ЛитМир - Электронная Библиотека

Получив приказ, он даже не имел времени проститься с Кли. Два математика из корпуса высказали соответствующее почтение открытию Кли и приступили к определению местонахождения генератора. Один из имеющих какое-то отношение к этому делу генералов, работающих над стратегией, которую Тумар не вполне понимал, решил, что сейчас самое время для удара.

Тень от контрольной башни упала через обзорный экран и скользнула по лицу Тумара. Он снял темные очки и вздохнул. Сражение. Как, черт побери, они должны сражаться? Беспорядок, дезорганизованность вначале производили на него впечатление фарса. Но после отравленной рыбы фарс уже не был смешным.

Здания аэродрома ушли вниз и назад. Транзитная лента сверкнула под ним, когда шесть других самолетов звена поднялись позади. Через мгновение остров стал ущельем тьмы на гребне вечернего моря.

Темно-синий горизонт окаймляли облака. Виднелось три звезды, на которые он, бывало, смотрел мальчишкой, когда кончалась работа от зари до зари.

Контрольные аппараты были установлены, делать было нечего, кроме как ждать.

На конце металлической ленты был прозрачный хрустальный шар пятнадцати футов в диаметре. Он парил над приемной платформой. Десять маленьких тетроновых приборов стояли вдоль стен. У окна панель с сорока девятью ярко-красными кнопками в положении «выключено». Два человека стояли на узком мостике над приемной платформой: один молодой, черноволосый, другой — темнокожий гигант с тремя шрамами на левой щеке. В другой комнате сидели на зеленом бархате ссохшиеся тела.

Вечер в солярии на верхнем этаже главного медицинского здания. Пациенты готовились к тому, что их отведут из шезлонгов и карточных столов обратно под стеклянные крыши в палаты. Затем звук бьющегося стекла. Взвизгнула одна женщина, завизжали и другие пациенты.

Алтер услышала рев вертолета. Люди побежали. Внезапно толпа пациентов в купальных халатах раздалась, и Алтер все увидела.

Стеклянный купол был разбит у края, и от вертолета к солярию тянулся металлический трап. По нему шли люди с эмблемами королевской стражи. Алтер стиснула зубы и пошла следом за медсестрой. Люди с эмблемами, подняв зажигающие ножи, уже шли среди опрокинутых карточных столов. Боже, они идут к ней!

В тот миг, когда стражники увидели ее, она поняла, что единственная возможности убежать — это сразу броситься через ограждение солярия к лестнице. Она наклонила голову, пробиваясь сквозь толпу больных, и понеслась, удивляясь, почему она так сглупила и не убежала раньше.

Стражник метнулся за ней, она снова услышала визг и крики.

Она упала на твердый металлический пол и почувствовала боль под гипсовой повязкой. Стражник хотел поднять ее, и она ударила его по шее ребром ладони. Он пошатнулся, а она сама поскользнулась. Затем кто-то схватил ее за волосы и оттянул голову назад. Она закрыла глаза, затем снова открыла, увидела надвигающуюся через купол солярия ночь. Мимо нее прошел разбитый край стекла, стало холоднее, и вертолет ревел прямо над ней.

— На курсе?

— Ничего путного на курсе, — ответил Тумар в микрофон. Внизу скользила земля.

— Что вы об этом думаете, майор? — спросил голос из переговорника.

— Ничего не думаю. Просто жду. Смешно даже, что вы в этой армии в основном ждете. Сначала вы ждете, когда можно будет выйти и сражаться, а как только выйдете, начинаете ждать, когда можно будет вернуться обратно.

— Хотел бы я знать, как это будет выглядеть.

— Несколько бомб на генератор, затем активное сражение, и все счастливы.

Смех.

— А если они отразят «активность»?

— Если они покалечат наши самолеты, как делали раньше, мы вернемся на остров.

— Хотел бы я, чтобы было светло и вы видели, что будем делать.

— Хватит скулить.

— Эй, майор, я изобрел новую игру в кости.

— С тебя станется.

— Возьмите пятнадцать монет по сотой части деньги, и расположите их квадратом 4 X 4 с одним недостающим углом. Затем берете шестнадцатую монету и бросаете ее под углом в 45 градусов к диагонали в пустой угол. Как бы вы это не сделали, если все монеты соприкасаются в квадрате, две монеты из семи в дальнем конце вылетят. Каждая имеет номер, и два номера вылетевших все равно что две цифры которые выпадают на костях. Это лучше, чем обычные кости, потому что в некоторых комбинациях шансы повышаются. Ну, конечно, имеет значение и ловкость. Парни назвали эту игру «слумат», то есть «случайные числа» и «матрица».

— Как-нибудь я сыграю с тобой в эту игру, — сказал Тумар. — А знаешь, если взять в качестве биты меньшую по размеру монету, скажем, в десятую часть деньги, то шансы, что она выбьет обе угловые монеты повысятся.

— В самом деле?

— Верно. Моя подруга — математик, и она как-то говорила мне, насчет вероятности. Я уверен, что она заинтересовалась бы этой игрой.

— Знаете, майор?

— Ну?

— Я думаю, вы самый лучший офицер в этой чертовой армии.

Таков был разговор перед первым военным сражением.

Таков был разговор, который вел Джон Кошер в лаборатории Звездною Дворца в Тилфаре.

— О, черт побери, — сказал он. — Пойдем, Эркор. Нам лучше пойти. Если герцогиня с Джерином не появятся здесь в ближайшее время, то... Ну, об этом лучше не думать. — Он написал записку, пристроил ее перед видеофоном и набрал на другом номер станции на приемной платформе транзитной ленты. — Вот это инструкции ей следовать за нами, как только она здесь появится. И ей не стоит пренебрегать этой инструкцией.

На улице ждали два кара: их управление было поставлено на движение в одном и том же направлении. Джон и Эркор сели в один кар, нажали кнопку, и он помчался по дороге надземной. Белый ртутный свет заливал полосу, пока машины кружились по мертвому городу.

Дорога опустилась, дома с обеих сторон стали ниже. Горизонт сиял. Желтые облака клонились к желтому позднему вечеру. Над головой послышался звук летящих самолетов.

Когда кар остановился у перегороженных границ последнего предместья Тилфара, с горизонта вдруг полетела белая полоска.

— Ого, — сказал Джон, — этого я и боялся.

* * *

Что-то загорелось в воздухе, дико завертелось и стало кругами спускаться вниз.

— Майор! Майор! Что случилось с Д-42? Что-то взяло его и тянет вверх. И всех тянет!

— Мы не можем обнаружить это. Откуда оно?

— Ломайте строй! Ломайте, я сказал!

— Майор, я собираюсь бросить бомбу. Может, при ее свете мы увидим, откуда это идет.

— Бросай!

— Майор Тумар, говорит Б-4. Мы... — неразборчивый шум.

Еще кто-то медленно шипел в микрофон.

— Ломайте строй, я говорю! Ломайте!

Над самолетом полыхал огонь и Джон с Эркором попятились от перил, ограждающих дорогу. От горизонта отделилась еще одна белая полоса. Через секунду долетел звук взрыва. Другой звук позади заставил их обернуться. К ним подъезжал кар. Освещенные дороги Тилфара окружили городские башни, как нитки жемчуга на шее скелета.

Еще один воющий снаряд показался в небе, и через секунду самолет понесся вниз. Он пролетел так близко над их головами, что они присели, а затем исчез среди башен. Взрыв, и пламя перекинулось на здания.

— Надеюсь, это не рядом со Звездным Дворцом, — сказал голос возле Джона, — а то нам понадобится масса времени для возвращения. — Герцогиня вышла из кара.

— Нет, это не рядом, — сказал Джон. — Рад вас видеть.

Вслед за герцогиней из кара вышли Тил и Алтер. Девушка была в больничной одежде и с загипсованной рукой.

— Прекрасно, — сказал Джон, — значит, вы привезли и ребят.

— Это лучше, чем оставить их в Тороне, Джон, Джерин умер. Я спрашивала, что делать, но ответа не получила. Так что мы на всякий случай приволокли его тело.

— Что нам теперь делать?

Эркор у перил засмеялся.

— Ничего смешного нет, — сказал Джон. Герцогиня посмотрела вверх, где разорвался еще один снаряд.

— Я надеялась, что этого не случится. Эго означает настоящую войну. Джон, ее уже не остановить.

22
{"b":"7174","o":1}