ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Что-то нет у меня настроения такое смотреть.

- У меня, признаться, тоже, - поддержал его Баркли.

- Ну так не смотрите, - подал голос из соседней комнаты Кирк. - Зулу! Как там насчет ужина?

- Готово! Прошу к столу!

Все охотно поднялись с мест, направились в кухню и молча расселись вокруг стола.

После ужина Когли вызвался помогать Зулу убирать и мыть посуду. Баркли же вернулся в свое кресло и принялся сосредоточенно разглядывать ногти.

Время тянулось медленно, и народ начал откровенно зевать. Немного поразмыслив, Кирк предложил Зулу и Когли устроиться на своей кровати. Баркли он вручил спальный мешок, а остальным посоветовал приспосабливаться самостоятельно. Пройдясь по комнатам и убедившись, что все спят, Кирк взял из шкафа одну из книг, устроился в своей любимой кресле-качалке и углубился в чтение.

Глава 19

ЭНТЕРПРАЙЗ

На командном пункте "Энтерпрайза" царила тишина, нарушаемая лишь тихими сигналами датчиков. Астронавты занимались своими делами и казались абсолютно спокойными. Но на самом деле все обстояло иначе.

Ухура была не на шутку встревожена. Капитан утром не вышел на связь, и все попытки связаться с ним не увенчались успехом. Она несколько раз вызывала по коротковолновому передатчику кабинет президента, но всякий раз какой-то чиновник отвечал, что астронавты и высшее руководство Центавра проводят срочное совещание. Тревожить их нет никакой возможности, но если надо что-то передать, он с удовольствием это сделает.

Связистке это еще больше не понравилось. Она была убеждена, что капитан обязательно связался бы с кораблем, если бы только мог. И, следовательно, с ним что-то случилось.

Полушарие, над которым они находились, постепенно погружалось в ночь. Из динамиков по-прежнему не было слышно ничего, кроме потрескивания. Персональные коммуникаторы тоже не подавали признаков жизни, и, если капитан попал в беду, на корабле даже не могли узнать об этом, чтобы оказать помощь.

Транспортные челноки не функционировали, а "Колумб", пилотируемый Чеховым, использовался как летающая амбулатория и грузовик, доставляющий оборудование и медикаменты в госпиталь Новых Афин. Если бы на "Энтерпрайзе" имелся еще один челнок, Ухура сама отправилась бы на Центавр, оставив вместо себя Скотта, и разобралась, что к чему. Но такой возможности не было, и она мучилась от неизвестности и бессилия.

Больше всего ее раздражало то, что все волнения могли оказаться напрасными и на самом деле все не так опасно, как кажется. Но чтобы это знать, нужно было иметь хоть какую-нибудь информацию. Может быть, Кирк не воспользовался передатчиком президента просто из-за того, что был занят и не чувствовал в этом острой нужды. Ведь "Энтерпрайзу" уже ничего не угрожало. И все же связистка чувствовала, что у капитана неприятности и именно поэтому он не вышел на связь.

После нескольких часов изнуряющего ожидания она уже готова была окончательно упасть духом. "Вот и попробуй в таких условиях оставаться за командира!" - чуть не плача, думала девушка. Будь Маккой на корабле, он наверняка что-нибудь посоветовал бы, но доктор улетел вместе со Споком. Постепенно Ухура начала думать о том, как будет жаловаться капитану Кирку и расскажет о всех своих переживаниях и волнениях. Это ее немного отвлекло, и неожиданно она пришла к решению. Если завтра к утру капитан не выйдет на связь, а администрация президента по-прежнему будет вешать на уши лапшу, Ухура решила начать самостоятельный поиск и, если потребуется, перекопать и растрясти всю эту планету, но отыскать Зулу и капитана. "Ох, и попляшут они у меня!" - подумала связистка и погрозила кулаком экрану.

***

Последние несколько суток Скотт и Макферсон практически не спали. И теперь, когда по корабельному времени наступило время сна, оба офицера, отвечавшие за святая святых корабля - за его двигатели, - по-прежнему работали. Главный инженер только что закончил починку последнего замыкающего контура в канале Джеффри, а его помощник все еще бился над одним из деланиевых клапанов, ответственных за подачу криоэмульсии на двигатели.

- Ну, как дела, сынок? - спросил Скотт своего друга.

Потомок кельтских королей недовольно фыркнул.

- Как всегда, упрямится! В верхней цепи прерывается фаза, и вся схема к черту отключается. Нудная, должен сказать, работенка, но результат, кажется, будет.

Инженер устало кивнул.

- В электронных системах еще остались кое-какие неполадки, но думаю, ребята справятся и без нас. Никогда не видел, чтобы наша бедная девочка так страдала.

"Бедной девочкой" Скотт называл силовую установку крейсера. Макферсон сочувственно улыбнулся.

- Мы можем ею гордиться. Любой другой корабль на месте "Энтерпрайза" уже давно бы превратился в облачко электронов, случись с ним подобные перипетии. А наша старушка изворачивалась, как черт, и все выдержала.

Скотт встал со стула, устало потянулся, распрямляя затекшую спину, и с гордостью сказал:

- Да! Я по-прежнему утверждаю, что "Энтерпрайз" - особый корабль. У него есть характер и, если хотите, даже душа!

- Угу. "Гагарин" этим не отличался. Не имел индивидуальности.

- Тут и говорить нечего! Это просто везение, что мы попали на "Энтерпрайз", - Скотт задумчиво почесал за ухом. - "Гагарин" был действительно стандартным кораблем. Как-то раз на Земле я возвращался из Хитроу на родину, и мне совершенно было плевать, какая посудина меня туда доставит. У самолетов, как у большинства звездолетов, нет никаких индивидуальных особенностей. А у нашего, как бы это поточнее сказать... Есть стиль! Да, собственный стиль. И с этим приходится считаться даже капитану.

- Хм, пожалуй, ты прав!

Макферсон закрутил клеммы на деланиевом клапане, закрыл крышку и провел над ней поляризатором.

- Все! Кажется, хватит. Давай-ка испытаем.

Скотт набрал серию кодов на панели рядом с клапаном, и индикаторы дружно замигали ровным зеленым светом. Макферсон аж высунул язык от удовольствия и еще раз провел над крышкой поляризатором.

- Светлячки вы мои зелененькие! - нежно произнес он. - Короче, подача охлаждения в норме. Если клапан снова не начнет валять дурака, я могу с уверенностью сказать, что движок наш в полном порядке.

57
{"b":"71709","o":1}