыре штуки. На обратной стороне датчики фиксируют еще пятьсот шестьдесят восемь. Слышите меня, лейтенант?! - Сидеракис развернул кресло в сторону главного экрана и воскликнул. - Боже ты мой! Как красиво летят деньги налогоплательщиков! И прямо нам навстречу.

Его шутка никого не развеселила, впрочем, он и сам понимал, что сейчас на "Энтерпрайзе" юмор уместен не более, чем на кладбище в день похорон. Сказал он это скорее ради того, чтобы немного отогнать свой собственный страх.

- Значит всего - это тысяча триста семьдесят две ракеты, - подсчитала Ухура. - Выходит, Споку удалось запустить все, что там было. О, Боже, и зачем им понадобилось держать на планете такую груду оружия?!

Досси Флорес, по-прежнему сидя на посту навигации, внимательно следила за тем, как светящиеся точки превращаются в маленькие серебристые иголочки и продолжают свой путь.

- Все запущенные ракеты продолжают равномерно набирать высоту. Наши лучевые орудия в состоянии готовности, - доложила она.

- Отлично, Зоркий Глаз, - похвалила Ухура.

Это прозвище придумал не то Сидеракис, не то дежурный офицер службы безопасности корабля после того, как Флорес удачно сбила атаковавшую челноки ракету. И оно как-то сразу же за ней закрепилось.

- Ракеты входят в верхние слои атмосферы, лейтенант, - продолжала докладывать Досси.

"Итак, - подумала связистка, - момент более чем критический. И кто знает, будут ли ракеты продолжать свой путь или все же повернут обратно?"

***

Спок действительно считал, что это единственный вариант выхода из сложившейся ситуации, о чем и доложил Кирку с Эриксоном. Поскольку стало абсолютно ясно, что отключить или перепрограммировать систему практически невозможно, он решил найти для нее такой объект, который бы она атаковала по команде человека. И в качестве цели он избрал не что иное, как Альфу Центавра. Звезда находилась за пределами атмосферы, и единственное, что нужно было сделать, - это расширить верхнюю границу охраняемого пространства, данные о которой заложены в память машины. Он сообщил компьютеру, что противник занял Альфу, и теперь она является основным источником угрозы. Это было полнейшим абсурдом, как и все то, что собой представляла теперешняя программа оборонного центра. Как и ожидал Спок, компьютер воспринял команду и дал залп со всех имеющихся точек.

Если на пути ракет не встретится никаких отвлекающих объектов, то через несколько месяцев они достигнут максимально допустимой орбиты гигантского светила и будут уничтожены. По идее, они не должны даже взорваться, но если это и произойдет, то на Центавре заметят лишь секундное усиление яркости Альфы. Переварить это ядерное драже для местного солнца не составит никакого труда, и целый мир даже не заметит этого.

По крайней мере Спок рассчитывал именно так.

***

- Шестьдесят процентов ракет уже вышли за пределы нашей орбиты! - радостно объявила Флорес. - Все! Эти нас больше не волнуют.

- Прекрасно! - с воодушевлением отозвалась Ухура. - Держи остальные па прицеле, Досси.

- Есть, мэм!

***

Чехов с тревогой смотрел на шкалу портативного энергоблока. Мощность постоянно падала, и теперь составляла всего восемнадцать процентов. Слишком много энергии уходило на поддержание работы телеметрических систем и прокладку курса для запущенных ракет. Но без этого некоторые, еще не вышедшие из поля тяготения Центавра, боеголовки могут потерять курс и просто рухнуть на поверхность планеты.

"Не компьютер, а шизофреник! - ругался Чехов. - Когда по нам палил, дополнительной энергии ему не надо было. Ведь находил же где-то источники, керосинка чертова!" На самом деле он прекрасно понимал, что при одиночном пуске ракет требовались мизерные энергозатраты по сравнению с общим залпом. Но легче от этого не становилось.

- Мистер Спок! - наконец не выдержал лейтенант. - У нас осталось всего пятнадцать процентов мощности! И надолго этого не хватит.

Ученый медленно повернул голову и, будто робот, чеканя слова, сказал:

- Мистер Чехов, сделайте все, что от вас зависит.

Павел взглянул на стоящую рядом Констанцию и недоуменно пожал плечами. Медсестра подошла к нему почти вплотную и осторожно взяла обеими руками за локоть. Чехов не мог разглядеть ее лица за стеклом шлема, но ему показалось, что она тоже просит его совершить какое-то деяние, которое всех спасет. Павел стал лихорадочно размышлять, что же он реально может сейчас предпринять, и вдруг в памяти всплыл один эпизод из его ранней юности. Тогда он часто гостил у родственников, которые жили в сельской местности. Если летним днем во время сбора урожая выходила из строя энергостанция, то крестьяне, понимая, что, пока восстановят энергоснабжение, пройдет целый день, а то и два, использовали одно очень простое, но эффективное приспособление.

- Конни, будь добра, - обратился к девушке Чехов, - поищи у себя в сумке какой-нибудь металлический штырь сантиметров пятнадцать длиной.

Изихари порылась в сумке и вытащила стоматологический зонд.

- Подойдет? - спросила она.

- О! Как раз. А теперь отойди чуть-чуть в сторону. Я тебе продемонстрирую одну русскую народную хитрость времен всеобщей компьютеризации.

Он взглянул на счетчик резервной мощности. Шесть и одна десятая безжалостно констатировал прибор, служивший для перезарядки энергоблока. Приняв окончательное решение, Чехов резко выдохнул ртом воздух и положил зонд одновременно на оба оголенных контакта в месте соединения с генератором. Раздался сильный треск, и в стороны полетели искры.

- Что?! Что происходит?.. - в испуге воскликнул Спок.

- Сработало! - Чехов сбросил с контактов зонд. - Это была подзарядка, сэр!

Лейтенант просто-напросто замкнул контакты энергоблока, заставив тем самым форсированно отдать всю энергию, даже ту, что нужна была для перезарядки. Но он быстро сбросил с контактов зонд, и энергия осталась не израсходованной, зато резервная перешла в основную часть, и теперь мощность повысилась до 19%. Правда, когда она кончится, чемоданчик придется выбросить на помойку. Но это было уже не важно.

44
{"b":"71709","o":1}