ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Неудовлетворенность

Под неудовлетворенностью здесь я понимаю брошенность в меньшей дозе, но в хронической форме. Если кто-то не слушает, когда мы говорим, или если нам не уделяют времени и внимания, поддержки или прикосновения, мы чувствуем неудовлетворенность.

У каждого из нас есть собственная такая рана, особенности которой зависят от того, что мы пережили в детстве и чего не получили. Если мы хотим узнать свою историю неудовлетворенности, нам нужно спросить себя, что сегодня в нашей жизни заставляет нас чувствовать себя преданными. Мою рану провоцируют события, в которых я кажусь незамеченным, неуважаемым или непризнанным, и вместо поддержки подвергаюсь контролю или манипуляции. Мы часто заново воссоздаем образец нашей уникальной неудовлетворенности во всех значительных отношениях. Наши любовные партнеры (и близкие друзья) по какой-то причине начинают обращаются с нами так, как с нами обращались в детстве. Во многих смыслах они подвергают нас эмоциональному голоду точно таким же образом.

– Как они могут? – говорим мы. – В конце концов, они на то и друзья, чтобы любить нас, а не подвергать лишениям.

Но точно так же, как мы проигрываем брошенность, мы поступаем и с неудовлетворенностью. Может быть, наш любовный партнер не покинул нас, но внутри отношений мы заново приводим в действие нашу историю, чаще бессознательно. И приходим в бешенство, впадаем в депрессию или безумие. Спасительным станет принятие того, что наши истории брошенности и неудовлетворенности будут продолжаться, пока мы не начнем их исцелять.

Пустота

Под психологическими опытами брошенности и неудовлетворенности лежит опыт пустоты. Он также провоцируется, когда мы переживаем утрату. В пространстве пустоты нас захватывает потеря смысла жизни. Этот опыт, кажется, ждет нас, когда мы идем глубже. Глубже того, чтобы в поисках смысла цепляться за огромное количество несущественных вещей. Когда они начинают рушиться, это создает ужасный пустой промежуток. Я знаю, что очень привязан к своим ролям и многим составляющим своего образа, но в моменты прояснения вижу, как они мелки. Например, я стремлюсь быть увлеченным и занятым во многом для прикрытия чувства пустоты, хотя некоторая часть моего энтузиазма – подлинное творчество и жизненная сила. Путь вовнутрь естественно и неизбежно уводит нас от привязанности к ролям, запутанным материальным стремлениям и занятости и принуждает войти в пустоту. Путешествие туда может принести много страха, потому что часто мы еще не нашли замену привычным отождествленностям. Мой мастер много раз говорил, что, если мы хотим быть свободными, нам придется пройти через пространство, которое мистики называли «темной ночью души». В этом открытии моя продолжительная связь с мастером и его учениями была самой важной поддержкой. Каким-то образом я знал и чувствовал, что передо мной человек, который побывал во всех темных местах и не только выжил, но и вышел из них во всем сиянии и со всей чистотой любви. Он постоянно поощрял меня идти вперед, несмотря на боль и трудности.

Медитирующий в нас, не Ребенок, может работать с раной

У нашего Внутреннего Ребенка нет ресурсов, чтобы справляться с ранами. Он просто чувствует панику. Но у медитирующей части нас они есть. Эта часть нас может обеспечить пространство, ясность и дистанцию, чтобы справляться с интенсивными страхами по мере их возникновения. Она обладает пониманием того, что происходит, и как это важно для нашего внутреннего роста. Наш медитирующий помогает избежать немедленного движения в привычную и бессознательную панику и реактивность испуганного Ребенка.

Что происходит, когда любовный партнер или жизнь не отвечают нашим ожиданиям? Обычно первое, что мы делаем, это реагируем, то есть совершаем ответное действие. Обвиняем и жалуемся, сплющиваемся и сжимаемся, уходим в себя. За такой реакцией стоит много гнева, разочарования и, может быть, чувства отчаяния или безнадежности. Эти чувства провоцируются нашим Внутренним Ребенком, переживающим неудовлетворенность и одиночество. Фактически, здесь источник многих, если не всех конфликтов, которые возникают между любовными партнерами. Ревность в своих корнях – это не что иное, как постоянное разжигание воспоминания о том, как нас когда-то покинули.

Например, у нас прекрасная связь с любовным партнером, и вдруг, по какой-то причине, его энергия отдаляется. Мы чувствуем лишение и реагируем автоматически. Эмоциональный голод, который приходит в этот момент, провоцирует состояние, похожее на пережитое в прошлом. Спровоцирована рана. Такое случается часто, например, когда мы не можем осуществить сексуальных потребностей или ожиданий. Сексуальные потребности изнутри касаются первобытных чувств. Я недавно проводил сессию с парой, которой пришлось разбираться с подобной проблемой. Она испытывала обиду и гнев, потому что чувствовала, что, занимаясь любовью, он нечувствителен. Он чувствовал гнев, потому что каждый раз ее жалобы отсекали его поток энергии. Глубже обнаружилось, что она в детстве пострадала от сексуального насилия. Он был подчинен властной матери. Они провоцировали друг в друге раны неудовлетворенности.

Насилие создает подавленность и неудовлетворенность. Наш Ребенок хочет любви, которую он никогда не получал, но вместо этого, точно так же, как в детстве, мы оказываемся перед лицом отказа. Фактически, каждый раз, когда кто-то не соответствует нашим ожиданиям, мы чувствуем себя брошенными и неудовлетворенными. Для нашего испуганного Ребенка каждое разочарование ощущается как глубокое чувство утраты.

Выбор идти вовнутрь

Значительную часть времени мы одержимы и жалуемся на то, что наш любовный партнер или друг что-то нам недодают. В этих ситуациях вместо того, чтобы искать облегчения снаружи, мы должны направить фокус вовнутрь и работать с собственной раной неудовлетворенности. Вспомните недавнюю ситуацию с любовным партнером или близким другом, в которой вы ощущали, что чего-то лишены или брошены, и не получили того, что хотели. Как вы реагировали на это разочарование? Приняли ли вы боль или приступили к ответным действиям?

Фактически, каждый раз, когда мы сталкиваемся с опытом разочарования, у нас есть выбор. Мы можем переместиться в требовательного Ребенка и начать обвинять, манипулировать, планировать месть, пытаться контролировать, умолять. Словом, все, что мы делаем чаще всего. Или, мы можем идти в спровоцированные чувства, какими бы они ни были: грусть, гнев, отчаяние, безнадежность. Нужна вся имеющаяся в нашем распоряжении осознанность, чтобы не двигаться автоматически в требовательность и реакцию каждый раз, когда мы ошибаемся в ожиданиях. Каждый раз, когда мы хотим как-то изменить другого или жалуемся на то, что жизнь что-то нам не дает, мы избегаем чувствовать боль неудовлетворенности и брошенности. Если нам кажется, что другой недостаточно чувствительный, сексуальный, медитативный, спонтанный, сильный, ответственный, собранный и так далее – мы чувствуем себя брошенными. То же самое верно и в отношении других жизненных ситуаций – погоды, окружения, нашего рабочего места... Вся энергия, которую мы вкладываем в попытки изменить что-то, обвинять, манипулировать или контролировать, на самом деле – прикрытие для ужасающих страхов брошенности, неудовлетворенности и пустоты.

Я изображаю этот выбор на простом рисунке. Представьте себе два круга, один внутри другого. Внутренний круг – это внутренний путь. Мы берем чувства и идем с ними вовнутрь. Во внешнем круге мы сфокусированы на внешнем Мы пытаемся изменить окружающее, или как-то отвлечься, чтобы убежать от чувств. Внешний круг – это энергия драмы, внутренний круг – энергия чувствования. Внешний круг символизирует все наши способы и механизмы бегства от самих себя: стратегии требовательности, обвинения, сбрасывание эмоций на другого, пристрастия, цинизм. Внутри центрального круга мы можем просто чувствовать тревогу или панику, пустоту, неудовлетворенность и брошенность, одиночество, отчаяние, беспомощность, безнадежность, обиду и боль отделенности или даже гнев на вселенную. Во внешнем круге мы вовлечены в бесконечное усилие контролировать или изменить мир, чтобы избегать боли. Внутри мы ее принимаем и чувствуем.

25
{"b":"71744","o":1}