ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- И что же в итоге? - поинтересовалась министр сельского хозяйства.

- Такое негативное отношение к порученной миссии может объяснить многое в поведении Кирка. Наверняка он глубоко переживает то, что вынужден спасать преступников. И несмотря на это, Кирк сделает все возможное, чтобы доставить Баркли па Землю и передать в руки федеративных властей. Пусть даже это ему претит.

Бурк тяжело вздохнул и решил, что пора заканчивать выступление.

- Короче говоря, господа, обнаружился еще один факт, благодаря которому я могу точно назвать теперешнее место пребывания Кирка и остальных.

В зале повисла напряженная тишина. Все, кроме Переса, выжидающе смотрели на Бурка. Наконец министр финансов не выдержал и задал вопрос, интересовавший всех.

- Ну так где же он, черт возьми?

- Кирк является одним из крупнейших землевладельцев Центавра. Он владеет огромной территорией в самом центре нашего континента. У министра землепользования есть фолиант в полметра толщиной с предложениями выкупить у Кирка этот участок. Но он всем отказывает. У капитана там даже имеется загородный дом. И я бы на его месте укрылся именно там и спокойно ждал, когда прилетит корабль, без всяких опасений. И нам очень повезло, что сведения о его владениях сохранились.

- Хорошо, Натаниэль, - сказал Эриксон. - Что вы хотите предпринять, и что для этого необходимо?

Пока Бурк перечислял, что им потребуется для проведения операции, президент одобрительно покачал головой.

- Что ж, будь по-вашему, - подвел он итог. - Взвод с легким вооружением для ареста Баркли и его сообщников можете задействовать. Но Кирка, Зулу и Когли не трогать ни в коем случае! Они делают свое дело, и претензий к ним мы предъявить не можем. Но лучше, если они оставят нас в покое и уберутся восвояси.

Бурк удовлетворенно кивнул. Он добился своего и теперь был доволен.

- Благодарю вас, господин президент! А теперь прошу прощения. У нас с министром Пересом еще много дел.

- Да-да, можете быть свободны, - сказал Эриксон, с облегчением глядя им вслед.

Уже в холле министр обороны впервые за всю ночь заговорил:

- Отлично сработано, Нат, - сказал он. - Но мне интересно, что бы он сказал, узнав, что уже два часа назад туда отправилась целая рота с не таким уж легким вооружением, как было сказано?

Бурк задумчиво улыбнулся.

- А что бы он мог сделать? - министр безопасности усмехнулся и добавил. Ладно, Дэн, я отправляюсь в Долину Гарровика. Флайер уже на крыше. Летишь со мной?

- Пожалуй. Не хочется пропускать эффектное зрелище.

Глава 21

НОВЫЕ АФИНЫ

Вскоре после рассвета Чехов был разбужен гулом голосов, разносившихся по лагерю. Открыв глаза, он не сразу сообразил, где находится, и сонно оглядел комнатушку в помещении лодочной станции, которую выделили им со Споком.

Все свободное место в их временном жилище было заставлено разной медицинской аппаратурой, и могло показаться, что здесь склад. Спок лежал на полу возле противоположной стены, завернувшись в спальный мешок, но глаза его были полуоткрыты "Черт его знает, - подумал Павел, - спит человек или нет?" Даже это по внешнему виду Спока было трудно определить.

Чехов, зевая, потянулся и принял сидячее положение. Спок не пошевелился, из чего лейтенант сделал вывод, что вулканец все еще спит. Или дремлет, не обращая ни на что внимания. Павла всегда удивляли паранормальные способности ученого, который мог по мере надобности обходиться без сна в течение нескольких недель. Однако потом ему требовалось не меньше времени, чтобы снова обрести прежнюю форму. Астронавтам приходилось отдыхать, не снимая обмундирования, сшитого из немнущейся материи. Поэтому за состояние одежды волноваться не приходилось. С сожалением подумав, что тело его в отличие от ткани переносит тяготы походной жизни значительно хуже, Чехов прихватил туалетные принадлежности и вышел на улицу. Вчера у них был поистине тяжелый день. Пришлось четыре раза летать на "Энтерпрайз" и обратно. Потом он несколько часов помогал ухаживать за больными. В такой ситуации трехчасового сна было явно недостаточно. Оглядевшись по сторонам, лейтенант понял, что на душ рассчитывать не приходится. "Ладно, Бог с ним, - подумал он. - Может, хоть кофе где-нибудь найдется?" И тут же его усталое воображение нарисовало чашку дымящегося черного кофе, а рядом на блюдечке кусочек искрящегося сахара. Павел почувствовал, как заныло у него в животе, и попытался отогнать соблазнительную мысль. "Надо взять себя в руки, а то еще и масла захочется".

Недалеко от кафе стояло множество столов. Около двух тысяч человек, из числа собравшихся в Парке Первопроходцев, были назначены Вайнштейном поварами и снабженцами. Сформированные продовольственные бригады уже выгребли все запасы в близлежащих кварталах и теперь вынуждены были вести поиск в других районах.

В парке не было источников электроэнергии, поэтому холодильные установки и рефрижераторы нельзя было использовать. Из-за этого приходилось выбирать только консервированные продукты или способные долго храниться.

После восхода второго светила очередь за завтраком стала быстро уменьшаться, и Чехову удалось довольно быстро подобраться к гигантскому не то кофейнику, не то самовару, который продбригада притащила из какого-то ресторана. Ни сахара, ни масла он, конечно же, не получил, зато обзавелся пакетом консервированного картофельного пюре. Женщина, выдававшая пищу, вытряхнула картофель на тарелку и с улыбкой подала Павлу. Поблагодарив ее, он огляделся по сторонам и направился к большому раскидистому дереву, умудрившемуся сохранить свою крону почти нетронутой. Пробираясь между сидящими повсюду людьми, он вытащил из одноразового пластикового пакета пластмассовую вилку и, добравшись до дерева, уселся возле самого ствола. "А день сегодня будет пасмурный", - однообразно подумал он, глядя на небо. Вряд ли большинство из оставшихся в живых прихватили с собой солнечные очки, так что непогода была сейчас как нельзя кстати.

Павел в очередной раз подумал о Констанции Изихари. Сейчас она тоже где-то здесь, но разыскать девушку среди такого скопища людей не представлялось возможным. По правде говоря, лейтенант сейчас не был особенно настроен на встречу с ней. Вернее он, конечно же, всей душой желал ее увидеть, но последующее расставание казалось процедурой весьма тяжкой. Порой ему казалось, что было бы легче, если бы он вообще не встретил Констанцию на своем жизненном пути. Чехов с грустью посмотрел на пластиковый стаканчик с кофе и поднес его к губам. "А я ведь был уверен, что так не бывает, - подумал он. - И вот, пожалуйста! Похоже, я действительно не на шутку..."

60
{"b":"71709","o":1}