ЛитМир - Электронная Библиотека

Горский не отвечает и молча глядит на нее.

О чем вы думаете?

1} Мы помирились, друг мой (франц.).

2} А! Разве вы ссорились? (франц.)

3} Да, немного (франц.).

Горский. Я думал... Я воображал себе небольшую комнатку, только не в наших снегах, а где-нибудь на юге, в прекрасной далекой стороне...

Вера. А вы сейчас говорили, что вам не хочется вдаль.

Горский. Одному не хочется... Кругом ни одного человека знакомого, звуки чужого языка изредка раздаются на улице, из раскрытого окна веет свежестью близкого моря... белый занавес тихо округляется, как парус, дверь раскрыта в сад, и на пороге, под легкой тенью плюща...

Вера (с замешательством). О, да вы поэт...

Горский. Сохрани меня бог. Я только вспоминаю.

Вера. Вы вспоминаете?

Горский. Природу - да; остальное... все, что вы не дали договорить сон.

Вера. Сны не сбываются... в действительности.

Горский. Кто это вам сказал? Mademoiselle Bienaime? Предоставьте, ради бога, все подобные изречения женской мудрости сорокапятилетним девицам и лимфатическим юношам. Действительность... да какое самое пламенное, самое творческое воображение угонится за действительностию, за природой? Помилуйте... какой-нибудь морской рак во сто тысяч раз фантастичнее всех рассказов Гофмана; и какое поэтическое произведение гения может сравниться... ну, вот уо гь с этим дубом, который растет у вас в саду на горе?

Вера. Я готова вам верить, Горский!

Горский. Поверьте, самое преувеличенное, самое восторженное счастие, придуманное прихотливым воображеньем праздного человека, не может сравниться с тем блаженством, которое действительно доступно ему... если он только останется здоровым, если судьба его не возненавидит, если его имения не продадут с аукционного торгу и если, наконец, он сам хорошенько узнает, чего ему хочется.

Вера. Только!

Горский. Но ведь мы... но ведь я здоров, молод, мое имение не заложено...

Вера. Но вы не знаете, чего вам хочется...

Горский (решительно). Знаю.

Вера (вдруг взглянула на него). Ну, скажите, коли знаете.

Горский. Извольте. Я хочу, чтобы вы...

Слуга (входит из столовой и докладывает). Владимир Петрович Станицын.

Вера (быстро поднимаясь с места). Я не могу его теперь видеть... Горский! я, кажется, вас поняла наконец... Примите его вместо меня... вместо меня, слышите... puisque tout est arrange... 1} (Она уходит в гостиную.)

1} Потому что все улажено (франц.).

М-11е Вienaime. Eh bien? Elle s'en va? 1}

Горский (не без смущения). Oui... Elle est a1lee voir... 2}

M-lle Bienaime (качая головой). Quelle petite folle! 3} (Встает и тоже уходит в гостиную.)

1} Вот как? Она ушла? (франц.)

2} Да... Она пошла посмотреть (франц.).

3} Какая сумасбродка! (франц.)

Горский (после небольшого молчания). Что ж это я? Женат?.. "Я, кажется, вас поняла наконец"... Вишь, куда она гнет... "puisque tout est arrange". Да я ее терпеть не могу в эту минуту! Ах, я хвастун, хвастун! Перед Мухиным я как храбрился, а теперь вот... В какие поэтические фантазии я вдавался! Только недоставало обычных слов: спросите маменьку... Фу!.. какое глупое положение! Так или сяк надо кончить дело. Кстати приехал Станицын! О судьба, судьба! скажи мне на милость, смеешься ты надо мною, что ли, или помогаешь мне? А вот посмотрим... Но хорош же мой дружок, Иван Павлыч...

Входит Станицын. Он одет щеголем. В правой руке у него шляпа, s левой корзинка, завернутая в бумагу. Лицо его изображает волнение. При виде Горского он внезапно останавливается и быстро краснеет. Горский идет к нему навстречу с самым ласкодым видом и протянутыми руками.

Здравствуйте, Владимир Петрович! как я рад вас видеть...

Станицын. И я... очень... Вы как... вы давно здесь?

Горский. Со вчерашнего дня, Владимир Петрович!

Станицын. Все здоровы?

Горский. Все, решительно все, Владимир Петрович, начиная с Анны Васильевны и кончая собачкой, которую вы подарили Вере Николаевне... Ну, а вы как?

Станицын. Я... Я слава богу... Где же они?

Горский. В гостиной!.. в карты играют.

Станицын. Так рано... а вы?

Горский. А я здесь, как видите. Что это вы привезли? гостинец, наверное?

Станицын. Да, Вера Николаевна намедни говорила... я послал в Москву за конфектами...

Горский. В Москву?

Станицын. Да, там лучше. А где Вера Николаевна? (Ставит шляпу и конспекты, на стол.)

Горский. Она, кажется, в гостиной... смотрит, как играют в преферанс.

Станицын (боязливо заглядывая в гостиную). Кто это новое лицо?

Горский. А вы не узнали? Мухин, Иван Павлыч.

Станицын Ах да... (Переминается на месте.)

Горский. Вы не хотите войти в гостиную?.. Вы словно в волнении, Владимир Петрович!

Станицын. Нет, ничего... дорога, знаете, пыль... Ну, голова тоже...

В гостиной раздается взрыв общего cwexa... Все кричат: "Без четырех, без четырех!" Вера говорит: "Поздравляю, monsieur Мухин!

(Смеется и опять заглядывает в гостиную.) Что это там... обремизился кто-то?

Горский. Да что ж вы не войдете?..

Станицын. Сказать вам правду. Горский... мне бы хотелось поговорить несколько с Верой Николаевной.

Горский. Наедине?

Станицын (нерешительно). Да, только два слова. Мне бы хотелось... теперь... а то в течение дня... Вы сами знаете...

Горский. Ну, что ж? войдите да скажите ей... Да возьмите ваши конфекты...

Станицын. И то правда.

Подходит к двери и все не решается войти, как вдруг раздается голос Анны Васильевны: "C'est vous, Woldemar? Bonjour... Entrez dons..." 1} Он входит.

Горский (один). Я недоволен собой... Я начинаю скучать и злиться. Боже мой, боже мой! да что ж это во мне происходит такое? Отчего поднимается во мне желчь и приступает к горлу? отчего мне вдруг становится так неприятно весело? отчего я готов, как школьник, накуролесить всем, всем на свете, и самому себе между прочим? Если я не влюблен, что за охота мне дразнить и себя и других? Жениться? Нет, я не женюсь, что там ни говорите, особенно так, из-под ножа. А если так, неужели же я не могу пожертвовать своим самолюбием? Ну, восторжествует она,-ну, бог с ней. (Подходит к китайскому бильярду и начинает толкать шары.) Может быть, мне же лучше будет, если она выйдет замуж за... Ну, нет, это пустяки... Мне тогда не видать ее, как своих ушел... (Продолжает толкать шары.) Загадаю... Вот если я попаду... Фу, боже мой, что за ребячество! (Бросает кий, подходит к столу и берется за книгу.) Что это? русский роман... Вот как-с. Посмотрим, что говорит русский роман. (Раскрывает наудачу книгу и читает.) "И что же? не прошло пяти лет после брака, как уже пленительная, живая Мария превратилась в дебелую и крикливую Марью Богдановну... Куда девались все ее стремления, ее мечтания"... О господа авторы! какие вы дети! Вот вы о чем сокрушаетесь! Удивительно ли, что человек стареется, тяжелеет и глупеет? Но вот что жутко: мечтания и стремления остаются те же, глаза не успевают померкнуть, пушок со щеки еще не сойдет, а уж супруг не знает, куда деться... Да что! порядочного человека уже перед свадьбой лихорадка колотит... Вот они, кажется, сюда идут... Надо спасаться... Фу, боже мой! точно в "Женитьбе" Гоголя... Но я по крайней мере не выпрыгну из окошка, а преспокойно выйду в сад через дверь... Честь и место, господин Станицын!

1} Это вы. Владимир? Здравствуйте... Входите же (франц.).

В то время как он поспешно удаляется, из гостиной входят Вера и Станицын.

Вера (Станицыну). Что это, кажется, Горский в сад побежал?

Станицын. Да-с... я... признаться... ему сказал, что я с вами наедине желал... только два слова...

Вера. А! вы ему сказали... Что же он вам...

Станицын. Он... ничего-с...

Вера. Какие приготовления!.. Вы меня пугаете... Я уже вчерашнюю вашу записку не совсем поняла...

5
{"b":"71734","o":1}