ЛитМир - Электронная Библиотека

— Лит, куда мы идем? — в третий раз выкрикнула Петра и оглянулась на башни. — Эркор до сих пор где-то во дворце. Джон и Алтер пытаются попасть в Тилфар...

— ...а ты ничего не можешь сделать, — закончил он за нее. — Пошли.

— Куда?

— К судам, Петра. Возьмем судно и отчалим. Здесь больше ничего нельзя сделать. И я так хочу! Если здесь нет ничего, что ты хотела бы сделать, то хоть раздели мое желание.

Впереди появилась группа оборванцев, и кто-то закричал:

— Посмотрите на их наряды!

Они повернулись и побежали. За ними неслись крики:

— Возьмем их шмотки! Это богачи! Отнимем у них барахло!

Ворота в доки были открыты настежь. Они бросились туда, вбежали по сходням, и, оказавшись на палубе, подняли их. Когда они бежали к рубке, в воротах показались люди.

Петра замешкалась, глядя на них, но тут над палубой загудел мотор.

— Поднимайся сюда, Петра! Судно пошло.

Она отвернулась от фигур, стоявших у края пирса, и не видела, как трое прыгнули к борту, не видела, как четыре руки соскользнули с края палубы и два тела шлепнулись в воду, и две руки помогали этому, а затем на краю палубы показался локоть, темная голова, вторая рука. В это время Петра с Литом была у штурвала.

— Нет, Петра, не оглядывайся на город, смотри вперед! Куда поедем! К твоему острову? На материк! Или вообще к краю барьера и дальше? Мы пойдем туда, где никто еще не бывал, мы сами откроем новые острова!

Она не видела пригнувшуюся фигуру, которая прыгнула вперед, но остановилась, услышав их голоса, посмотрела по сторонам, увидела открытый люк. Босые ноги метнулись по палубе, мерцающей светом от горящих башен, и скрылись в люке.

— Петра, помнишь того мальчика, который рассказывал мне о восходе солнца над морем? Так вот, в его честь мы поплывем прямо в утро. Кто бы он ни был, мы поплывем в честь его!

— Сейчас ночь... — прошептала она и подумала: это не в честь кого-то, это просто эгоистический жест из тех многих, которые мы собираемся сделать, вроде бы позволяя всему рушиться...

— Но скоро... — шепнул он в ответ и подумал: разве ты не видишь, что нам осталось только спасать себя, сделать только этот жест, потому что все рухнуло и больше ничего нет... Под палубой проснулся Джеф, приподнялся на локте и почувствовал биение мотора. Снаружи шипела пена, и он в ужасе подумал: не пришли ли за мной? И его рука сжала гранату.

В мерцании света через люк упала фигура, повернулась и на миг ее лицо оказалось на свету.

— Кино!

— Джеф!

Джеф нажал кнопку. На верфи все еще стояли фигуры, глазея на уходящее судно. Они увидели взрыв, и их лица вдруг осветились, как днем.

Глава 9

Ветер покатился по лесу, когда они спустились по зеленому склону.

— Не отдохнуть ли нам часок? — спросил Джон.

— Может, хватит и полчаса?

— Пойдет.

Что-то блестящее упало в траву между ними.

— Не бросишь ли ты это обратно? — спросил кто то из кустов.

Джон наклонился и поднял металлический кружок.

— Вот он. Получай.

Рука раздвинула ветки и человек вышел. Возраст его трудно было определить. Он был без рубашки, в одних рваных штанах, подвязанных на поясе, при ходьбе слегка приволакивал ногу. Одно плечо как-то сгорблено, правая рука вяло болталась. Волосатая грудь сместилась, когда он потянулся к кружку здоровой рукой, Но Джон решил рассмотреть его вещь. Это была медаль с изображением нескольких зданий перед пиком, из-за которого сияли солнечные лучи. По нижнему краю шла надпись:

ГОРОД ТЫСЯЧИ СОЛНЦ

Джон протянул медаль человеку. Широкие сильные пальцы взяли ее.

— Значит, вы хотите отдохнуть? Как насчет чистых простыней, толстого матраца на пружинах, и все это в комнате, окрашенной в светло-зеленый цвет, в которую не проникают никакие звуки, а утром в окно заглядывает солнце...

— Хватит тебе, — сказал Джон. При их крайней усталости этот дружеский треп причинял физическую боль. — Зачем треплешься?

— Пошли, если хочешь отдохнуть, — сказал человек и пошел обратно в кусты.

— Куда?

— Ты же прочел надпись.

Они лезли по камням, пробивались через кусты. Утренний туман был чрезвычайно плотным, но когда они наконец прошли сквозь листву, яркий свет загорелся на их лицах. Они стояли на маленькой скале. Когда золотистый туман внизу рассеялся, они увидели озеро между горами. На берегу озера люди строили... город. Художник, вырезавший изображение па медали, несколько идеализировал его. На диске Джон не мог разобрать, из чего построены здания. Оказывается, большая часть их была деревянной. И много зданий добавилось после того, как был вырезан диск.

— Что это за место? — спросила Алтер, глядя со скалы вниз.

— Уже сказано — Город Тысячи Солнц. Он еще строится. Недавно начали.

— Кто его строит? — спросил Джон.

— Неды, — сказал их проводник. — Недовольные. Только эти неды недовольны другими недами так же, как и всем остальным в этом хаотическом мире. — Они тем временем спустились со скалы на мягкую траву. — Всего несколько лет назад они пришли в лес и стали строить у озера свой город.

— А почему его так назвали?

Гид пожал плечами и хмыкнул.

— С передачей материи, тетроновой энергией, гидропоникой и аквариумами Торомон имеет достаточно научного потенциала, чтобы производить пищу, жилье, оплачивать и увеличивать рабочие места, для всего своего населения, а также и достигнуть звезд. И вот маленькая кучка людей начала организовывать это. Любой желающий может приложить руки. Пока еще здесь очень примитивно, но отдых вам дадим Тысяча Солнц — это звезды, до которых люди когда-нибудь дотянутся.

— А почему ты вышел встретить нас? — спросил Джон.

— Если бы ты шел прямо к городу, я мог бы и не встречать тебя. Но, продолжая идти так, как ты шел, ты прошел бы мимо города ярдах в четырехстах. Нельзя полагаться на случай.

Они пошли по пыльным улицам города. На углу насос откачивал воду в сливное отверстие. С ним работала женщина в комбинезоне с маленьким ацетиленовым факелом. Когда они проходили мимо, она сдвинула защитные очки и улыбнулась. Они прошли в башню коммуникаций, где человек на земле выкрикивал инструкции человеку на антенне. Человек наверху был в военной форме. Оба мужчины повернулись и помахали гиду.

Сквозь широкое пространство между домами Джон увидел поля, где работали люди. В другом направлении было озеро, и два человека — неандерталец и лесной страж — вытаскивали из воды блестящую сеть.

Порядок, подумал Джон, но не как слово, а как восприятие, которым человек мог бы ощутить размер прекрасного стихотворения. Алтер взяла его за руку. Глядя в ее широко раскрытые глаза, он понял, что она чувствует это тоже.

Через улицу прогрохотала повозка, толкаемая лесным стражем, двумя мужчинами и женщиной, и остановилась у большого здания. Из него с шумом и смехом выбежали ребята в рабочих фартуках. Инструктор подозвал мальчика-стража, и тот наклонился над мотором повозки. Он сделал что-то не так, класс захохотал, и мальчик засмеялся тоже. Затем он сделал что-то, и мотор зажужжал.

— Пошли, — сказал гид, и они пошли дальше.

— Кто правит этим городом? — спросил Джон.

— Вы встретитесь с ним, когда отдохнете, — сказал гид.

Теперь они шли мимо лужайки, где группа людей сидела на скамейках или бродили вокруг.

— Это новички, — объяснил гид. — После отдыха вы придете сюда и поговорите с нашими лидерами. Молодой солдат на скамейке достал из кармана горсть монет и выложил квадрат с одним недостающим углом. Когда он бросил монету в этот недостающий угол, один из ребятишек, шнырявших поблизости — плотный неандертальский мальчик — отошел от своих друзей и подобрался поближе к солдату. Солдат улыбнулся.

— Хочешь попробовать? — спросил он. — Это игра слумат, мы играли в нее в армии. Видишь, когда я бросаю монету в этот угол, с другой стороны вылетают две монеты, и мы пытаемся угадать, какие вылетят.

65
{"b":"7174","o":1}