ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На командном пункте "Энтерпрайза" воцарилась тишина. Все в ожидании смотрели на капитана.

- Мистер Чехов, - наконец тихо произнес Кирк, - курс на базу N9 отменяется. Ложитесь на прежний курс и ждите дальнейших указаний.

Капитан смял ленту и подбросил комок в воздух. "Боже мой! - с тревогой подумал он. - Джоана Маккой! Она же сейчас на Центавре!"

Глава 3

МНОГО ЛЕТ НАЗАД

Когда-то давным-давно двадцатидвухлетний лейтенант тактических вооружений Джеймс Т. Кирк был тяжело ранен в одном из сражений. Воспользовавшись попустительством властей, космические пираты из системы Эпсилон Канариса III вовсю занялись в этом секторе контрабандой наркотиков, убийствами и, в конце концов, начали открыто похищать космические корабли и нападать на транспортные суда.

Крейсер "Фаррагут", которому пришлось сражаться с шестью пиратскими кораблями, получил серьезное повреждение. В самом конце боя панель экранирующего устройства на командном пункте рухнула прямо на Джеймса Кирка. В результате у него оказался раздробленным коленный сустав и в нескольких местах сломана бедренная кость.

Молодой лейтенант еще никогда не чувствовал такой сильной боли и в тот же день подвергся одному из самых тяжелых испытаний в своей жизни.

Несмотря ни на что, истекая кровью и почти теряя сознание от боли, он остался в рубке управления огнем и продолжал вести бой.

Позже он был представлен к высшей награде Звездного Флота - "Ордену за личную доблесть". В приложении к нему было написано следующее: "Несмотря на полученное тяжелое ранение, лейтенант Кирк продолжал отражать атаки противника и не покинул свой пост до тех пор, пока капитан Гарровик не подал команду прекратить огонь и не объявил об уничтожении противника. Лишь после этого лейтенант Кирк доложил командиру о полученном ранении".

В данном случае "доклад" Кирка состоял в том, что он рухнул без сознания с кресла, когда Гарровик вошел в рубку.

Очнулся он уже в лазарете. Нога была запакована в пластик и находилась в статическом поле. Никакой боли не было, но и ноги своей Кирк совершенно не чувствовал.

Вскоре к нему подошел капитан Гарровик. Он торжественно пожал лейтенанту руку и сказал:

- Я уверен, Джим, ты рожден именно для такой работы! И я рад, что ты служишь на моем корабле.

Впоследствии Кирк долгие годы с гордостью вспоминал эти слова.

***

Первоначально звездная база N7 представляла из себя полусферический купол, установленный на безжизненной скалистой поверхности небольшого астероида, двигавшегося по свободной орбите. Около ста лет назад Звездный Флот стал основательно осваивать ближайшее к нему пространство, и вскоре астероид сплошь покрылся всевозможными сооружениями. Теперь на нем постоянно находилось около шестисот человек персонала, состоящего из военных и гражданских лиц.

Через две недели после сражения в Эпсилон Канарисе III "Фаррагут" совершил посадку на базе N7 для ремонта и лечения пострадавших в бою. Кирк числился одним из первых в списке, и врач из госпиталя базы прибыл в лазарет корабля, чтобы осмотреть лейтенанта.

- Добрый день, мистер.., э-э-э... Кирк, - поздоровался он, заглянув в бумажку. - Да, похоже ваш капитан меня не разыграл. Повреждение действительно серьезное, - заключил доктор, бегло оглядев ногу.

Кирк молча кивнул, полностью с этим соглашаясь.

- Как вы считаете, доктор, мое ранение может повлечь за собой ампутацию?

- Пока не могу сказать ничего определенного, - скептически пожал тот плечами и еще раз окинул взглядом поврежденную ногу. - Хотя, как мне кажется, в этом нет необходимости.

Доктор несколько секунд помолчал, потом как-то хитро взглянул на Кирка и сказал:

- Есть одно чудодейственное средство. Но к сожалению, пока оно находится лишь в стадии эксперимента. Нужна детальная апробация. Ну, а потом посмотрим. Короче говоря, предлагаю вам пройти курс лечения по этой новой методике. Но предупреждаю - никаких гарантий сейчас дать не могу. Впрочем, недельку еще надо будет подождать. Поговорим об этом позже, хорошо?

Кирк согласно кивнул.

- Как скажете, доктор...

- Доктор Маккой, если желаете. Рад был с вами познакомиться, лейтенант.

И они пожали друг другу руки.

***

Доктор Леонард Маккой, будучи тогда энергичным молодым человеком, старался не упустить из виду ни одного современного достижения медицины. Он подверг Кирка реабилитационному лечению по одной из самых новейших методик. После репозиции костных отломков бедра, под воздействием медикаментов и разнообразной физиотерапии ему удалось добиться полного восстановления костной структуры и регенерации довольно обширных участков нежизнеспособных тканей.

С коленом дело обстояло сложнее. Проведя многочасовую операцию и собрав, наконец, коленный сустав в единое целое, доктор долго пребывал в раздумьях и серьезно сомневался относительно способности этого колена сгибаться в будущем.

Однако молодой здоровый организм лейтенанта быстро справился с недугом, и вскоре Маккой перестал опасаться за его сустав.

После долгих четырех месяцев лечения ногу лейтенанта Кирка удалось полностью восстановить. Не осталось даже заметных шрамов.

Но танцевать было еще рано. Впереди Кирка еще ждал не менее долгий адаптационно-восстановительный курс. По сути, теперь его конечность лишь частично состояла из прежних тканей. Остальное составляли молодые, заново выращенные мышцы, сухожилия и участки кости, никогда не испытывавшие нагрузки, и которые пока еще не могли выдержать даже вес его тела. Одним словом, теперь Кирку предстояло заново учиться ходить.

И это оказалось самым трудным. Каждое движение давалось с неимоверным трудом и через ужасную боль. Временами Кирк готов был впасть в отчаяние, но на протяжении всего этого тяжелого периода доктор Маккой всегда был рядом с ним.

- Нет в мире лучше способа заново научиться ходить, чем просто пытаться ходить, - сказал он еще в самом начале курса адаптационного лечения, когда Кирк весь в поту и, чуть не плача, пришел со своей первой самостоятельной прогулки. - Я знаю, Джим, что это больно, по через это надо пройти.

9
{"b":"71709","o":1}