ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
Лицом к лицу со страхом. Путеводитель на пути к близости - p150.jpg

Часто требуется, чтобы жизнь нанесла нам очень глубокую рану, прежде чем мы, в конце концов, решим идти вовнутрь и чувствовать. Когда, например, любовный партнер разочаровывает нас или не отвечает нашим сознательным и бессознательным ожиданиям, мы можем цепляться за надежду, что все еще изменится. В нас перемежаются периоды надежды и отчаяния. Все еще есть кто-то, на кого можно проецировать наши разочарования. Мы можем обвинять другого и продолжать жить в иллюзии, что в нем что-то изменится. Часто в такого рода эмоциональном голодании мы никогда не сталкиваемся со своей болью. В конце концов, потеряв надежду изменить этого партнера, мы начинаем отношения с другим, и вся игра проигрывается заново.

Но когда нас подвергают слишком сильному испытанию, например, когда любимый человек отвергает нас или умирает, жизнь дает нам урок, в котором мы уже не можем избежать столкновения с раной. Мы вынуждены ее чувствовать. Пути к бегству нет. Страх может быть почти ошеломляющим. Согласно моему опыту, именно со страхом, а не с болью, так тяжело оказаться лицом к лицу. Однажды «провалившись» и пережив страх, я все же создал внутреннее пространство, чтобы чувствовать боль, утрату и стыд, которые с ним приходят. Но, чтобы преодолеть страх, мне потребовались поддержка и руководство.

Почему страх так силен?

Для беспомощного, невинного и всецело зависимого Ребенка любое насилие, любая форма нетерпимости и проявление недостатка внимания переживается как брошенность. Мы ощущаем, что рядом нет никого, кто обеспечил бы нас самым необходимым. Это создает панику. Когда открываются раны, наш Ребенок помнит только прошлые времена, когда им владел опустошающий страх.

Часто бывает трудно отследить источник раны. Для тех из нас, кто действительно был брошен одним или обоими родителями, или для тех, кто подвергся физическому или сексуальному насилию, причина более очевидна. Но для других все может быть не так явно. Мне было очень трудно определить источник собственной неудовлетворенности, пока я не начал терапию и через много лет постепенно не открыл области глубоко травматического ограничения на каждой из самых важных стадий своего развития.

С точки зрения исцеления нашего раненого Ребенка, открывать, как все случилось, необязательно. Но важно признать, что это произошло, и осознать, как это простирается в нашу сегодняшнюю жизнь, в особенности, в область отношений. Несомненно, интенсивность паники и брошенности у каждого из нас разная, но по существу мы все находимся в одной лодке. Некоторые из нас, может быть, нашли более эффективные способы прикрытия, отрицания или компенсации этой раны, но мы все ее несем. Чтобы ее чувствовать, вместо того чтобы от нее бежать, требуется невероятное мужество.

Лицом к лицу с раной

Перечислю некоторые способы, которые помогли мне работать с раной брошенности.

1. Осознать, что наша требовательность прикрывает страхи брошенности и неудовлетворенности.

В своей основе рана брошенности является основным источником всех ключевых моментов созависимости. Сопротивление, автоматические ответные действия, требовательность, попытки контролировать другого, главенствовать и манипулировать – все это не более чем бегство от раны брошенности. Понимание этого приносит радикальную перемену в том, как мы ведем себя в отношениях.

Бессознательно наш Внутренний Ребенок надеется на то, что, в конце концов, найдет кого-то, кто удовлетворит все его потребности, которые не были удовлетворены в детстве. Взрослая часть нас может рационально осознавать, что это невозможно, но наш Ребенок никогда не оставляет надежды. И надежда, чаще всего бессознательно, проецируется на любовного партнера и на жизнь в целом. В тот момент, когда мы начинаем чувствовать, что наши потребности не удовлетворяются, провоцируется рана брошенности.

Первый шаг – понять, чем спровоцирована рана. Для нашего Ребенка то, что происходит в настоящем, – реальная брошенность. Он не может различать между раздражителем и источником. Когда провоцируется боль, для нашего Ребенка она настолько же интенсивна и очевидна, как когда-то.

2. Принять страх и боль и дать им пространство.

Чем более мы открыты к тому, чтобы столкнуться с раной, тем легче ее пережить. Пока наши ожидания в отношении жизни не включают в себя решения иметь дело с раной, мы ищем проблему. Если мы используем отношения, чтобы избежать чувствования пустоты, мы бежим от самих себя. И наши отношения никогда не будут работать. Сознательный ум не хочет входить в эту пустоту; мы убеждены, что должны быть счастливыми. Но при таком подходе нет пространства, чтобы переживать страх и чувствовать боль. Обусловленные верить в романтическую фантазию, мы бессознательно надеемся, что наш любовный партнер даст нам все то, чего мы не получили в детстве. Но наше высшее сознание стремится к чему-то совершенно другому. Оно хочет, чтобы мы стали свободными, а единственный способ стать свободными – пройти через страх и боль брошенности, неудовлетворенности и пустоты.

Как только отношения выходят из стадии медового месяца, – в котором все чудесно, и наш любовный партнер воплощает в себе все наши главные потребности и желания, – мы устремляемся к неизбежному разочарованию. Оно может выразиться в сексе, в близости, в спонтанности, в разуме, в духовности, в любом проявлении. Именно тогда начинаются трудности. Некоторое время мы живем в отрицании или подстраиваемся, но подспудно начинаем накапливать обиду. Эта обида может выражаться по-разному: в сарказме, критике и суждениях или косвенных актах мщения. Отношения наполняются горечью. Мы жалуемся на любовного партнера друзьям или выражаем обиду прямо в форме физического или эмоционального насилия. Может быть, в конце концов, мы разрываем отношения, убедив себя, что этот человек не смог удовлетворить наших потребностей.

Нам недостает осознания того, что любые отношения тем или иным образом провоцируют в нас неудовлетворенность и брошенность. Никто не может заполнить дыры внутри. Переживать боль брошенности и эмоционального голода с осознанностью – именно так мы можем постепенно заполнить наши дыры. Это, в свою очередь, может помочь принять наше одиночество. Наши первые столкновения с одиночеством часто переживаются как неудовлетворенность. Разочарование и фрустрация в жизни всегда смотрят нам в лицо, особенно в отношениях. Существование пригласило нас не для того, чтобы удовлетворить наши ожидания, но для того, чтобы мы стали свободными. Мы часто упрямы и сопротивляемся. Близость приносит питание, но также и боль. Лишь когда мы посмотрим этому факту в лицо, мы можем найти некоторую гармонию в нашей любовной жизни и некоторое изящество в нашем жизненном путешествии. Исцеление ран – двери в наше более глубокое существо. Пока они не исцелены, и мы не научились принимать свое одиночество безоговорочно, мы не можем стать свободными. Осознание этого помогает нам не бороться так яростно, когда открывается рана.

3. Пригласить поддержку.

Открытая рана может вызвать невероятную тревожность. Иногда темнота и одиночество кажутся бездонными, бесконечными, и возникает страх, что мы можем сойти с ума или покончить с собой. Мы можем пребывать в глубокой депрессии, стать высокосамокритичными, а общий негатив и потеря доверия омрачат все наши часы бодрствования. Чем более суров раздражитель, тем сильнее эти симптомы.

В таком состоянии я рискнул и протянул руку за поддержкой, и мне это помогло. Я не ожидал ни от кого, что он снимет мою боль, но хотел чувствовать себя не таким одиноким. Многие из нас страдают от боли в изоляции, но верят, что должны справиться с ней самостоятельно. Это ложное одиночество, основанное на сжатии, а не на расширении, на страхе и недоверии вместо открытости. Внутри звучит голос, который говорит: «Никто не может быть рядом, когда я чувствую себя так», или: «Я обременяю других», и так далее. Но наше исцеление наступает именно тогда, когда мы тянемся наружу в трудные моменты. Как только я нашел в себе храбрость выйти наружу, значительная часть страха рассеялась.

26
{"b":"71744","o":1}