ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Как все это отразится на столпах... на Амбер?

- Время покажет, отец. - Бен не заметил, как остановился в самом центре Узора. - Куда ты хочешь переместиться отец? Кстати... я нашел себе подходящее имя... Боак. Отец, у меня к тебе есть просьба... - Боак умолк.

- Я слушаю тебя... Если это в моих силах, то я постараюсь выполнить.

- Как мне стало известно, ты недавно побывал в отражении Фанатион!?

- Абсолютно верно, ты даже туда забросил Фифиго.

- Мне нужно чтобы ты отделил меня от пола... Это возможно, если ты воспользуешься средствами Фанатиона.

- Я сначала в Амбер, а затем сразу в Фанатион... Хорошо?

- Я на тебя рассчитываю отец. Итак, куда тебя?

- Постарайся добросить меня хотя бы до Колвира. - Долго ничего не происходило и вдруг Бен очутился на небольшой платформе с которой лесенка вела вниз в Рэмбу, вверх в Амбер и в другой верх Тир-На-Ногт.

Бен не спеша начал подниматься. Ох не любил он эту жуткую лестницу, но все же уважал за то, что она ограждала Вечный город от любых попыток нападения. Любая армия, если она конечно не воздушная прямо-таки сойдет с ума до того, как окажется на верхушке.

В задумчивом состоянии, то есть размышляя о разумности своего Узора, Бен брел вверх и верх. Интересно, почему Звезда выбрала себе имя Боак? Да, какая ему разница раз уж Боак подчиняется?

Бен устал, но все же в конце концов поднялся на верхушку, поздоровался со стражником и отправился во дворец. Оберон его встретил расспросами и узнав, что Бенедикт не смог захватить Авалон Оберон с подозрением прищурился. И вообще средний сын придумал историю по которой он попал в плен. Так что история Эмеральда осталась в тайне, но в глазах Оберона Бенедикт значительно пал.

- У меня есть для тебя новости... Я вскоре женюсь. Очень скоро, когда все твои братья будут тут. Я даже собираюсь вытянуть их из отражений.

- Женишься? - С недоумением произнес Бен. - Что это значит отец? Прах матери не успел рассеяться, а ты уже на лево.

- Как ты смеешь говорить так со своим отцом? - Оберон уже хотел было дать сыну пощечину, но Бен отскочил.

- Ты упрекаешь меня, а ведешь себя как нашкодивший ученик. - Оберон начал приближаться он не собирался отступать до того момента, пока не ударит сына по лицу, но вопросительный вскрик Бена "Может она уже ждет от тебя ребенка? ", заставил Оберона опустить руки. - Что это значит, отец? - Бен задал этот вопрос тихо, осознавая, что ответ будет очень, очень жестоким. - Почему ты молчишь?

- Недавно у меня появился новый сын. Я назвал его Эриком.

Бенедикт махнул рукой и в молчании отправился к себе в апартаменты. Он даже и не знал, как отнестись к этому новому чуду, мало ему что ли Фина? Ну, а Озрик, некоторые в его возрасте становятся дедушками, а ему навязывают брата. Чушь, но такова судьба истинных властелинов теней... Может быть века спустя у короля появятся другие детишки!?

Он просто не знал, воспринять ли поступок отца, как предательство, или все же так поступил бы любой на его месте.

- Да, теперь нас четверо... Как и столпов. Ну что ж, Боак останется в секрете.

Бен решил отнестись к новому брату также, как отнесутся остальные, но уже сейчас он начал ощущать, как в глубине его разума и души зарождается мысль, что Амбер ему становится довольно чужим. Да и люди почему-то начали казаться неправильными... Они не контролируют гравитацию... Слишком много среди них светлоглазых и светловолосых людей. Нет, этот мир слишком чужд.

Бен вдруг понял, что чего-чего, а присутствовать на будущей свадьбе ему совсем не хочется. Не успел он войти в свою комнату, как ощутил, что кто-то старается произвести с ним козырный контакт.

- Ну что ж, должно быть это кто-нибудь из братьев!? Оборудуем и их тоже.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ: МАТЬ ЗОЛОТОГО ЭРИКА

Файла задумчиво смотрела в зеркало. Ее огромный живот прямо таки выпирал. Женщина была горда, что смогла соблазнить самого Оберона, да ещё и он сам ей понравился и вот она представила, как то малюсенькое существо которое было в ней взойдет на амберский трон. Но пока что нужно держаться подальше от Амбера, от его короля и от его принцев.

Девушка медленными шагами отправилась на поиски карманного зеркала и своей бутылочки. Все оказалось именно там, где она их и оставила. Положив зеркальце на колени она вылила пару капель на него.

- Покажи мне моего любимого братишку Сладта.

Не слова Файлы, а волна мыслей заставила капли модифицироваться в гиперпространственную голограмму участка одной несложной тени. Файла увидела одного из сынов Фалаона. Он шествовал во главе небольшой армии. Сейчас он точно был не в Роглике и даже не в Карме.

Файла попыталась коснуться изображение рукой, но этим она лишь разрушила иллюзию присутствия. Что-то смутно подсказывало девушке, что Сладту что-то грозит. Они должны были встретиться по крайней мере неделю назад.

Затем девушка налила ещё несколько капель на зеркальце. На этот раз она увидела Оэиндо. Этот Карм тоже не находился в Роглике. Он забрел куда-то в сторону Хаоса и старался завербовать небольшой отряд, который поможет произвести захват всего Роглика.

Следующей жертвой любопытства Файлы стал Герок. После недавней смерти Фалаона, Герок сел на отцовский трон и тем самым привязался к Роглику. Ему даже стало грустно, что он не может побродить по теням. Девушка недолго смотрела на брата, а затем прервала изображение.

С некоторой нерешительностью девушка подумала стоит ли взглянуть на Авико и в конце концов решилась. Но зеркало показало какого-то гиганта, а с ним был человек довольно подобный ему, но чуть поменьше.

Файла не могла понять причем здесь эти двое. Должно быть вода озера впервые решила обмануть её. Девушка прервала изображение и вновь совершила контакт, но зеркало, как это не странно, вновь решило показать двух подобных людей. Это заставило Файлу задуматься и прийти к определенному выводу - Авико один из этих двоих, но оба они совсем не похожи на того Авико, которого она знала, а быть может есть во вселенной не мало авиков...

Вновь девушка прервала контакт. И вдруг она ощутил боль, и инстинктивно поняла, что сейчас начнутся роды... Она позвонила в колокольчик и в комнату ворвалась служанка. Услышав крик "Началось", женщина заорала "Барыня рожает" призывая к себе всех существ женского рода.

Уже через минуту кто-то принес тазик с горячей водой, другие принесли полотенце, ещё одна женщина несла ножницы. Файла свалилась, но служанки перенесли хозяйку на постель. Обмочили полотенце и положили ей на лоб.

- Тужьтесь, тужьтесь, сударыня... - Просили девушку, а Файла заорала и чуть было не потеряла сознание. Ее поддерживали физически и морально. Кто-то принес зелье, которое должно было ослабить боль.

- Это будет мальчик, это будет мальчик... - Твердила Файла. И вдруг она ощутила, как вынашиваемая ею плоть вырывается из неё и вскоре по всей комнате разнесся детский плач. Ребенка вымыли, вытерли и передали матери. - Мальчик, какой красивенький, лысенький, глазки голубенькие... красавчик. - И Файла чмокнула сынишку в лобик. Но вдруг одна из служанок произнесла:

- Сударыня... Если вы не будите беречь себя и попытаетесь родить ещё несколько раз, то есть вероятность, что вы погибните.

- Уйди! - Просто сказала молодая мать, а затем повернувшись к ребенку произнесла. - Как же тебя назвать? Ладно, пусть Оберон даст тебе имя. - Она оголила свою левую грудь и приложила к ней малыша.

Почти неделю дочь Фалаона не могла подняться с постели. Служанки ухаживали за хозяйкой, как могли хорошо. Но вот девушка пришла в себя и прошлась по комнате. Но сразу же она ощутила, как кто-то пытается произвести козырный контакт. Это был Оберон.

- Я по тебе соскучился! - Произнес король. - Ты странно выглядишь... Что-то случилось? Все в порядке?

Файла подошла к кровати и подняла малыша.

- Я тоже скучаю... Взгляни - это твой новый сын! - Гордо произнесла девушка. И вдруг изображение Оберона погладило малыша. - Ну, теперь тебе придется жениться на мне!

32
{"b":"71736","o":1}