ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кто-то будто бы услышав мысли Озрика ступил на дефектный Узор и сделал несколько шагов, но вдруг его тело распалось, а затем вообще испарилось. Восьмерка оставшихся в живых людей испуганно отступила.

Человек, который кого-то напоминал Озрику, сам амберит мысленно назвал его "Не узнанным", начал успокаивать оставшихся. Он даже подошел к дорожке, наступил на нее, а затем сделал шаг назад. Затем он приказал остальным сделать тоже самое. Первым трем это легко удалось, но четвертый погиб, а остальные трое долго ломались прежде чем попробовать. Еще двое прошли, но последнего путь не принял. Итак ,осталось только шесть человек.

Озрик понял, что "Не узнанный" является в этой компании главным. Он вновь подходит к Узору и делает по синей дорожке три шага, затем ещё и еще. Ему наверное надоело быть простым примером. Он очень быстро проходит весь дефектный Узор, а затем переносится в его начало.

- Итак, следующий. - Кричит "Не узнанный". - Хотя бы пять шагов.

Ему с неохотой подчиняются, но от пяти людей остается только один и этот единственный прямо-таки в ужасе. Он вопит, что ни за что больше не ступит на эту убийственную дорожку. "Не узнанный" молчит несколько секунд, а затем говорит, что согласен, но не успокоится до тех пор, пока не найдет... И он произнес "Властелина теней".

Озрику ясно, что этот человек уже не раз проходил этот Огненный путь. Затем "Не узнанный" и последний оставшийся человек удаляются в тенях. Тогда Амберит выскакивает из-за скрывающих его деревьев и подходит к Огненному пути.

И тут он поразился обнаружив, что Узор третьего порядка - то есть он прямая тень Узора Рэмбы. Он сам не знает, чем отличается тени амберских Узоров от рэмбских, но все же Озрик ни разу не проходил Узор Рэмбы.

Амберит ступил на дорожку. Сопротивление очень слабое, но все же есть, так что хоть Узор и третьего порядка, но энергии в нем в раз тридцать меньше чем положено. Наверное он появился совсем недавно.

Чтобы не тратить время Озрик бегом пронесся по дорожкам и вот он в центре. Недолго думая он представляет дворец в Роглике, а точнее вид дворца и вот легко переносится туда, куда хочет.

Очень быстро амберит входит в бар и начинает расспрашивать людей на разные темы, но делает это так аккуратно, что никто не обращает на него внимание. Озрик восхваляет Оэиндо и тут же слышит, что действительно принц неплохо захватил земли Даарга.

Но тут же слышится, что другие люди орут, что это Оэиндо конечно хорошо, но Герок куда круче, да и сделал куда больше добра для королевства. Да, Оэиндо и в подметки не годится Героку.

Конечно же разгораются новые споры и в них медленно вливается третья группа, которую Озрик воспринимает в качестве почитателей Сладта. Вот эти парни так восхваляют своего принца, что у первые две группы в панике ежатся. Сладта все любят и уважают. Единственный его серьезный минус, так это то что он второй сын, а не первый, а потому не быть ему императором.

Все три группы "делились" своими историческими познаниями, так что амберит отлично осознал, что быть принцем дело очень непростое, так что если какой-нибудь хаосит попадет в Амбер, то тоже сможет выяснить немало о нем, об Озрике. Но за всю всеобщую беседу амберит так ничего и не выяснил об Авико, младшеньком Карме, так что когда он перебрался в следующий бар, то сразу же начал с того, что практически представился, как фанат Авико, но результат оказался не таким, как в предыдущем баре. Люди взволнованно спрашивали, что он знает о младшем принце. И вообще началась практически панихида. Так что, Озрик решил удалится в тень, чтобы послушать, что говорят другие. Но все будто бы по обоюдному согласию начали говорить об Авико и часто слышались такие фразы "Бедный мальчик", "Он вернется", "Эх, не любят его братья". Затем в мозгу Озрика всплыла такая картинка: Авико куда-то отправился и "там" бесследно испарился. Затем кто-то буркнул, что в этом "там" испаряются все.

Озрик заинтересовался этим "тамом", и начал собирать информацию о нем. В конце концов стало ясно, что он где-то в маркизате Хабур, а сам маркизат находится километрах в трехсот от столицы.

Этого было достаточно и амберит покинул бар.

- Видать там есть какой-то Узор. - Тихо подвел итог Озрик и отправился на поиски конюшни и лишь часа через три амберит на белом жеребце, с мешком продовольствия, выбрался за пределы столицы и неспешно помчался в нужном направлении.

Он держался небольшой дорожки в надежде, что ещё до темна набредет на какую-нибудь хижину, где можно будет отоспаться, но не набрел, лишь столкнулся с небольшим отрядом солдат и думал, что придется драться, но обошлось и вот конь Озрика мчится вперед.

Заночевать пришлось в лесу, а утром вновь в путь. Озрик пришел к выводу, что куда легче пробраться соседними мирами, но все же не зная конечной цели её и не найдешь. В глубоких размышлениях амберит прожил этот день и лишь глубокой ночью он добрался до столицы Хабура и зашел в один из кабачков.

Далее амберит не помнил, что и как творил, но проснулся в кабачковом номере на кровати, качество которой не превышало, среднюю паршивость. Он резко вскочил, оделся и вышел к стойке.

Уже собралась кучка периодических пьяниц. Кто-то у кого-то спросил, кто вон тот человек одетый в красно-серебряные одежды. Ясно, что намекали на самого Озрика. Амберит повернулся к спрашивающему и сам нагло ответил, что его зовут Озрик и он прибыл в Хабур со специальным поручением от принца Оэиндо, выяснить, что случилось с Авико.

Слова сына Оберона вызвали молчание в зале. Кто-то буркнул, что Авико не первый и не последний с кем произошло "это". А другой человек добавил, что Авико предупреждали, но он не послушался, так что сам виноват, что отправился в Смертельные горы. Прямо так и назвали горы Смертельными. Затем, как это бывает, люди принялись рассказывать, кого они знают из людей побывавших во все тех же горах и все ещё не вернулись. Кто-то говорил, что такое случилось с братом дяди отца его жены, а у другого пропал там сын, а у кого сестра. Так что чуть ли не каждый третий хабурец имеет свои счеты со Смертельными горами. Общее мнение было таково, там завелась шайка разбойников, но было поразительным почему в таком случае жители маркизата не попытались всей компанией разобраться с мистическими врагами.

Озрик мысленно осознал, что все равно он отправится туда, ну а если там действительно не Узор, а разбойники, тогда лучше иметь кого-нибудь за спиной и потому он поинтересовался не пришло ли время избавиться от настоящих врагов честных рогликов. Люди пугливо умолкли.

- Лично я собираюсь в Смертельные горы. - Произнес амберит. - И если вы не желаете прибавить к числу жертв ещё одну душу, то нужно собрать настоящую экспедицию. - Большинство из присутствующих удалились подальше к стенке, но оставшиеся действительно восприняли идею Озрика всерьез.

Амберита спрашивали, где его найти и пообещали, что во имя рогликской справедливости сделают то, что посоветовал амберит, то есть наберут настоящую армию из пострадавших. Озрик был удивлен решимостью этих людей, но он также был уверен, что уже через час, когда они отрезвятся, то обо всем забудут.

Он вернулся в свою комнату и лег на кровать, хотел доспать, да и выпил он только что немало. Он даже не заметил, как вновь уснул. Но вот громкий стук в дверь вновь вернул амберита в состояние осознания.

Он резко вскочил и помчался распахнуть дверь. К своему удивлению он обнаружил некоего Люнка, одного из тех людей, кто пообещал привести армию пострадавших. Он сказал, что все готово и люди ожидают того, кто поведет.

Амберит кивнул, быстро оделся и пошел за Люнком. Оказалось, что вокруг кабачка собралась настоящая толпа - свыше ста человек. Они смотрели на Озрика, как на настоящего вожака. Они хотели отправиться в путь немедленно. Амберит согласился и сразу же Люнк вскрикнул "Вперед" и люди пошли в нужное направление.

Жители города были поистине удивлены, но восхваляли оптимизм отряда. Им даже было невероятно интересно, смотреть на людей нацепивших на себя рюкзаки с продовольствием. Вскоре городок оказался позади. Люди отряда начали обсуждать своих потерянных родственников и Шаг за шагом многие из них пришли к выводу, что, может быть, стоит вернуться, но людям не хотелось показать себя трусами.

4
{"b":"71736","o":1}