ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Ах ты, сукин сын! - неожиданно взревел Дэйв и, вскочив на ноги, бросился на своего босса.

Однако Баркли стремительным движением выхватил что-то из кармана, и Кирк заметил металлический блеск. В следующую секунду Дэйв вскрикнул, повалился на главу Лиги, и на пол начала капать кровь.

Все произошло слишком быстро, и капитан не успел вмешаться. Он выхватил пистолет-парализатор и выстрелил в Баркли. Тот рухнул на пол, так и не сумев подняться на ноги. Его сигара откатилась к ногам Кирка, и он, брезгливо подняв ее, бросил в камин.

- Зулу! Не спускай с этих троих глаз! - приказал он, вытирая салфеткой пальцы.

Сэм же подошел к Дэйву и осмотрел рану. Индивидуальной аптечки ни у Кирка, ни у Зулу с собой не было, но в доме нашелся бинт и обезболивающее. Наскоро перевязав глубокую ножевую рану, капитан накрыл парня одеялом и только тут обратил внимание на окровавленный нож, выпавший из рук Баркли. Это был один из его собственных кухонных ножей.

"Скотина, - подумал Кирк. - И как же я не предвидел, что он может стащить!"

Закончив перевязку, капитан выпрямился во весь рост и взглянул на остальных членов Лиги.

- Макс, - сказал он, - ты тоже не знал о том, что затевается в Новых Афинах?

Парень, вытаращив глаза, энергично замотал головой. Капитан перевел взгляд на Смита с Джонсом.

А вы оба, конечно же, были в курсе.

- Я не знал! - воскликнул Джонс. - Клянусь, я ни черта об этом не знал!

- Заткнись! - толкнул его в бок Смит. Тот, как ужаленный, отскочил в сторону и, бешено вращая глазами, заговорил:

- Что, и меня тоже подрезать хочешь? Ублюдок! Капитан, послушайте, мое настоящее имя Теодор Владзилович. Я живу в Макивертоне и до недавнего времени возглавлял местное подразделение Лиги. Это что-то вроде сержанта в нашей иерархии. Мне сейчас стыдно признаться, но я верил практически всему, что нам говорили руководители, и мирился со всем, что они требовали, хотя многого не одобрял.

- Что вам было известно о заговоре? - спросил Кирк и махнул рукой в сторону Когли. - Сэм, помолчи.

- Мистер Владзилович прекрасно знает свои права, - пробубнил адвокат.

- А мне на них плевать! - с жаром воскликнул бывший "Джонс". - Капитан, в мои обязанности входила только организация общественных мероприятий. Митинги, собрания, сбор средств в поддержку Лиги. И однажды в городе появился Баркли и вот этот вот Смит. Они потребовали найти надежное место, где в случае необходимости можно было скрыться.

- Как давно это было?

- За три дня до событий в Новых Афинах, - Владзилович явно торопился рассказать все, что знал. - Я подыскал им дом на Космодроме Грегори. Баркли сказал, что фараоны в столице шьют им дело и хотят арестовать. Я, конечно же, поверил. Ничего особенного в этом не было и случалось часто. Дом, где я их разместил, принадлежал одному из членов Лиги. Он уехал как раз в Новые Афины и.., больше не вернулся. Когда все это произошло, кое-что начало проясняться. Но все были в панике, я испугался и решил скрыться вместе с Баркли. Я думал, что меня тоже будут разыскивать, а деваться мне некуда. Вот мы с Максом и присоединились к ним.

- Кто такой Макс?

- Макс и Дэйв являлись командирами групп охраны. Обеспечивали безопасность па митингах.

- А это кто? - продолжал допрос Кирк, указывая на Смита.

- Владзилович, я тебя предупреждаю! - зашипел тот, но тут же умолк, увидев направленный на него пистолет Зулу.

- Его настоящая фамилия Хольцман! - выпалил Владзилович.

Кирк изумленно посмотрел на бывшего "Смита" и спросил:

- А вы часом не тот гениальный ученый, о котором...

- Я его сын! - гордо ответил Хольцман.

***

Видя, что Баркли по-прежнему неподвижен, Кирк связал Хольцмана и примотал конец веревки к ножке массивного стола. Затем еще раз обыскав главу Лиги, он связал и его. Потом капитан обратился к остальным.

- Владзилович, Макс, я принимаю ваши оправдания и предоставляю возможность заслужить, если не прощение, то смягчение приговора. Зулу! Дайте им оружие. Нам нужна еще хотя бы пара человек. Время, отведенное Бурком, истекло.

Отдавая это распоряжение, Кирк исходил из соображений, что эти двое действительно являлись мелкими сошками и вряд ли знали о реальных планах руководителей Лиги.

Зулу передал им по пистолету, и в этот момент раздался истошный вопль Хольцмана:

- Подонки!!! Вы предаете память моего отца! Вы предали свою расу! Все человечество!

Он продолжал кричать, пока не охрип, и, дождавшись, пока Хольцман зашелся от напряжения в кашле, капитан сказал:

- Еще раз заорешь, влеплю из парализатора прямо в морду! Усек?

Хольцман отвернулся, но больше не произнес ни слова. Видя, что он наконец угомонился, Кирк осторожно выглянул в окно. На опушке уже открыто шли приготовления к штурму, и там собралось человек восемьдесят. "Даже тяжелый бластер приволокли, - мрачно констатировал Кирк, наблюдая за приготовлениями. - Ну, ладно же, Бурк! Хочешь драки? Ты ее получишь!" Капитан окинул взглядом Макса, Дэйва и Владзиловича. Министру безопасности нельзя было позволить выместить гнев на этих людях, наивно поверивших в бредовые идеи Баркли и компании.

Снаружи снова раздался усиленный громкоговорителем голос:

- Капитан Кирк, время истекло! Если вы согласны сдаться, вывесьте в окно белый флаг.

За последние дни у капитана сильно расшатались нервы, и голос министра безопасности, привыкшего к повиновению, окончательно вывел Кирка из себя. Он подошел к окну, встал так, чтобы его хорошо было видно, и показал не белый флаг, а жест куда более древний и понятный во всех уголках галактики.

- Очень хорошо! - со злостью ответил Бурк. - Я отдаю приказ о начале штурма!

Наступила напряженная тишина, и вдруг Кирк услышал отдаленный гул, нарастающий с каждой секундой и постепенно переходящий в оглушительный рев, идущий с небес. Он качнулся и повернул голову, пытаясь рассмотреть из окна, что происходит сверху, но вначале ничего не увидел. Однако обратил внимание, что флайеры и штурмовики куда-то исчезли. А оглушительный вибрирующий рокот все усиливался. "Да что же это такое? Уж не землетрясение ли?" Словно в подтверждение его мыс в комнате задрожали предметы, и столешница, подпрыгивая, поползла на край стола. Кирк снова взглянул в окно и с удивлением увидел, как разбегается, бросая оружие, большая часть боевиков, уже готовых к штурму. Остальные, позабыв о шлемах, зажимали ладонями уши. Даже внутри дома, невзирая на хорошую изоляцию, шум становился нестерпимым. Свалившиеся с полок и стола предметы уже не дрожали, а плясали по полу.

67
{"b":"71709","o":1}