ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

"Так сделай это!"

Джек бросил стетоскоп на стол и вышел. Захотелось увидеть Эбби, ласковую и невинную.

Он прошел прямо на ее заднее крыльцо и открыл дверь ключом, который она дала ему.

Сжимая игрушечного жирафа, Эбби стояла среди целой горы игрушек. Рабочая комната была завалена женскими вещами всех цветов и размеров.

- Привет. Что случилось? Эбби повернулась к нему без особого энтузиазма.

- В социальной службе попросили меня уложить игрушки и вещи для помощи беженцам. У многих женщин и детей не осталось ничего, кроме той одежды, что на них.

Джек смотрел, как она расстроенно крутит жирафа.

- Ты уже говорила с матерью?

- Нет. Папа звонил, сообщил, что все идет так, как надо. - Она пожала плечами. - Он сказал, что хорошо бы мне зайти их проведать. Я.., ответила, что у меня много работы. Все эти корзины...

- ..предоставляют повод не ходить? Эбби вымученно улыбнулась.

- Да.

- Ты боишься или злишься?

- И то и другое. С одной стороны, мне трудно забыть, что это женщина, бросившая свою семью, а с другой, зная то, что знаю теперь, я не имею права так думать. Ничего не бывает однозначно хорошим или плохим.

- Возможно, стоит увидеть ее и сделать новые выводы.

- Сомневаюсь, смогу ли я. Да, она моя мать, но я ее совсем не знаю. - Эбби сжала руки. - Никак не придумаю, с чего начать. "Привет, мам!" звучит глупо.

- Навряд ли она заметит.

- Ладно, положусь на авось.

- Хм.

- Если долго ждать, становится только труднее.

Джек кивнул.

- В общем, надо, конечно, что-то сделать. Но я не знаю что. Есть правила для встречи с душевнобольной матерью, вернувшейся домой? - Эбби взглянула на него. - Карнеги дает рекомендацию?

Джек ухмыльнулся.

- Пожалуй, нет.

- Джек, пойдешь со мной?

- Я?

- Да. Это ведь первый раз.

Джек смотрел на Эбби. Он был уверен, что трудно выйти из такой сложной ситуации с честью. Все сомнения исчезли.

- Конечно. Тебе стоит только попросить.

- Тогда прямо сейчас? Я в принципе готова. Старое пальто висело на крючке, и Джек помог Эбби надеть его.

- Ну вот, так будет лучше. На улице ледяной ветер.

Джек улыбнулся. Абигайль Уорт. Его ненаглядная, невинная малышка. Убийственное сочетание романтики и практичности.

Эбби проверила в карманах ключи и перчатки. Джек больше не сопротивлялся. Он подошел и тщательно поднял ее воротник, чтобы защитить от мороза уши, стараясь не глядеть на нежную шею.

Да, старое пальто - то, что надо. В нем Эбби почувствует себя уверенней.

Глава 14

Родители Эбби стояли у раковины и мыли посуду.

- Привет, ребята, заходите, - пригласил отец, бросая полотенце на стул.

Эбби кивнула, но не смогла заставить себя взглянуть на него. Ее глаза не отрывались от матери.

- Наверное, нам следовало постучать...

- Эбби, - сказала ее мать, - не мели чушь. Это твой дом. - Голос матери изменился - не визгливый, как представлялось Эбби, а низкий и красиво модулированный. В медового оттенка волосах появилась проседь. Глаза, аккуратно накрашенные, были цвета какао.

Мать и дочь стояли в разных концах комнаты, глядя друг на друга с чувством неловкости. Одна была лишена зрелых лет жизни, другая - юности. Эбби нашла, что мать, одетая в оливково-зеленые брюки и блузку в тон, выглядит такой же изящной, как когда-то, только в уголках ее глаз появились легкие морщинки, а линии вокруг рта углубились. Лицо ее было живым и полным света, к чему Эбби, ожидавшая увидеть тупой, безразличный взгляд, не была готова.

И эта женщина считается душевнобольной? Кто поверит, что она потратила половину жизни, борясь с проявлениями раздвоения личности? Она выглядела абсолютно нормальной.

- Подойди и дай мне посмотреть на тебя, дорогая.

Эбби неуверенно прошла через комнату, не представляя себе их теперешние отношения.

Мать, почувствовав ее сомнения, замерла, едва коснувшись Эбби пальцами.

- Доченька...

- Она такого же роста, как и ты, Сильвия.

- Да. - Ее улыбка потеплела. - А волосы как у твоей матери.

- И мне так кажется.

- Она пошла в твою семью, Роберт.

- Ну что ты. Она взяла твои глаза, и нос тоже.

Чувство бессилия, памятное Эбби по прошедшим дням, возвращалось. Она не хотела оставаться рядом с матерью, не хотела снова ощущать беспомощность и страх, владевшие ею, когда приходилось выполнять работу взрослой и уверенной в себе женщины.

Она нервно прокашлялась, слегка отстраняясь.

- Э.., ты знакома с Джеком, м-ма?.. - Эбби запнулась, не в силах произнести это обращение. - Мой друг, Джек, - наконец вымолвила она.

- Рада познакомиться. Твой отец рассказал мне об этом приятном молодом человеке.

- Джек, я хочу познакомить тебя с.., м-ма... - Эбби мысленно ужаснулась: "Ну вот, опять! Я не могу проявить должного дружелюбия. Господи, прости меня!"

- Сильвия, - пришла мать на помощь, протянув Джеку руку. - Зовите меня просто Сильвией.

Джек пожал ей руку.

- Хорошо, Сильвия.

Эбби отметила его реакцию - он принял ее мать такой, какая она есть.

- Вы ходили в школу вместе с моими дочерьми?

- Да. Но после школы мы переехали в Сент-Луис.

Мать сложила руки перед собой. На безымянном пальце блеснули два обручальных кольца.

Увидев это, Эбби не могла сдержать раздражение.

- Ты носишь обручальные кольца? - едко спросила она.

- Разумеется, - сухо сказала мать. - Твой отец попросил меня снова надеть их.

- Вот как?

- Я боялась, что они не подойдут.

- Надо же, подошли, хотя минуло столько времени.

Мать опустила руки, но отец защитным жестом положил ей ладонь на плечо.

- Эй, Джек, - произнес он неожиданно, - как насчет пары-тройки бесплатных медицинских советов в свободное от работы время?

Эбби дернулась.

- В чем дело, па? Ты заболел? Переутомился?

- Нет, слава Богу, со мной все в порядке. Но один из моих годовичков запутался в колючей проволоке. Я хотел спросить, нужно ли вызывать ветеринара, или я сам справлюсь.

- Папа, Джек лечит людей, а не коров.

- Все нормально, я могу взглянуть.

- Отлично, тогда пошли.

Отец вышел за дверь, прихватив пальто. Джек двинулся за ним, оставив Эбби наедине с матерью.

Они внимательно изучали друг друга.

27
{"b":"71727","o":1}