ЛитМир - Электронная Библиотека

— За окном Торомон, — сказала она.

— Да. И мы в центре. Оба одинокие.

Эркор стоял в башне лаборатории в западном крыло королевского дворца Торона и глядел в ночь.

Через комнату падали длинные тени от конверсионного оборудования, которое должно было превратить транзитную ленту в проектор материи для использования в войне. Но оно так никогда и не использовалось.

Обычно восприятие гиганта-телепата ограничивалось всего несколькими сотнями футов. Но недавно он обнаружил, что этот круг расширяется, иногда на час и больше, на много миль. Сейчас он обнаружил подчувственную пульсацию, что извещало о таком расширении. Неожиданно город, словно с него сдернули вуаль, показал ему матрицу разумов, сталкивающихся, ссорящихся, однако, каждый был сам по себе. Я одинок, подумал он, добавив свою долю к миллионно-сложному эху. Несколько других телепатов в городе, так же, как и стражи-нетелепаты, вспыхнули на сети более тусклых разумов. Но попытка контактировать с ними была вроде прикосновения через стекло. Был только образ, без теплоты, без текстуры. Изолированный, подумал он, один в дворцовой башне, как жестокий преступник-неандерталец па окраине города, как король и герцогиня рядом со мной, разумы, кружащиеся и одинокие, стоят вместе, как пьяный врач и горюющая мать в миле отсюда.

Где-то сидели Джон и Алтер. Они читали поэму па скомканной бумаге, часто останавливаясь и спрашивая друг друга, что означает та или иная строчка, или возвращались к предыдущей странице. Схемы, выраставшие в их разумах, не были одинаковыми, но когда они пытались объяснить друг другу свои мысли, или читали и перечитывали свои строчки, образы поэмы поднимались к их мысли, приводили к единому опыту, к сознанию единства, и люди не чувствовали одиночества. Иллюзия? — подумал Эркор. Нет. То хрупкие, то гибкие, склоняющиеся и дрожащие огоньки все время танцевали вместе. Эркор улыбнулся, когда двое людей склонились ниже над бумагой.

Глава 6

— Ну, — сказала Алтер, — теперь ты учи меня. — Она открыла ящичек, где хранились ее маленькие сокровища. — Тут немного, но это все, что у меня есть. Что мне делать?

Джон глянул на зеленое полотно, на котором лежали несколько булавок, брошей и ожерелий.

— Прежде всего как можно меньше. Торомон — империя, связанная с морем. Значит, для официального торжества твои украшения должны иметь рисунок и материал из океана. Для менее официального случая можно обратиться к цветочному рисунку. Но поскольку это высокий прием, я бы сказал, что ожерелье из раковин, которое ты носишь большую часть времени, годится. К нему подойдут жемчужные серьги и пряжка.

Она достала их из ящичка и подошла к стулу, где висело бежевое шелковое платье.

— Никак не могу привыкнуть. Не знаю, как и благодарить Петру за это платье. Подумать только — надеть платье, которое стоит, наверное, половину моего годового жалования в цирке!

Она развернула платье и нахмурилась.

— Что это?

— Где?

— Вот.

Она выглядела разочарованной.

— Карманы, — сказал Джон, удивленный ее реакцией. — По-настоящему элегантное женское платье не имеет никаких карманов!

— Да? — Джон рассмеялся.

— Что тут смешного? Я думала, что...

— Послушай, если ты собираешься войти в общество, ты должна это делать как положено и знать, что ты делаешь. Я родился не в аристократической семье, но вырос рядом с ней. Так что могу объяснить то, о чем Петра просто не подумала бы упоминать. Аристократия Торомона — поразительно функциональная группа людей. Пятьсот лет назад это были пираты, и у них всегда были карманы, но через какое-то время они перестали афишировать их. В этом платье карманы скрыты складками, и их никто не увидит, если ты не вздумаешь расхаживать, засунув в них руки. Портнихи с окраинных мастерских, которые шьют элегантные, как ты говоришь, платья, просто имитируют то, что они, как кажется, видели. Они считают аристократию декоративной, бесполезной, нефункциональной, поэтому карманов нет. А это платье, наверное, шила личная портниха герцогини, и если платье, которое ты видела, стоило половину годового жалованья, то это стоит пяти или шестилетнего. Сам удивляюсь, что все эти вещи помню.

— Вот и хорошо, что помнишь. По крайней мере, у меня будет некоторый шанс провести вечер, не сломав ноги. Ты не позволяй мне говорить, чего не надо. И если я что-нибудь возьму не той рукой, ты меня потихоньку лягни.

— Разве ты хоть раз позволила мне упасть вниз головой с высокой перекладины?

— Я и вообразить себе не могла такую вещь, как бал во дворце! И не предполагала, что буду беспокоиться о таких глупых вещах, а, оказывается, беспокоюсь.

— Будь самой собой, — сказал Джон, беря ее за руку. — Разговаривай легко, помни, что для этих людей идеи более важны, чем действия. Будь любезна. Твоя обязанность — проявить инициативу в доброте. Говори негромко, двигайся медленно. Больше слушай, чем говори.

— Ох... — вздохнула Алтер. — Ты думаешь, что у меня получится?

Джон улыбнулся.

— Давай, одевайся побыстрее.

Вокруг зала высились широкие окна. Через верхние стекла виднелись сияющие звезды. Музыканты выдували из своих полированных раковин старинные мелодии. Бал открылся знакомым гимном Торомона.

— Мистер Килер. Да со свитой, — объявил репродуктор.

Джон глянул на вход, когда там появились четко и ярко одетые фигуры, уменьшенные расстоянием бального зала. Как все это знакомо, подумал он. Но так же хорошо было знакомо, подумал он, и другое — он вспомнил жаргон рудников, такой же знакомый, как повороты и приседания в танцах, манера держаться и этикет бала. Взглянув на свое отражение в зеркальной стене, он вспомнил восемнадцатилетнего мальчика, каким он был когда-то. Частичка его еще осталась — знакомая энергия в загорелом похудевшем лице. Он улыбнулся и повернулся к возвышению, где герцогиня и король принимали гостей. Джон коснулся плеча Алтер. Она обернулась. Серебряные брови выгнулись над большими голубыми глазами. Он взял ее за руку и повел к герцогине, одетой в изумрудное платье. Белая одежда короля казалась ослепительной против остатков темного загара. Бесцветные пряди волос походили на полуальбиносные косы Алтер. Они как из одной семьи, подумал Джон. Герцогиня приветственно протянула руку.

— Джон, Алтер, вот и вы! Ваше Величество, вы встречались с ними.

— Джона я хорошо помню. Но... — Король повернулся к Алтер. — Прошло много времени с тех пор, как я видел вас близко. После того, как вы похитили меня, я только один раз видел вас, когда вы сверкали в воздухе в цирке.

— Так приятно снова видеть вас во дворце, Ваше Величество, — ответила Алтер.

— Здесь скучно, — конфиденциально сообщил король — Но вы даете мне для созерцания нечто приятное.

— О, благодарю, Ваше Величество!

— Нравится тебе прием, Алтер? — спросила герцогиня.

— Он просто... великолепен, Ваша Светлость.

Герцогиня слегка нагнулась к ней.

— Петра, как обычно.

Алтер покраснела.

— О, Петра, платье очаровательно!

— Ты удваиваешь его очарование.

— Петра, какова в сущности цель этого бала? — спросил Джон, в то время, как Алтер просияла.

Герцогиня понизила голос:

— Прежде всего прощупать, какую финансовую помощь мы можем получить. Окончание войны поставило нас в очень стесненные условия.

— Особенно, принимая во внимание, что она, в общем-то, не кончилась, — комментировал Джон.

Петра вздохнула.

— Но мы должны делать вид, что она кончилась.

— Петра, я открою танцы? — спросил король. Петра оглядела гостей и кивнула.

Король предложил руку Алтер.

— Вы не возражаете открыть бал с увечным?

— Ваше Величество... — Алтер глянула на Джона, и тот ласково кивнул ей. — Конечно, я не возражаю. Спасибо вам. — И она пошла рядом с королем.

Джон и герцогиня следили, как белое и бежевое приблизились к музыкантам.

— Хромота почти прошла, — сказал Джон.

— Он изо всех сил старается скрывать ее. Когда он танцует, вряд ли кто-нибудь ее заметит... хотя бы потому, что он король.

61
{"b":"7174","o":1}