ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Девушка по имени Москва
Меньше значит больше. Минимализм как путь к осознанной и счастливой жизни
Центральная станция
Моя Марусечка
45 татуировок продавана. Правила для тех, кто продает и управляет продажами
Громче, чем тишина. Первая в России книга о семейном киднеппинге
Князь. Война магов (сборник)
Страстное приключение на Багамах
Развиваем мышление, сообразительность, интеллект. Книга-тренажер

— Да. И он очень, очень большой, этот остаток. Он сильно отличается от дома. Дом... — он сделал, паузу я вернулся к первоначальному определению:

— Дом — это где я живу. Наверное, вы, большие и мудрые люди, думаете, что это глупо. Вы должны знать, что такое дом.

— А разве ты думаешь, что это глупо?

— Нет, — сказал Лог. — Но...

— Тогда и не печалься. Вовсе это не глупо. Лог, видимо, был удовлетворен.

— А какой дом у тебя? Это место, где ты живешь?

— Нет, — сказал Тил. — Во всяком случае, я не жил там три года. Я оставил его, когда в четырнадцать лот приехал в Торон.

— Кое-кто из моего парода поехал туда. Не знаю, правится ли им там. Те, кто вернулся обратно, говорили, что город очень сложен.

— Это верно.

— А что ты делал в городе?

— Да, так, мотался туда-сюда, — уклончиво ответил Тил. — Работу найти не смог, потому что ее мало, и наконец, пошел в армию. Скажи, Илло говорил тебе что-нибудь насчет твоего друга Курла?

— Стража, который поставил указатель?

— Да, и расшвырял нашу игру.

— Ох, у него никаких манер. Я знаю только, что он очень влиятельная особа здесь. Правда, я не знаю, что он тут делает.

— Может, ходит и шпионит за врагом, судя по его имени, Разведчик. Хотел бы я знать, как выглядят враги.

— А знаешь, ты прав. Как мы будем сражаться с ними, если мы их не видели? Придет кто-нибудь из них и скажет «привет», а мы и не узнаем, что это враг?

— Узнаем.

— Ну, — сказал Лог, подумав, — вроде бы должны.

Глава 7

Звезды над яхтой были неподвижны. Вода билась о корпус. На горизонте уменьшались и тонули башни Торона.

— Как ты думаешь, ты узнал бы принца, если бы он вдруг появился и сказал «привет»? — спросил Джон Эркора. Ветер прикладывал холодную ладонь к его щеке, холодные пальцы играли его волосами.

— Не знаю, — ответил Эркор. — Его мозг должен был измениться, тело — вырасти.

Джон наклонился и прищурился, стараясь разглядеть что-нибудь между двумя полотнами черноты — неба и моря, сливающимися перед ними.

— Не поспать ли нам? — сказал он, — Мы будем там на рассвете.

И они отошли от поручней.

Солнце пробивалось сквозь слои ночи, пока не загоралось в воде. Берег был уже виден. Лес подходил почта к самой бухте. Когда-то тут был иммиграционный порт с материка на островной город. Теперь обгорелый док повис там, где три года назад разбился военный самолет. Джон поднялся на палубу и не увидел других судов.. Небо прорезал тонкий вой. Высоко над Джоном неожиданно сверкнули самолеты. Эго была военные машины, перевозившие рекрутов из Торона в Тилфар. С трудом причалив к разрушенному доку, Джон и Эркор выскочили на берег и через полчаса уже стояли среди деревьев. Эркор прислушался, положив ладонь на ствол дерева.

— Теперь ты дома, — сказал Джон. — Каково это ощущение?

— Не такое, как ты думаешь. Я еще ничего не слышу. Пошли дальше.

Они быстро шли лесом. Деревья резко утончились, и Джон увидел впереди блеск, вероятно, отражение солнца в море. Они дошли до утеса, спускавшегося уступами вниз. В пятидесяти футах внизу, но все еще в сотне футов от воды, было обширное каменное плато. Оно горело под солнцем. Маленький храм в конце отбрасывал резкую тень.

— Жрец здесь, — сказал Эркор. — Идем вниз.

Прежде чем они достигли плато, из двери храма вышел человек. Ветер раздувал его черную мантию. На плече висел на кожаном ремешке рог из раковины. Лицо его было много старше, чем у любого другого стража, которого Джон когда-либо видел.

— Зачем ты вернулся? — спросил жрец.

— Взять молодого короля править в Тороне. Его брат, король Оск, умер.

— Здесь в лесу нет королей, — сказал жрец. — Ты ушел от нас, зачем ты вернулся?

Помолчав, Эркор сказал:

— Три года назад молодой светловолосый мальчик пришел в лес. Он был младшим братом короля. Король умер. Теперь мальчик должен править.

Джон обратил внимание, что жрец не был отмечен тройным рубцом телепата.

— Ты чего-то хочешь от него? Ты пришел, чтобы взять что-то из его мозга? Ты знаешь, что это не разрешено.

— Я ничего не возьму из его мозга. Его согласие должно быть дано, а не взято.

— Он не из лесного народа?

— Нет. Он пришел сюда и решил воспользоваться гостеприимством нашего народа. И он вправе уйти. Могу ли я получить разрешение искать его?

Жрец некоторое время молчал.

— Ты можешь искать его, где хочешь, своими методами, — сказал он наконец и вернулся в храм. Джон и Эркор снова пошли в лес.

— Что все это значит? — спросил Джон.

— Много ли из этого ты понял? — спросил Эркор. — Я не имею в виду слова, а то, что было за ними.

— Ты спросил у него разрешения искать Лита... и сказал, зачем ты пришел.

— Да, но я сделал много больше, я, как бы ты сказал, подтвердил статус кво. Дело в том, что среди лесных братьев телепаты находятся в двусмысленном положении и неудобном. В сущности из-за этого я и ушел. Остальные сразу видят, что телепаты выше, и боятся. Понятно, природа нацелена на то, что со временем все стражи станут рождаться телепатами, однако, нетелепаты знают, что это меньшинство растет и угрожает им. Поэтому телепатов нужно отмечать при выявлении и подтвердить номинальную власть жреца-нетелепата. Это сохраняет мир и позволяет природе идти дальше.

— Не хочется думать, что случилось бы, если бы телепаты стали родиться у нас, людей, — сказал Джон. — Тут мир сохранился бы недолго.

Эркор кивнул.

— Вот поэтому мы и скрываем от вас паши способности, насколько это возможно.

— Я сам иногда желал бы слышать мысли других людей, — сказал Джон.

— Это равносильно тому, чтобы дать цветное зрение человеку, неспособному отличить одну форму от другой и не могущему даже оценивать расстояния. Сначала это было бы забавно, вроде игры, а потом стало бы ненужно, и досадной помехой для тебя.

Джон пожал плечами.

— Где мы будем искать Лита?

— Сначала найдем кого-нибудь и поспрошаем о мальчике.

— Именно это жрец и имел в виду, когда сказал, что ты можешь искать где и как хочешь?

— Да.

— Может, твой народ более цивилизован, чем мы.

Эркор рассмеялся.

Десятки троп тянулись, как капилляры по телу леса. Джон и Эркор прошли многие из них, прежде чем Джон начал замечать разбросанные кучки сбитых листьев на черной земле, сломанные веточки, легкие уплотнения почвы, указывающие, что тут кто-то проходил.

— Вон там, — сказал Эркор, — две женщины дремлют на траве. Одна из них видела странного светловолосого мальчика, слегка хромавшего, не из лесного народа. Похож на Лита.

— Откуда у него хромота?

Эркор пожал плечами и, помолчав, сказал:

— Мужчина, прошедший там, однажды охотился со светловолосым мальчиком. Шесть месяцев назад они вместе ставили ловушки.

— За шесть месяцев он мог уйти куда угодно.

— Правильно.

Внезапно Эркор становился, и Джон тоже застыл рядом. Через секунду листья пред ними раздвинулись, и высокий страж с копной седых волос шагнул вперед. По левой стороне лица бежали три рубца.

— Вы идете за молодым иностранцем, — сказал он.

— Ты знаешь, где он сейчас, — сказал Эркор. — Ты знаешь, что он идет мимо больших камней, сейчас остановился, оперся на палку и вглядывается в небо.

— Ты не следуешь за паутиной мысли, в центре которой он находится, — сказал седой старик.

Ничего не говоря больше, Эркор пошел дальше, а седой прошел мимо них в своем направлении.

— Теперь ты знаешь, где Лит? — спросил Джон. Эркор кивнул.

— Почему вы разговаривали вслух?

— Из вежливости.

— Вы говорите вслух, когда хотите быть вежливыми друг с другом?

Эркор взглянул на Джона.

— Мы были вежливыми с тобой.

Они шли дальше, Эркор вдруг сказал:

— Что-то не так.

— С принцем?

— Нет, с мысленным рисунком, за которым я следую. Это вроде радарной сети, которую все телепаты, или большая часть их, поддерживают для направления, для информации. Просишь разрешения воспользоваться ею. Но в ней что-то не правильное. — Он остановился. — Джон, это смотрит на весь мир, как тот рисунок, что я видел у твоей сестры и у короля.

41
{"b":"7174","o":1}