ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В каталог MAPS_FIGS добавлена карта Австралии (данные на 1987 г.).

Иллюстрации носят вспомогательный характер и, насколько я могу судить, не обязательны для понимания и усвоения основного материала книги.

К ВЕРСИИ ФОРМАТА .rtf КАТАЛОГ MAPS_FIGS НЕ ПРИЛАГАЕТСЯ.

К тексту добавлены "Примечания" и некоторые "Комментарии" выполнившего OCR, которые вместе с примечаниями автора и переводчика идут единым списком (Comments.rtf). Номера примечаний представлены цифрами в квадратных скобках (в оригинале - верхние индексы). Сквозная нумерация примечаний по всей книге соответствует оригиналу.

К вводной статье (вероятно, редактора), добавлен заголовок "О путешественнике и писателе А. Фальк-Рённе".

Фамилия автора в ВВЕДЕНИИ А. Фальк-Рённе перенесена из конца в начало.

АННОТАЦИЯ РЕДАКЦИИ

Книга известного датского путешественника, исследователя, публициста и писателя Арне Фальк-Рённе посвящена началу колонизации Австралии в конце XVIII века. Обладая даром высокой художественности и опираясь на огромный документальный материал, автор воссоздает картину Англии времени промышленного переворота с ее чудовищными социальными противоречиями. Герои книги - каторжники, привезенные в только что созданную колонию в Австралии и сумевшие совершить дерзкий побег.

О ПУТЕШЕСТВЕННИКЕ И ПИСАТЕЛЕ А. ФАЛЬК-РЁННЕ

Арне Фальк-Рённе - известный датский писатель и путешественник, проведший несколько десятков лет в странах Тихоокеанского региона. Австралийский материк, Новая Гвинея, Новая Зеландия, пестрая мозаика островов Океании - весь этот яркий и красочный мир тропической и субтропической природы, растения и животные, а главное люди - знакомы Фальк-Рённе в живых деталях, из которых создавалась ткань многочисленных произведений писателя. В этих работах причудливо переплетаются прошлое и настоящее, традиции и современность, романтический полет фантазии и неприкрытая правда реальной действительности. Книги Фальк-Рённе не раз переводились в нашей стране. Особенно большую популярность завоевали две из них - "Слева по борту рай", повествующая о судьбе мятежной команды корабля "Баунти", и "Путешествие в каменный век" [1], знакомящая с племенами, населяющими самые глухие районы Новой Гвинеи, с их нравами и обычаями, которые дают представление о жизни наших далеких предков.

Новая книга датского писателя "Где ты, рай?", вероятно, наиболее совершенная в литературном отношении, сразу же захватывает воображение читателя необычным сюжетом и подлинным драматизмом изображаемых событий и человеческих судеб. В ней мастерски выписаны характеры основных героев, каждый из которых наделен ярко индивидуальными чертами. Читатель погружается в описание полного опасностей плавания горстки смельчаков, бежавших с каторги, по необъятным просторам Тихого океана, перелистывает страницы гражданской истории Англии конца XVIII века, знакомится с начальным периодом освоения Австралии европейцами. Интересный познавательный материал органично вписан в рамки художественного произведения, в котором ставится извечный вопрос о праве человека на свободную и счастливую жизнь.

ВВЕДЕНИЕ

Арне Фальк-Рённе

Кассемосе-Санн, июль 1982 г.

Несколько лет назад я путешествовал по Тихому океану, следуя по пути мятежного корабля "Баунти" [2] к далекому острову Питкэрн [3], где и поныне живут потомки Флетчера Кристиана [4] и других бунтовщиков и их полинезийских жен. Лейтенанта Вильяма Блая и 18 моряков, оставшихся верными долгу, которые сами захотели или по каким-то причинам были вынуждены присоединиться к своему командиру, посадили в баркас, и на этом утлом судне опытному мореплавателю Блаю удалось преодолеть расстояние в 4000 морских миль по океану от острова Тофоа [5] в архипелаге Тонга вдоль внутренней (западной) стороны в ту пору неизвестного Большого Барьерного рифа через Торресов пролив и Арафурское море. Они добрались до голландской фактории на острове Тимор, аванпоста цивилизации, 28 апреля 1789 года.

После пребывания на острове Питкэрн я повторил маршрут Блая по воде и по воздуху. Вместе с австралийским ботаником Ричардом Девенпортом мы проехали от Куктау-на до маленького острова в пределах массивного Барьерного рифа, где Блай и его спутники впервые увидели землю.

Это был прекрасный январский день в разгар лета Южного полушария. Глядя вниз из окна вертолета, мы оба, я и Девенпорт, ощутили, насколько велик крупнейший риф нашей планеты. Он простирается почти на 3000 километров от субтропического острова Фрейзер на юге до тропических островов в Торресовом проливе на севере, что соответствует кратчайшему расстоянию от Копенгагена до Гибралтара, однако, кроме того, риф извивается как змея, что делает его еще длиннее. Местами, как, например, у мыса Мелвилл на полуострове Кейп-Йорк, риф подступает так близко к берегу материка, что можно слышать, как отдается гул набегающих волн в чаще влажного тропического леса, но зато в других местах риф далеко отстоит от материка, например, у мыса Таунсэнд на 400 километров. В этом месте встречаются также группы других рифов, что оправдывает данное ему название - "кладбище судов". На небольшом вертолете мы подлетаем к двум рифам и проходим над ними во время отлива на высоте нескольких метров. Зеленые и красные голотурии - морские огурцы [6] - как раз в это время высовывают верхние части тел над водной поверхностью, а бурые кружева водорослей расстилаются пучками. Сверху все это похоже на гигантский персидский ковер, зачем-то погруженный в воду. "Одно плохо: на этом ковре можно спать только до обеда", - усмехается Девенпорт [7] и указывает вниз на красочную неразбериху. Теперь я тоже замечаю тысячи сероватых, иногда почти совсем белесых объектов, которые проглядывают среди морских огурцов, водорослей и морских звезд. Это - кораллы с еще живущими небольшими особями, окруженными миллиардами их отмерших сородичей. Одни из них похожи на наконечники стрел, другие напоминают зубы акул, третьи - сталактиты, которые, словно миниатюрные минареты, пробиваются сквозь пелену водорослей.

Машина снова взмывает ввысь, в бесконечную, пронизанную солнечным светом голубизну небес. Далеко внизу под нами виден тот проход в рифе, сквозь который Блай и его спутники на баркасе вошли в спокойные воды. Сверху риф похож на жемчужное колье огромных размеров; его овал в длину превышает пятьдесят километров; мористый край отмечен сотнями белых точек и столбиков: этот прибой у коралловых островов виден с высоты нашего вертолета. Жемчужное колье наброшено на светло-голубой бархатный полог моря. Пилот снова направляет машину вниз, и на мгновение жемчужная цепь превращается в лунный кратер, а там внизу среди огромной массы крохотных окаменевших животных от зоны прибоя поднимается дымка водяного пара, которая колышется, словно жертвенный костер в индийском храме, над полосой белого песка, который теперь показался со стороны рифа, обращенной к лагуне.

Пилот готовится к посадке на твердый песчаный грунт поблизости от острова Ресторейшн. Мы раскачиваемся над банкой на высоте нескольких метров, снова взмываем вверх, разворачиваемся и летим обратно. Пилот мгновенно ориентируется в обстановке. Он показывает жестами нам, что песок достаточно уплотнен, чтобы вертолет мог снова подняться в воздух. В третий раз он пролетает на небольшой высоте над маленьким песчаным островом и касается земли; некоторое время колеса продолжают вращаться, выбивая плотный песок, и наконец мотор останавливается. В тот же миг несущий винт тоже поворачивается в последний раз, и этот звук гулко отдается в наших барабанных перепонках. Потом оглушительный грохот обрушивается на нас, так как риф находится совсем близко - всего лишь в нескольких сотнях метров. Здесь он состоит из двух высоких скал, напоминающих корни сломанных зубов во рту. Чуть подальше возвышаются остатки еще одного гигантского коренного зуба, окаймленные белой полосой прибоя, и затем, насколько хватает глаз, тянется низкий край кораллового рифа. На привезенной с собой резиновой надувной лодке мы осторожно гребем к острову Ресторейшн, где джунгли подступают почти к самому берегу.

2
{"b":"71747","o":1}