ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мы не уважаем друг друга. Почему? Потому что нас ослепляют потребности выживания. Если бы мы жили в природе будды совершенно сознательной жизнью, мы могли бы существовать в совершенно невинном, уязвимом и открытом состоянии. К несчастью, мир не такой, по крайней мере, еще не такой.

Убежденные в том, что, выживая, мы должны позаботиться о себе и защитить себя, мы часто нечувствительны друг к другу– Мы вторгаемся в пространство друг друга. Наши границы в детстве не соблюдались. Поэтому, естественно, мы теряем способность уважать свои собственные или чужие. И то, и другое может быть совершенно бессознательным.

Вот пример: недавно один из моих друзей взял у меня без спроса портативный магнитофон. Я пришел домой и заметил, что его нет, – ни записки, ни намека; я не мог понять, что с ним случилось. Естественно, я предположил, что его потерял, или его кто-то украл. Через несколько дней мой друг упомянул в разговоре: «Да, кстати, я на несколько дней позаимствовал у тебя магнитофон, я его завтра принесу, это ничего?» Я ответил: «Конечно, никаких проблем» с облегчением, потому что стало понятно, куда девался магнитофон, и потому, что я привык быть «милым». Я тут же сказал себе, что не должен быть таким придирчивым, и что меня не должна беспокоить такая мелочь, которую, тем более, одолжил близкий друг. Но внутри мне стало беспокойно, и в следующий раз, встретив его, я почувствовал некоторую дистанцию.

В этой драме мы принимаем обе роли – либо того, в кого вторглись, либо вторгающегося. Нужно научиться устанавливать пределы — утвердительно и изящно; научиться чувствительности к потребностям и пространству других, в то же время не теряя чувствительности к своим собственным. Давайте исследуем каждую из этих двух областей.

Исцеление солнечного сплетения

Мы достигаем самоуважения, когда учимся любить и ощущать себя достаточными для того, чтобы почитать собственную исключительность. Когда мы заново открываем свою драгоценность, то начинаем чтить свои границы и находим искусство и храбрость, чтобы защищать свое пространство. Раньше мы перемещались между ролями Жертвы и Тирана. Жертва транслирует энергию, привлекающую стыд, – Тиран вызывает стыд в окружающих, чтобы избежать собственного. До работы, посвященной Созависимости, у меня не было точного представления о границах – моих собственных или чужих. Я позволял вторгаться в себя, не понимая, что происходит, и вторгался в других без особой чувствительности. Я просто думал, что веду себя как милый и добрый человек. Конечно, я не мог объяснить обид и унизительных чувств внутри.

В роли Жертвы я редко осознавал, когда в меня вторгались. Когда я действительно осознавал чувство, что кто-то сказал или сделал что-то, меня растревожившее, я преуменьшал ощущение или притворялся, что на самом деле мне все равно, или отрицал свою обиду и придумывал ей рациональное объяснение. Любой из этих способов был легче, чем вынужденное столкновение с этим человеком. «А, не такое большое дело». Я мог заметить, что говорю себе: «Наверное, мне нужно научиться больше отдавать и прощать», или: «Может быть, они это сделали, просто не подумав».

За неспособностью устанавливать пределы с другими стоит страх потерять их любовь, страх, что они разозлятся на нас, прервут контакт или разрушат правду того, что мы скажем. Этот голос говорит что-то похожее: «Если я выскажу, как себя чувствую, или буду утверждать себя, меня накажут, мои слова потеряют действительность, от меня отвернутся, я подвергнусь вторжению, агрессии, ярости или насилию». Из-за стыда мы просто теряем связь с собственными чувствами и пространством. Наши потребности в любви и одобрении были так отчаянны, что мы их сжимали в меньшее и меньшее пространство. Мы приглашаем вторжение, потому что не проживаем свою энергию. Когда вторжение происходит, мы его не осознаем и продолжаем усиливать внутреннюю программу, что наши границы недостаточно важны, чтобы кто-то их соблюдал. Для раненого Ребенка самоуважение кажется гораздо менее важным приоритетом, чем любовь. Любовь и внимание – это вопрос жизни и смерти, самоуважение – роскошь.

Но для нашего существа самоуважение – сама кровь и плоть. Находясь в своей стыдящейся части, я автоматически действую из состояния страха и вины, не желая поднимать волны, чтобы не рисковать получить негативный отклик. Однажды я был на семинаре для мужчин с Робертом Блайем; он упомянул, как важно, если происходит что-то, по ощущениям неправильное, сказать внутри: «Обожди-ка минутку!» Мне это очень понравилось. Хотя, кажется, я так одержим собственным желанием быть милым и приятным для всех, или уходом в себя, когда мне больно, что «ожидать» изменения моего убеждения придется гораздо дольше «минутки». Тем не менее, само то, что я дал себе пространство чувствовать и проверять, что происходит внутри, произвело важные изменения. В процессе восстановления самоуважения я в точности увидел шаги, которые должен был совершить. Необходимые стадии в большей степени пересекаются и перекрывают друг друга, и все же я отмечаю определенный прогресс в движении от одной к другой.

Стадия 1

Признание, что в нас вторгаются, и переоценка границ

Я регрессировал и «становился приятным» в ситуациях, которые были пугающими из-за моего шока – страха насилия или конфронтации, гнева или дисгармонии. Начав работу со стыдом и шоком, я стал точно отмечать, как чувствовал себя сразу же после вторжения. Я наслаждался общением с кем-то, но впоследствии замечал, что чувствую себя ужасно. Тогда я должен был отследить цепочку обратно к тому моменту, когда почувствовал, что «потерял» себя. Я был слишком привязан к гармонии, чтобы заметить это в тот же момент, когда это случилось.

Мы обвиняем других в том, что подвергаемся стыду, но проблема не в ком-то другом. Это наш собственный урок – научиться самоуважению. В моей жизни много раз было так, что, подвергаясь стыду, я ничего не мог сказать. Из страха и потребности в одобрении я посылал вибрации, которые привлекали унижение и неуважение. Признав, что я сам это вызывал своим невербальным посланием, я начал проникать в собственный стыд. Первым шагом было просто научиться узнавать, когда я позволял, чтобы меня стыдили. Потребовались изучение и признание пространства стыда и шока, ощущения их в теле и того, что происходит в этой связи с моей энергией, что я чувствую в отношении самого себя. Говоря коротко, мне необходимо было научиться опознавать нападения.

Чтобы научиться опознавать чувства стыда или нападения, мне потребовалось научиться осознавать границы. Я изумился, когда осознал, что такие мелочи, как не слушать, когда кто-то с тобой говорит, не уважать соглашений друг с другом, заставлять кого-то ждать, не отдавать без напоминания долгов, что-то брать без спроса, значит, вторгаться в границы другого. Если в детстве у нас было мало своего физического пространства, мы можем постоянно чувствовать себя замкнутыми, или просто приспособиться к тому, чтобы отказывать себе во всем. Если в детстве мы подверглись сексуальному насилию в любой форме, заново научиться и переоценить сексуальные границы – задача монументальных размеров. Если мы подверглись эмоциональному насилию (то есть нас научили чувствовать себя виноватыми за чувства других или говорили, что именно мы должны думать и чувствовать), тогда мы всегда будем чувствовать вину при утверждении себя.

Научиться заново уважать собственные границы означает для меня нескончаемый процесс возвращения к самому себе и восстановления доверия к ощущениям внизу живота. Тело знает, когда что-то по ощущениям неправильно.

Стадия 2

Чувствование и работа с огнем

Если наша способность чувствовать и выражать гнев подавлена, мы отсечены от собственной силы и вынуждены подавлять себя и погружаться в унижение. После того, как я начал оправляться от шока, на поверхность стала выходить скрывающаяся под ним ярость. В этой стадии процесса самоуважения мы учимся чувствовать и выражать гнев, не теряясь в обвинении или реакции.

48
{"b":"71744","o":1}