ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эбби беспокоилась, о чем говорить с Джеком.., и о чем не говорить. Она отрепетировала свой рассказ о Натали, стараясь сделать его естественным. "Натали очень занята на новой работе. Мы от нее давно не получали весточки, но она счастлива со своим новым другом".

Эбби обдумала, что можно сказать о второй сестре - Мередит. "Мередит снова вышла замуж за своего бывшего и вращается в высшем свете Чикаго".

Когда она примерила новое платье и взглянула на себя в большое зеркало, то твердо сказала себе, что субботний вечер будет лучшим в ее жизни. Затем она молча проделала психологические упражнения, в технику которых ее посвятила Мередит. Тогда они показались Эбби полной чушью, но сейчас она решила испытать их на практике. "Я заслужила это". "Я имею право завязать близкие отношения с Джеком". "Я сама отвечаю за свое счастье и судьбу". "Я уверена, я компетентна, я могу свободно разговаривать на любые темы".

Эбби повторила каждую фразу по десять раз, подумав, что если бы кто-нибудь послушал ее, то наверняка решил бы, что ее пора упрятать в сумасшедший дом.

Рано утром в субботу Эбби, не говоря ни слова отцу, направилась в ближайший ювелирный магазин, настроившись купить нечто такое, что заставит Джека восхититься ее вкусом. Она бурей пронеслась через золотой и серебряный отделы, придирчиво перебирая украшения. В результате она купила три ожерелья, четыре набора серег, два браслета, новые туфли и сумочку в тон им. Домой вернулась измученная, но довольная.

Оправдывая расходы, Эбби сказала себе, что в полной мере заслужила сверхтраты. К своему удивлению, она произнесла это автоматически, не стараясь убедить в своей правоте отражение в зеркале.

Вечером она была готова за пятнадцать минут до назначенного времени, с презрением забраковав три пары серег, два ожерелья и браслет. Спускаясь по ступенькам, она ощущала себя другим человеком.

- Ну-ну-ну. - Ее отец оторвался от газеты, чтобы оценить результаты усилий. - Ты выглядишь.., мило.

- Спасибо. - Эбби не могла сдержать улыбку, расползающуюся по губам. Почти бессознательно она теребила браслет. - Тебе не кажется, что я переборщила с украшениями, а?

Отец отложил бумаги в сторону.

- Нет. Надеюсь, Джек оценит твои старания. Я всегда говорил и тебе и твоим сестрам, что не стоит подбирать мусор. Вот почему каждая из вас, на свой манер, выбирает лучшее.

- О, папа... - Эбби потрясла эта попытка поддержать ее, если вечер обернется провалом. - Ты всегда знаешь, что сказать. Честное слово.

- Ну-ну. Три дочери обеспечивают отцу большую практику. Особенно в таких случаях. Эбби знала, что он имеет в виду. Отец не одобрял этого свидания. Но она была уже взрослой и могла поступать по-своему.

Эбби выглянула в переднее окно, надеясь, что Джек появится заранее. Ей уже нечего было делать. Дом сиял чистотой и благоухал ароматом шоколадного пирога - вдруг отцу захочется чего-нибудь на десерт, - а радио было приглушено и настроено на волну местной станции.

- Хочешь, я оставлю радио до твоего прихода? - спросил отец.

- Зачем?

Боб Уорт фыркнул.

- Затем, что следовало бы сказать: "Я оставлю для тебя свет на крыльце". А радио так, для красного словца.

- Ммм, но все равно не надо, я не боюсь темноты, - ответила она равнодушно, снова бросая взгляд за окно.

- Вообще-то родители не потому оставляют свет на крыльце. - Он выбрался из своего любимого кресла и направился к кухне. - Это мое отцовское предостережение - чтобы мою маленькую девочку не обижали.

- Ты же знаешь Джека, папа, так что можешь не беспокоиться.

- Хм.

Эбби подошла к окну и раздвинула шторы. Прошло еще двадцать минут. Джек запаздывал.

- В газете пишут, что суд в Гранд-Форкс вынес решение по этой мясной компании, - произнес отец.

- Да? - Эбби слушала невнимательно. Ее голова была занята Джеком: "Где он? Как он мог так поступить со мной?"

- Тут говорится, что они продолжат работу, но, вероятно, многие будут уволены.

- Уж наверно. - Эбби хотелось завопить. Она не желала обсуждать перспективы компании "Ройал Форк".

- Было бы лучше, если бы они решились на забастовку.

- Возможно.

Если Джек не явится, она будет так унижена, что никогда не сможет посмотреть в лицо отцу. Вспомнив о глупых и безумных мечтаниях сегодняшнего дня, Эбби отвернулась от зеркала - свидетеля дурацких упражнений, которые она выделывала перед ним.

Ее мечты были заблуждением и манией величия.

Опереться на Джека Конроя. Отдать ему руку и сердце. Разделить с ним не только ужин, но и все его радости и печали. Разделить с ним будущее.

М-да. Вот оно, уже началось будущее, которое он мог предложить, - сплошное унижение. Единственная ее защита - молчание: она не будет говорить ни с кем, кроме отца. Ожидание доводило Эбби до безумия, ей хотелось завизжать и затопать ногами.

Если Джек не придет, она пошлет ему счет за платье и украшения, за туфли и сумочку, которая была изящной, но слишком маленькой, чтобы в нее можно было положить хоть что-нибудь. Именно так. Эбби поклялась, что сделает это.

По крайней мере ей следует получить плату за часы, которые она провела в беспокойстве. Это будет только справедливо - моральная компенсация. И хотя бы сказать ему...

Услышав звук мотора, Эбби подскочила и подлетела к двери. Ей даже не пришло в голову, что лучше не выскакивать наружу такой взволнованной.

А вдруг это кто-нибудь другой? Машина остановилась, и из нее вышел... Джек!

- Прости, - сказал он, подходя к дому и расстегивая ворот куртки. - Я очень виноват. Мне следовало позвонить.

- Все нормально, - как бы со стороны слышала Эбби свой медовый голос.

- Это тебе.

Эбби уставилась на узкую длинную коробку, завернутую в зеленую бумагу из цветочного магазина. Ее пальцы онемели, а мысли разбежались в стороны.

- Знак примирения?

- Не совсем. Причина опоздания. Миссис До-лан рано закрывается. Я пообещал принять ее без очереди в понедельник, если она откроет специально для меня.

- Ого! Работа врача имеет свои преимущества.

- Да. Весьма помогает в сделках.

- Особенно с цветами.

- С цветком. В единственном числе.

12
{"b":"71727","o":1}