ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Стратегия № 1:

«Молот» – требование и обвинение

– Дай сюда! Меня тошнит от твоих предлогов! Тебя никогда нет рядом! Зачем тебе вообще эти отношения, если ты никогда не находишь для них достаточно времени? Я хочу твою энергию и хочу ее сейчас!

Это требовательный Ребенок. Когда он не получает, что хочет, то приходит в бешенство и требует. Энергия требовательности в стратегии «Молота» говорит.

– Я этого заслуживаю, я хочу это сейчас, и мне нет дела до твоих потребностей или оправданий.

В детстве мы выражаем это как приступы гнева, а во взрослом состоянии оскорбляем и причиняем насилие. Энергия «Молота» агрессивна. Мы используем «Молот», чтобы принудить или устрашить другого и любой ценой добиться своего. Это может проявляться совершенно иррационально, реактивно и импульсивно. Заряд, стоящий за «Молотом», может быть довольно сильным, потому что питается яростью Ребенка, который подвергался насилию, которого игнорировали, в которого вторгались, которого унижали или оскорбляли. Ребенок убежден, что это единственный способ добиться желаемого. Обвинение – это часть «Молота», его энергия. За обвинением стоит требование, чтобы другой непременно изменился. На определенном уровне стратегия «Молота» дает нам хорошее чувство. Нам не больно от того, что мы не получаем желаемого, и нам не нужно принимать ответственность за собственную роль в ситуации. Вместо этого мы перекладываем ответственность на другого.

Мне все еще трудно преодолеть привычку обвинять. Когда я это делаю, это кажется таким адекватным и оправданным! Будучи терапевтом, я могу призвать себе в помощь весь психиатрический арсенал, чтобы объяснить любимой женщине или другу, в каком состоянии они находятся, и какие у них проблемы. Мне требовалась и требуется большая осознанность, чтобы направить энергию вовнутрь и чувствовать боль от того, что я не получаю желаемого, и смотреть, что я вношу в ситуацию. Мы все обвиняем, но если мы делаем это бессознательно, то разрушаем близость. Грань между умением выражать себя со всей страстью и открытостью и обвинением очень тонка Так легко броситься в атаку на другого, вместо того чтобы просто выразить боль или разочарование. Вот что мне помогло: посмотреть, куда направлена моя энергия. Если она направлена наружу и сфокусирована на попытках переубедить или изменить другого, значит, я обвиняю. Если она внутри меня, сконцентрирована в животе, я просто делюсь собственным переживанием. Даже если оно касается другого, другой, скорее всего, не почувствует себя обвиняемым или атакованным и сможет меня услышать.

К сказанному нужно добавить следующее. Когда я использую «Молот», это чаще всего приводит других в страх или гнев, и они закрываются. Моя паника и паника Ребенка внутри другого увеличивается, и «Молот» становится еще интенсивнее. Прибегая к «Молоту», мы чувствуем некоторое удовлетворение оттого, что, по крайней мере, способны выражать себя с силой. Но пока эта энергия используется не просто для выражения, но с целью повлиять на другого, это – стратегия.

Стратегия № 2:

«Наживка» – манипуляция

Ребенок в панике, живущий в теле взрослого, очень изобретателен и использует все возможные способы манипуляций. Мы манипулируем посредством денег, любви, секса, ума, силы, возраста, чувства вины, углубленности в себя, признания или заботы. Мы манипулируем, обижаясь, резко отсекая контакт или притворяясь, что нам все равно или ничего не нужно. Мы учились манипулировать с самого раннего детства Мы оценивали ситуацию и вычисляли, как сыграть, чтобы добиться желаемого. Мы усвоили блестящий механизм выживания, и он нам очень пригодился.

В манипуляции, как и во всех стратегиях, есть совершенно определенная энергия. Она обманчива, расчетлива и нечестна. В ситуации «Наживки» мы используем умственные ресурсы, чтобы контролировать другого посредством обмана К несчастью, наше манипулятивное поведение становится бессознательным, и мы не распознаем его. Другие видят и чувствуют нашу склонность манипулировать и отстраняются, чтобы защитить себя. Наш Ребенок чувствует себя еще более брошенным и испуганным. И, помня, что в детстве честность и прямота не помогали, он находит еще больше причин для того, чтобы быть политиком.

Пример: Мина – сильная и привлекательная итальянка тридцати с лишним лет; она любящая и властная. Она привлекает мужчин, ищущих мать, и «усыновляет» их до полного удушения. Конечно же, она думает, что ее материнская энергия – невинная и отдающая, и не видит за ней склонности к манипуляции.

Сэм – состоятельный застройщик, который обеспечивает всем любимую женщину, которая, конечно, ошеломлена его щедростью и лишь смутно подозревает, что становится от него зависимой. Подспудно она чувствует обиду и протест, Сэм же думает, что просто выражает любовь.

Стратегия № 3:

«Кинжал» – стратегия мести

«Кинжал» – это стратегия мести. Когда нам причиняют боль, мы можем отреагировать на это сразу.

Но чаще мы слишком шокированы, смяты и унижены, чтобы отозваться тут же. И поэтому мы надеваем маску, которая демонстрирует, что нам все равно, и откладываем обиду «на хранение». Внутри мы не успокоимся, пока не вернем боль назад, потому что рана нашему самоуважению – это самый глубокий вид ран. Я никогда не осознавал масштабов, в которых удерживаю внутри затаенные обиды. Я всегда отметал от себя унижения и притворялся, что меня ничто не беспокоит. И лишь погрузившись в эту работу глубже, я увидел, что и в детстве, и во взрослой жизни перенес столько унижений, что словно онемел и потерял к ним чувствительность. Внутри мои затаенные обиды бурлили и кипели, просачиваясь наружу только в форме негативных суждений, сплетен или сарказма. Я был слишком закован, чтобы выражать обиды прямо. Моей любимой тактикой мести всегда было резко отсечь контакт и стать очень занятым; я умел это делать с коварной холодностью и убийственным равнодушием.

Месть может иметь мощное влияние на все отношения до тех пор, пока мы не осознаем боль внутри. Сами того не понимая, мы можем мстить близким за обиды детства. Человек, который провоцирует в нас обиду, принимает на себя огонь за все наши закопанные и затаенные обиды прошлого. Мы хотим причинить боль другому в ответ на боль, которую чувствуем внутри. Это редко бывает рациональным. Мы можем делать это прямо, например, путем наказания, внезапного отчуждения, унижения или сарказма. Мы можем делать это косвенно, организовывая что-то такое, что ранит другого. Испытав болезненную обиду, едва оправившись от шока и подавленности, мы тут же начинаем планировать, как уровнять счет. На это могут потребоваться годы, но наш раненый Ребенок злопамятен, как змей.

Неосознанность стратегий причиняет нам много страданий. Чем более мы прибегаем к «Молоту», «Наживке» или «Кинжалу», тем сильнее становится наше убеждение, что это единственный способ выжить, а быть открытым и уязвимым смертельно опасно. Люди реагируют на наши стратегии. Недоверие, которое мы носим с собой с детства, создает то самое предательство, которого мы так боимся. Тогда наше верование, что открытость и уязвимость провоцируют предательство, становится еще сильнее.

Стратегия № 4:

«Чаша для подаяния»

– Что угодно, только, пожалуйста, не уходи сейчас; ты говорил, что будешь со мной дольше; тебе еще не нужно на работу; еще один час; я прошу не так много – лишь еще немного твоего внимания!

Именно так мы действуем, когда увязаем в стыде и унижении и начинаем умолять. Мы приходим в отчаяние, отказываемся от всяких дальнейших попыток сохранить достоинство, и нашим единственным желанием остается получение любви. Энергия прошения унизительна и заставляет нас сжиматься. Чем больше мы просим подаяния, тем хуже себя чувствуем. Мольба мотивируется таким чувством паники и утраты, что мы вообще больше не способны ни на что. У некоторых из нас вошло в привычку «нищенствовать», потому что мы все время ожидаем, что будем отвергнуты. К несчастью, это убеждение само себя упрочивает, создавая именно тот отклик, которого мы боимся. Опасаясь быть отвергнутыми, мы низводим себя до «прошения подаяния», и именно из-за этого другой отталкивает нас.

11
{"b":"71744","o":1}