ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что же ты задумал сделать, если ты вынужден произносить такое напыщенное извинение?

— Я еще не знаю, — засмеялся Лок. — Оно звучит довольно странно, это так. Но оно искрение.

Она глубоко вдохнула воздух. Высокий лоб покрылся морщинками, ветер разбросал ее волосы по плечам. Глаза ее были в тени.

— Полагаю, что я также должна предупредить тебя.

Он кивнул.

— Считай, что это уже сделано, — она отодвинулась от стены.

— Я так и считаю, — ответил Лок.

— Хорошо, — ока завела руку за спину и взметнула ее вверх. Триста квадратных футов цепей мелькнули над ее головой и с грохотом обрушились на Лока.

Кольца упали на его воздетые руки, покрывая их ссадинами. Он закачался под их весом.

— Руби!..

Она взметнула другую руку. Упал еще один слой. Она откинулась назад, и сеть потянулась за ней, ударив его по ногам так, что он покачнулся.

— Не надо! Дай мне!..

Сквозь движущиеся кольца он увидал, что она снова в маске. Напряжение было в ее узких плечах и внезапно обозначившихся маленьких мускулах. Она наклонилась, комбинезон на животе сморщился. Адаптерные кольца увеличивали силу ее рук раз в пятьсот. Лока поволокло вниз по ступеням. Он упал, цепляясь за стену. Руки и колени его были совраны о металл и камень.

То, что кольца помогали выиграть в силе, проигрывалось в точности движений. По сети прокатывалась дрожь, и все же Лок смог, вынырнуть и взобраться по лестнице на две ступени выше. Но Руби резко дернула ногой назад, его проволокло на четыре ступеньки вниз. Лежа на спине, он изо всех сил сопротивлялся объятиям сети. Руби еще проволокла его вниз. Туман доходил ей почти до колен. Она отступила дальше и наклонилась так, что ее черная маска оказалась у самой поверхности.

Лок бросился вверх, воспользовавшись передышкой, но сеть опять сбросила его. Лежа на боку, он вцепился в кольца и резко рванул. Руби покачнулась, но он почувствовал, как острый край сети разодрал ему плечо.

Лок снова попытался поднырнуть под сеть, под свалившуюся на него тяжесть. И услышал вскрик Руби.

Он отшвырнул кольца с лица и открыл глаза. Сверху что-то... Оно неслось между стенами, черное и грозное.

Руби взмахнула рукой, чтобы отогнать его. И часть сетей соскользнула с Лока. Существо взмыло, уклоняясь от колец.

Пятьдесят фунтов металла упали в туман. Руби покачнулась, оступившись.

Лок сполз на несколько ступенек. Туман закрыл его бедра. Соединения мышьяка налили голову свинцом. Он закашлялся и ухватился за скалу.

Черный призрак парил теперь над ним. Тяжесть в голове на минуту пропала, и Лок пополз по камням вверх. Глотая свежий воздух, задыхаясь и борясь с головокружением, он оглянулся назад.

Сеть парила над ним, сражаясь с крылатым зверем. Лок подтянулся до следующей ступеньки. Кольца тяжело упали на ногу, соскользнули с нее, проволоклись по ступеням и исчезли.

Лок сел и заставил себя посмотреть на полет зверя над скалами. Тот приблизился к лестнице, сделал два круга и спустился на плечо Себастьяна. Тот, сидя на корточках, глядел вниз.

Лок, пошатнувшись, встал на ноги, с силой зажмурил глаза и помотал головой, потом двинулся вверх по Эскларос дес Нуачес.

Себастьян закрепил стальное кольцо на лапе своего питомца. Лок поднялся на верхнюю ступеньку.

— Спасибо, — Лок глубоко вздохнул и уронил руку на плечо Себастьяна. — Спасибо!

Они посмотрели на туман, который не тревожил сейчас ни один нетрайдер.

— Вы в опасности?

— Да.

Тай, подбежавшая со стороны пристани, остановилась за спиной Себастьяна.

— Что случилось? — Ее глаза, поблескивая, перебегали с одного на другого. — Черный друг, я видела, выпущен был!

— Он молодчина, — ответил ей Лок. — Все в порядке. Сейчас у меня столкновение с королевой мечей было. Но ваш зверюга меня спас.

Себастьян взял руку Тай. Пальцы ее ощутили знакомое прикосновение, и она успокоилась.

Себастьян спросил:

— Время идти сейчас?

И Тай:

— Ваше солнце находить?

— Нет. Ваше.

Себастьян непонимающе взглянул на него.

— К Дим, Умершей Сестре, мы сейчас отправляемся, — объяснил Лок.

Через пристань шли близнецы. Можно было заметить удивление на лице Линчеса. Но только не у Айдаса.

— Но?.. — начал Себастьян. Ладонь Тай шевельнулась в его руке, и он замолчал.

Лок решил ответить на невысказанный вопрос.

— Собираем всех. Я то, чего хотел, получил. Да. Время сейчас идти.

* * *

Катин качнулся вперед и ухватился за кольца. Звон эхом отозвался в помещении, где нетрайдеры развешивали свои сети. Лео засмеялся.

— Эй, Мышонок, в последнем баре твой длинный друг слишком много выпил, я думаю.

Катин удержал равновесие.

— Я не пьян, — он поднял голову и оглядел металлическую занавесь. — Мне надо выпить в два раза больше, чтобы опьянеть.

— Забавно. А вот я пьян, — Мышонок раскрыл футляр. — Лео, ты хотел, чтобы я поиграл. Что ты хочешь увидеть?

— Что-нибудь, Мышонок. Что любишь, сыграй.

Катин снова встряхнул сеть.

— От звезды к звезде. Мышонок, представь себе — гигантская паутина раскинулась по всей обитаемой Галактике. Это зеркало, в котором отражается современная история. Понимаешь? Все так и есть. Это — моя теория. Каждый индивидуум — узелок сети, а волокна между узелками — это культурные, экономические и психологические связи, сближающие одного человека с другим. Каждое историческое событие, — он погремел кольцами, — словно колыхание сети. Оно движется через всю сеть, растягивая или сжимая культурные связи, объединяющие человечество. Если событие катастрофично, связи рвутся. В сети на время появляется дыра. Де Эйлинг и Альвин-34 не сходятся только в том, где начинается сотрясение и как быстро оно распространяется. Но в основном их точки зрения совпадают, понимаешь? Я хочу схватить такую волну, и поместить эту сеть в свою... в свой роман. Мышонок. Я хочу, чтобы он показал сеть целиком. Но я должен найти тот центральный сюжет, то великое событие, которое сотрясает историю и заставляет кольца сталкиваться и сверкать передо мной... А потом — Луна, Мышонок! Вернуться к, прекрасным скалам, совершенствовать свое искусство, созерцать передвижение колец и всей сети — вот чего я хочу. Мышонок. Но тогда я не найду сюжет!

Мышонок сидел на полу, шаря по днищу футляра в поисках пропавшей рукоятки управления.

— Почему ты не напишешь о себе?

— Прекрасная идея! Но кто бы стал читать такой роман? Ты?

Мышонок нашел рукоятку я приладил ее на место.

— Не думаю, чтобы я смог прочесть такую длинную вещь, как роман.

— Но если бы сюжет был, скажем, о столкновении между двумя могущественными семействами? Например, между Принсом и капитаном, то все равно ты не захотел бы прочитать?

— Сколько записей ты уже сделал для своей книги? — Мышонок пустил по ангару пробный луч.

— Нет и десятой части того, что мне необходимо. Если она и обречена сразу же стать допотопной музейной реликвией, это будет искрящаяся драгоценными камнями, — он откинулся на сети, — искусная, — кольца загремели, голос его поднялся, — тщательная работа! Безупречная!

— Я родился, — сказал Мышонок. — Я должен умереть. Я страдаю. Помоги мне. Я бы тогда написал твою книгу вместо тебя.

Катин опустил глаза на свои длинные пальцы, слабые, но мужские. После недолгого молчания он сказал:

— Мышонок, иногда мне хочется плакать от твоих слов.

Запах тмина.

Запах миндаля.

Запах кардамона.

Падающие звуки слились в одну мелодию.

Обкусанные ногти, распухшие пальцы — ладони Катина подрагивали в такт осенним краскам. На цементном полу, в сети, танцевала его тень.

— Это да! — засмеялся Лео. — Ты умеешь играть. Мышонок! Умеешь!

Тень танцевала, пока ее не спугнули голоса.

— Эй, ребята, вы еще...

— ...здесь? Капитан сказал нам...

— ...найти вас. Время...

— ...отправляться. Идемте...

— ...пора в путь! Пора!

Глава 6

(Созвездие Дракона — Федерация Плеяд. Полет «Руха». 3172 год)
39
{"b":"7173","o":1}