ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Уже много было написано о пристрастиях и созависимости. Фактически, работа с созависимостью возникла из исследования причин, по которым люди злоупотребляют химическими веществами. Привыкание является частью нашего защитного слоя, потому что эффективно препятствуют вхождению в средний слой. Фактически, оно действует на самой границе между внешним и средним слоями, между защитой и чувствованием. Оно действует как энергетический барьер, преграждающий страху и боли путь на поверхность из бессознательного.

Согласно моему собственному опыту, не столько боль, сколько страх столкнуться с ранами и пустотой заставляет нас прибегать к защите пристрастий. Мы боимся именно того, с чем нам необходимо столкнуться и что придется пережить. Мы боимся отпустить контроль. Мы удерживаем свою жизнь в перманентном состоянии полузащиты, просто чтобы избежать столкновения лицом к лицу со страхом. Часто участники наших семинаров вздрагивают, когда мы предполагаем, что такие распространенные привычки, как курение, питье кофе и переедание сладостей, бессознательно мотивируются страхами столкновения с чувствами неудовлетворенности, недостойности и пустоты. Так было со мной. Связь между поведением и чувствами, которые мы блокируем, не так очевидна, потому что стала знакомой и привычной. Наши привычки – словно хроническая дымовая завеса между сознательным и бессознательным.

Даже когда мы пытаемся избежать чувствования, у жизни есть свои способы приводить нас в средний слой. Если мы сопротивляемся тому, чему жизнь хочет нас научить, ее уроки становятся очень болезненными. Когда мой близкий друг чуть не разбился на мотоцикле, он осознал, что ему нужно глубже посмотреть на свою жизнь. Рано или поздно более глубокая часть, наше высшее сознание, приведет нас к тому, чтобы заново соединиться с чувствами и энергией. Наши защитные действия являются бессознательными попытками предотвратить свершение этого неизбежного процесса Мягко и сострадательно исследуя наши привычки, мы можем смягчить удар. Привнося в них осознанность и понимание, мы можем подорвать их мощь и привлекательность, потому что стремление к самопознанию внутри нас сильнее страхов.

Грубые и тонкие пристрастия

В некоторых случаях легко определить, в чем состоят наши защиты. Например, они очевидны, если речь идет о хронических злоупотреблениях химическими веществами. Тогда проблема не в том, чтобы открыть, какие чувства скрываются, а в том, чтобы освободиться от зависимости. Но привычки, за которые мы цепляемся в повседневной жизни, тонки и представляют собой небольшие пути, которыми мы рассеиваем энергию и предотвращаем соприкосновение с чувствами внутри. Наш образ самих себя глубоко впечатан в нас, и мы обычно даже не останавливаемся, чтобы изучить, как мы с его помощью избегаем боли. Все стратегии поведения и подходы, за которые мы держимся в целях контроля, – и есть то, что составляет наши тонкие защиты. Чем внимательнее мы смотрим, тем более очевидной становится природа этих видов поведения. Что угодно из того, что мы делаем, даже медитация, может стать способом избежания, а не выведения на поверхность наших глубоких страхов и боли.

Наши пристрастия выкроены согласно нашему темпераменту. Когда чувства или энергия из среднего слоя начинают проникать на поверхность и беспокоить наши защиты и контроль, некоторые из нас в попытке облегчить боль и тревогу выбирают привычки «для внутреннего применения» – потребление только определенной пищи, наркотиков, сахара и так далее. Преобладающей формой защиты может быть структурирование времени с такой одержимостью, чтобы никогда не оставалось времени для чувствования. Пока чувства не становятся очень сильными, непрерывная активность удерживает нас в отвлеченном состоянии, а чувства остаются закопанными. Нас может убаюкивать ощущение собственной важности и важности того, что мы делаем, – привычка к власти и контролю. Власть – словно наркотик, заслоняющий нас от сознания собственной уязвимости. Подобным образом мы можем быть зависимыми от собственного полированного и социального имиджа

Смотря глубже в собственные защитные модели поведения, я открыл, что в моей жизни значительной «спасительной» необходимостью была скорость. Удерживать себя занятым, двигаться быстро, битком набивать день делами, которые нужно сделать. Замедление пугает. Большую часть жизни я был слишком занят и слишком спешил даже для того, чтобы остановиться и посмотреть, уж не зависимость ли это. Западное общество невероятно зависимо от скорости. Западный ум сфокусирован на достижении и прогрессе – на том, чтобы куда-то попасть. Мы можем подкреплять привычку к скорости такими веществами, как кофеин и сахар, но ценности успеха и достижения удерживают ум сфокусированным на «делании», вместо того чтобы «быть», и являются гораздо более предательскими, чем вещества, которые мы принимаем вовнутрь и которые поддерживают нас в состоянии спешки.

Часто тонкие защиты проявляются не в том, что мы делаем, но в том, как мы это делаем Только недавно я научился заниматься любовью так, чтобы это было способом оставаться в соприкосновении и глубокой близости. Я перенес фокус от оргазма на то, чтобы от момента к моменту разделять переживание. Этот подход открыл для меня, что раньше я использовал энергию сексуальности как своего рода наркотик, лишь бы помешать исследованию и раскрытию более глубоких страхов близости и неадекватности. Проникновение за пределы этого пристрастия открыло мне новые безграничные панорамы близости, которой я раньше боялся.

Общий знаменатель у всех привычек состоит в том, что они не дают нам чувствовать себя уязвимыми. Мы бежим из момента, потому что остаться присутствующими значит столкнуться лицом к лицу со страхами. Я каждый вечер слушаю лекции моего мастера, и это помогает мне сонастраиваться с образом жизни, совершенно другим, нежели тот, которому меня учили. Радикально другим... Даже просто «замедлиться» достаточно для того, чтобы почувствовать настоящее мгновение – постепенный процесс расслабления западной обусловленности и интегрирования в жизнь медитации. Это постепенно исцеляет мое зависимое поведение. В прошлом я думал, что, имея достаточно дисциплины, можно прекратить что угодно. Но однажды я обнаружил, что одной из моих величайших защит была сама по себе дисциплина.

Когда я впервые приехал в Индию и встретил моего мастера, я был высоко дисциплинирован и полностью убежден, что если достаточно тяжело работать, то возможно достичь духовной самореализации. Но, вместо того, чтобы посоветовать продолжать напряженный путь, мастер предложил мне противоположное – прекратить всю борьбу и радоваться жизни. Все мои дисциплины были просто способом усиления эго. «Бог, – сказал он, – найдет тебя сам». Услышав это, я был, как громом, поражен. Я увидел, что сама моя борьба с защитами была очередной защитой. Сама по себе дисциплина не может быть лекарством для привычки.

Как исцелить себя от пристрастий? Как найти способ прожить жизнь мягким, но решительным образом? Как не рассеивать своих энергий и оставаться сфокусированным на росте? Чтобы на это ответить, я думаю, нам придется внимательнее посмотреть на то, откуда берутся защитные образцы.

Топливо защитных образцов

Что стоит за нашими пристрастиями? Почему мы выбираем быть неосознанными?

1. Глубина и интенсивность наших бессознательных страхов

Наши страхи часто так глубоки и скрыты, что одного намека на то, чтобы позволить им всплыть на поверхность, может быть достаточно, чтобы нам захотелось продолжать прятать этот материал. Чем больше я узнаю о Внутреннем Ребенке, тем яснее вижу, что наши раны могут быть ужасающими. Иногда кажется чудом, что мы вообще находим в себе храбрость с ними справляться. Пристрастия ограждают нас от тревожности и боли. Мы не можем себя подтолкнуть и вынести закопанный материал на поверхность быстрее, чем этого хочет наше существо. Нам следует сталкиваться с самими собой с величайшей чувствительностью и терпением. Наши привычки – один из главных способов, которыми мы удерживаем контроль над всем, что в нас всплывает на поверхность. Никто, кроме нас самих, не может знать, чему мы можем позволить всплыть.

31
{"b":"71744","o":1}