ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он воинственно стукнул по дверце автомобиля.

Господи, он поцеловал Абигайль Уорт! Невозможно поверить. Сколько он себя помнил, никто и подумать не мог приблизиться к Абигайль на расстояние руки.

А он ни с того ни с сего поцеловал ее. Более того, он приник к ней в поцелуе только что не мурлыкая, как котенок. Позор, да и только. Впору почувствовать себя полным мерзавцем. Честный человек не вправе так себя вести с девушками вроде Абигайль.

Но другая часть ситуации, по правде говоря, волновала его куда сильнее: Эбби ответила на его поцелуй. Прямо в аптеке, на глазах у всех, как будто ей было наплевать на это. Ее лицо не залилось жарким румянцем, она не выглядела смущенной, только задрожала при его приближении. А он подхватил ее и завертел в воздухе так фамильярно, словно делал это тысячи раз. Если говорить об этой встрече... Глаза Джека обреченно закрылись. Толки, сплетни, домыслы, подмоченная репутация... Он не знал, чья репутация его беспокоит больше: собственная или Эбби. Сейчас глаза всего городка устремлены на новенького доктора, положение обязывает поддерживать хотя бы видимость респектабельности и серьезного поведения.

Ему не следовало целовать женщину в аптеке, тем более такую благонравную, как Абигайль.

Но ее губы прямо-таки напрашивались на поцелуй. Они завели его. Вызвали смятение чувств. Правду говоря, он совсем не думал о том, что чувствовала она. Но он никогда не забудет, как Эбби прижалась к его груди - мягкая, нежная, податливая.

Кошмар. Что с ним, случилось?

Может, и вправду возвращение в Купер идея не из лучших? Он и так осторожничал вовсю - не пил ничего крепче чая со льдом, а кружку пива позволял себе лишь в праздники. О женщинах нечего и говорить, он никогда не пользовался их беспомощностью. Ему нравилось думать, что он обладает совестью.

Конечно, он не знал, к кому лезет с поцелуями. Нат только приветствовала бы маленькую демонстрацию интимности, даже подыграла бы ему. Ее хлебом не корми - дай выставиться.

Но Эбби?.. Все считали, что она - милейшее создание, но безмерно наивное и без единой капли страстности. Какие там мысли о сексе!

Глупцы! Природа даже переборщила со страстностью, создавая Эбби.

Джек и сам не мог этому поверить. В Купере привыкли связывать его имя с Нат, всегда считавшейся красоткой и горячей штучкой. А она, по его твердому нынешнему убеждению, в подметки не годилась Эбби.

У Джека было такое чувство, будто он ненароком открыл хорошо скрываемый секрет и теперь не знал толком, что с ним делать.

Проклятье. Нужно выпить. Может, выпивка угомонит скачущие мысли. Что дальше? Сумеет ли он забыть этот поцелуй? Или страсть толкнет его на край пропасти?

Абигайль Уорт и Джек Конрой? Невозможно. Совершенно немыслимо. Никто не целовал Эбби и не ощущал, как слабеют ее колени. Никто. И он тоже целовал не ее, а Натали. Вот так. Это было единственным логическим объяснением. Эбби была совсем не в его вкусе: милая, добрая и абсолютно пресная.

Пресная - что-то связанное в его сознании с диетой, отнюдь не с любовью.

Джек подъехал к бару и ударил по тормозам так, что машина жалобно заскрипела и вильнула. Слова Эбби и нежный тембр ее голоса неожиданно всплыли в памяти.

Дороги Южной Дакоты твою машину не пощадят.

Пиво, подумал он, натолкнувшись на открытую дверцу автомобиля. Пиво и немного виски для поднятия духа.

Погруженный в полусумрак бар показался ему особенно уютным после слепящего солнечного света. Джек не увидел знакомых лиц, но вещи, окружавшие его, были все теми же. Гирлянда рождественских лампочек за стойкой бара над зеркалом. Глубокая царапина на полу, которую так и не удалось замазать лаком.

Джек двинулся прямо к вращающемуся табурету у стойки, покрытой пятнами от кружек с пивом, количество которых только увеличилось со временем. Не рассматривая посетителей - пару картежников-завсегдатаев, подростков, вертевшихся около бильярдного стола, и парочку, по заведенному ритуалу целующуюся у музыкального автомата, - он пристроился на обтянутом винилом сиденье.

- Пива. Разливного, - сказал он бармену. Мужчина с желваками на скулах, напоминавшими мелкие яблоки, поднял на него глаза.

- Бутылочного не желаете?

- Нет. Не сегодня.

Прежде чем бармен поставил две кружки перед Джеком, кто-то хлопнул его по спине.

- Черт возьми, Джек Конрой, старина! Слухи не подвели. Значит, ты замещаешь доктора Уилсона?

Джек изобразил на лице вежливую улыбку, но, обернувшись, был приятно удивлен.

- Билл! Приятель, рад тебя видеть! - Их рукопожатие было теплым и искренним.

- Я тоже. Мне уже говорили, что сегодня ты колесил по окрестностям с подружкой.

- Угу. - Джек почувствовал себя виноватым и замолчал, вперив взгляд в пластмассового медведя, прицепленного над часами. Билл был его одноклассником, необходимо как-то оправдать прогулку. - Ездил с одной из тройняшек Уорт. По делу.

Билл поднял брови так высоко, что они исчезли под кудрявой светлой шевелюрой, свисавшей на лоб.

- Что, Нат вернулась в город? - Он откинул голову и захохотал. - Ну ты даешь! Не теряешь зря время, а? Значит, ты явился в "Ред Рустер" возобновить старые шашни?

Джек раскрыл было рот, желая объяснить, в чем дело. Эбби права: не годится, чтобы сестер вечно путали. Прежде чем он успел ответить, Билл тряхнул его за плечо.

- Шутка! Понимаешь? - веселился он.

- Да-а. - Джек попытался улыбнуться, но честность не позволила этого сделать. Он уставился в кружку пива, которую бармен пристроил рядом с его локтем. Сообразив, что с тройняшками Уорт не так-то просто разобраться, особенно человеку со стороны, он сменил тему; - Расскажи-ка мне о себе. Что поделываешь?

- Работаю на государственной службе. Ох уж эта чертова хорошая работа. Три года назад открылась вакансия в дорожной команде...

Джек кивнул, крутя кружку с остатками пива, пока Билл поддерживал этот односторонний разговор. Он почувствовал, как кровь побежала быстрее по сосудам, и легкая дрожь охватила его. Он взял щепотку соли и проглотил ее, затем запил пивом.

- ..а потом, после этих происшествий, я женился. Пять лет назад, на девушке из местечка неподалеку от Мэдисона.

8
{"b":"71727","o":1}