ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Шок также берет свое, когда мы занимаемся творчеством или двигаемся в незнакомые области. Малейшее давление или критика могут повергнуть нас в шок, вне зависимости от того, насколько хорошо мы понимаем, что и почему происходит внутри. Я вспоминаю несколько случаев из детства, когда я испытывал шок и совершенно терял способность действовать. Теперь я научился осознавать, когда нахожусь в шоке. Я не всегда могу уловить это сразу же, но точно знаю, как это ощущается, и понимаю, что это чувство – именно шок. Когда он приходит, я ничего не могу сделать, кроме как оставаться с ним, принять его, чувствовать и наблюдать, какой раздражитель его запустил. Мы можем воссоздать опыты, провоцирующие шок, так же, как проделывали это со стыдом.

Работа с шоком

Понимание шока дало мне инструменты для работы с ним. Мне нравится сравнивать процесс исцеления Внутреннего Ребенка с прохождением через разные комнаты – каждая со своим уровнем осознанности. (Конечно, эти стадии пересекаются друг с другом, так как реальная жизнь не так аккуратна.)

1. До того как осознать Внутреннего Ребенка и все, что он пережил, мы живем в комнате наших автоматических, бессознательных масок и компенсаций.

2. Как только мы узнаем о стыде и шоке, мы входим в комнату стыда и шока – ощущая онемение, подавленность, страх и другие телесные симптомы, сопровождающие стыд и шок.

3. Через некоторое время на поверхность начинает выходить гнев, погребенный под стыдом и шоком, и мы входим в комнату ярости и реакции.

4. Если мы можем оставаться с энергетическим опытом этой ярости, то проникаем глубже и соединяемся с чувствами под ней – невероятным страданием и болью от всего насилия, которому когда-либо подвергались. Мы в комнате горя.

Часто мы не помним изначальных травм, вызвавших шок. Они так болезненны, что мы закрываемся. Но тело регистрирует шок в форме астмы, экземы, приступов паники, фобии и многих других соматических симптомов. Иногда, когда мы приходим в шок, то не можем заметить никакого очевидного раздражителя, или раздражитель кажется незначительным. Но шок глубок и сложен. Достаточно довериться симптомам и осознавать, что что-то когда-то привело их в движение. Шок соединяет нас с глубочайшим, скрытым, самым пугающим насилием над нашим Внутренним Ребенком. Мы должны подходить к этому предмету с предельным состраданием и пространством.

Начинать нужно с осознания и признания существования этого шока. Когда мы входим в шок, достаточно просто сказать себе: «Прямо сейчас я в шоке». Это само по себе оказывает целительное воздействие. И иногда мы должны выйти из шока, прежде чем поймем, что вообще в нем были.

В моей работе мне приходится много путешествовать. Часто при пересадке из одного поезда в другой или в аэропорту я чувствовал, что мой Ребенок внутри находится в шоке. Я все время что-то забываю, потею, спешу и постоянно смотрю расписание, чтобы убедиться, что времени у меня достаточно. Я знаю, что это иррационально, но ничто не помогает, кроме разговора с моим Внутренним Ребенком. Я говорю ему, что понимаю, что эти ситуации и места пугающие, безличные и скоростные, и у него есть причина, чтобы бояться. Я стараюсь найти время, чтобы сесть и направить внимание внутрь себя.

Когда я стал более осознавать шок, на поверхность начал выходить гнев, погребенный под ним. Обиды, которые я сдерживал внутри, выходят на поверхность, иногда – как легкое раздражение, иногда – как лесной пожар. В каком-то смысле гораздо здоровее реагировать гневом, чем сплющиваться в шоке. Мы хотим быть уверены, что можем говорить «нет» очень твердо, и после стольких лет подавленности чувствовать свою силу и знать, что мы способны постоять за себя.

Наши реакции всегда загрязнены проекциями, но выражать гнев – это необходимый этап, и через него нужно пройти. В следующей главе я буду более детально обсуждать процесс, в котором мы учимся устанавливать пределы. Очень важно осознавать, что мы воссоздаем изначальный шок в нашей сегодняшней жизни ради того, чтобы его проработать. В наших отношениях с любимыми и друзьями мы часто входим в шок таким же образом, как это произошло изначально. И это дает нам бесконечные возможности для исцеления.

Компенсирование шока

Может быть, мы научились компенсировать шок многими способами, подобно тому, как научились компенсировать стыд. Убегая от паники внутри, мы можем ускорять темп, приходить в гнев, «улетать» или отступать глубоко вовнутрь. Точно как и в случае со стыдом, не всегда легко прийти в соприкосновение с шоком, потому что большинство из нас всю жизнь компенсировали его. Мы никогда не знали, что страх и тревога внутри – сигнал о том, что наша уязвимость находится в состоянии шока. Я думаю, вся наша западная культура – одна большая компенсация шока Это видно везде и всюду. Давление и работа на результат стали главными ценностями общества, а насилие, с которым люди обращаются друг с другом, повсеместно и бессознательно. В доказательство достаточно прочитать газету или послушать речь политика. Стоит только обратиться к миру Внутреннего Ребенка и можно увидеть, что постоянно переживает эта чувствительная и уязвимая часть нас.

Как стыд и шок соотносятся с созависимостью

Когда мы подвергаемся шоку или находимся под влиянием стыда, этот опыт отсекает нас от самих себя. Боль так велика, что мы уходим от тела и теряем связь с нашей энергией. В результате мы больше не в центре. Когда мы не в центре, или не в энергии, то чувствуем какую-то дыру внутри. Она мешает, и мы ищем способы заполнить ее чем-то внешним. Именно это делает нас созависимыми.

Более того, когда мы в стыде или шоке, то не можем взаимодействовать или ясно выражать себя. Мы теряемся в другом человеке и не знаем, кто мы такие, чего мы хотим или что чувствуем. Без другого мы беспомощны. Мы верим, что нам недостает ресурсов, чтобы найти себя. Наши эмоциональные отношения становятся запутанными, как макароны, с постепенной потерей границ и тождественности. Мы пытаемся все это компенсировать, резко отсекая контакт, стремясь к большему пространству или требуя от другого больше энергии. Мы виним во всех проблемах отношения или партнера. Единственным выходом из такой ситуации может быть исцеление раны стыда и шока. Через осознание ее, чувствование и принятие.

«Вам постоянно чего-то не хватает, чего-то, что вы знали, но забыли. Померкшее воспоминание, утраченная память, это не просто пустой промежуток – это рана, и она болит. С рождением вы что-то принесли с собой в мир, и где-то в пути это было потеряно. И кажется невозможным снова это найти в этой переполненной вселенной. Но пока этого не произойдет, ваша жизнь тщетна – страдание, боль, напрасное стремление, бессмысленная страсть, жажда, которая, как вы чувствуете, неутолима. Это величайшее преступление, которое общество совершает против каждого ребенка. Никакое другое преступление не сравнится с этим. Отравить доверие ребенка значит отравить всю его жизнь, потому что доверие так ценно, и в тот миг, как вы его теряете, вы теряете и контакт со всем своим существом. Доверие – это мост между вами и существованием. Доверие – это чистейшая форма любви».

Ошо. Новый рассвет

Упражнения

Получая доступ к шоку

Работая с шоком, мы фокусируемся на следующем.

1. Прежде всего, как шок влияет на нашу жизнь сегодня, и в чем заключаются наши личные, уникальные симптомы шока?. Что служит раздражителем для нашего шока? Какие суждения у нас есть в отношении себя и пребывания в шоке? Как мы компенсируем шок?

Я предлагаю в качестве упражнения составить список шоковых симптомов и открыть, что служит раздражителем вашего шока. Посмотрите на то, как вы обычно избегаете чувствовать шок, и какие суждения у вас есть относительно пребывания в шоке.

23
{"b":"71744","o":1}