ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

"Мы можем отложить побег, пока не отплывет "Ваксамхейд", - предлагает Кокс. - Вы предоставите нам навигационную карту, компас и квадрант в день вашего отъезда и при вручении получите ту сумму, о которой мы договоримся"

"Отвезите меня чуть подальше и дайте подумать", - говорит голландец своим людям. Проходит не более десяти минут, и их ялик возвращается.

"Сколько вы заплатите?" - спрашивает капитан.

"Какова ваша цена, минхер?"

Он вглядывается в голубое небо и долго размышляет. "У меня нет навигационной карты морей, простирающихся отсюда до Отахейте, - говорит он, - и я сомневаюсь в том, существует ли вообще такая карта. У меня есть схематическая карта морей от этих мест до Тимора в Ост-Индии, но это вовсе не навигационная карта в общепринятом значении. Она основана на наблюдениях капитана Кука и рассчитана на прохождение крупных судов. Вы можете на своем баркасе пройти вдоль внутренней части Барьерного рифа поблизости от берега, как это сделал до вас только капитан Блай, и то лишь в северной части пути".

"Но компас и квадрант вы нам дадите?"

"Да, если вы заплатите мне сто фунтов стерлингов золотом!"

Четыре каторжника почувствовали трепет, услышав эту громадную сумму.

Джеймс Кокс спокойно отвечает: "Минхер, у меня нет ста фунтов, я единственный из моих товарищей, у кого имеются деньги. Однако у меня найдется как раз 38 золотых соверенов, и, если вы дадите нам то, что мы просим, я передам вам в день вашего отъезда это вознаграждение".

"Как я могу быть уверен в том, что у тебя есть деньги?"

"Если вы возьмете на себя труд подплыть к берегу и пойти со мной в заросли кустарников, вы в этом убедитесь".

"А что, если ты нападешь на меня?"

"Но ведь эта масса золотых монет не у вас, а у меня!"

Детмер Смит отдает распоряжение, чтобы ялик подвели к берегу, и вместе с Джеймсом Коксом уходит в заросли. На прогалине Джеймс показывает ему, что надо нагнуться. Он садится на корточках перед голландцем и вытаскивает платок, который был спрятан в его рубахе. Платок завязан в узел, и, когда Кокс его открывает и расстилает на земле, там лежат золотые монеты и блестят на солнце. Он раскладывает их в три ряда, чтобы Детмеру Смиту было удобно пересчитать, не дотрагиваясь до них.

Глаза голландца блестят. Он потянулся за одной из них.

"Вы можете взять одну, господин, чтобы убедиться в том, что она настоящая, - говорит Джеймс, - но в отношении всех остальных положитесь на мое слово".

Голландскому капитану требуется лишь короткий взгляд на соверен, чтобы понять, что он сделан на британском монетном дворе в Лондоне. Он кладет монету обратно, и Джеймс завязывает платок.

"Договорились, - заключает Детмер Смит. - Вы получите квадрант, компас, и я скопирую навигационную карту, имеющуюся у меня на воды до Тимора. Однако я заранее предупреждаю, что она весьма несовершенна. Когда я подниму голландский флаг на фок-мачте "Ваксамхейда", это значит, что мы готовы к отплытию, и я пошлю ялик со всеми предметами в эту бухту. Как только мои люди вернутся с деньгами, мы поднимем паруса, но, пока я не пройду мимо сторожевого поста на подходе к Порт-Джексону, вы не должны выходить в море. Если вы нарушите это условие и вас поймают, я буду отпираться до конца и говорить, что вообще не знаком с вами. Понятно?"

"Да, капитан. Пусть будет так".

"Скажи мне, Кокс, теперь, когда мы договорились обо всех условиях, кто же ты на самом деле? Ведь не каждый день встречаешь каторжника, который носит с собой 38 золотых соверенов и к тому же говорит по-голландски".

"Кто я, я не могу вам открыть, капитан, но могу сказать, что, если вы соблюдете вашу часть договоренности и мы доберемся живыми до Голландской Ост-Индии, у вас будут возможности вести со мной выгодные дела".

"Но ведь ты сказал, что не имеешь много денег".

"Они не здесь, а в Голландии. Может случиться, что мы встретимся в Батавии".

Детмер Смит не отвечает на это. На его устах блуждает улыбка, он сообщает, что откроет один секрет в знак благодарности за доброе сотрудничество: "Вам не следует рассчитывать, что Вильям Брайент отправится с вами в баркасе. "Ваксамхейд" сначала должен зайти на остров Норфолк, прежде чем отплыть в Европу, и в списке, который я видел своими глазами, значится, что Брайент должен быть направлен на этот каторжный остров. Но следите, чтобы мои слова не распространились дальше".

Мэри, разумеется, сразу же узнала о том, что проронил голландский капитан. Время отправления "Ваксамхейда", а с ним час побега неумолимо быстро приближаются, но, следовательно, вполне можно ожидать и ареста Вильяма. Если он теперь убежит в лес и станет бродягой, тогда, вероятно, у них отнимут баркас и всякая возможность побега отпадет. Ему надо продолжать рыбачить до последнего момента, чуть ли не до ареста, тогда он должен сначала укрыться в зарослях, а всем соучастникам придется надеяться, что Коксу и Мартину разрешат еще несколько дней заниматься ловом рыбы и баркас пока останется в их распоряжении.

Однако возникает еще одна проблема. Судно находится в таком жалком состоянии, что может затонуть, как только выйдет из залива Порт-Джексон в открытое море. Его надо вытащить на берег, очистить и укрепить дно, поставить новую мачту и новый руль, чтобы судно приобрело бульшую устойчивость на воде. Однако, если вытащить его на примитивный стапель колонии и вовсю заняться ремонтными работами, это сразу вызовет подозрение у офицеров и матросов. Они поймут, что люди собираются уйти в длительное плавание на этом судне. Поэтому Джеймс Кокс, который вместе с Моржом все более и более выдвигается в руководители мероприятия, предлагает, чтобы как-нибудь после рыбной ловли Вильям позаботился о том, чтобы баркас опрокинулся при разгрузке. Это лучше всего осуществить в ненастную погоду, когда на борту будут находиться сестра Беннелонга с тремя детьми. Все они благополучно доберутся до берега, причем Вильям - с большим трудом из-за кандалов, и тогда заговорщики с полным правом смогут заняться ремонтом судна.

Они очищают и укрепляют дно, проводя зажженными факелами, сделанными из камыша, над нижними досками, при этом растапливается старый слой смолы и выжигаются водоросли и паразитирующие животные. Затем накладывается толстый слой смолы, а потом поверхность покрывают смесью серы и нутряного сала, чтобы изъять древоточцев. Через неделю судно полностью готово к отплытию.

Пока идет ремонт баркаса, заговорщики собирают в дорогу продукты и необходимые орудия, а также фляги для пресной воды, которую необходимо взять с собой. Вильям Мортон работает в Парраматте, и от его хижины более 11 миль до Рыбачьей бухты, где живут другие заговорщики. Тропа от Парраматты до залива Сидней и оттуда в Рыбачью бухту контролируется солдатами. Но Беннелонг и его друзья показали Моржу обходной путь, неизвестный солдатам. Во время каждого ночного визита через заросли кустарников вниз к побережью он старается прихватить с собой продукты. Ему надо вернуться в Парраматту до рассвета, так как там в восемь часов устраивают перекличку перед отправлением на полевые работы. Еще не решено, когда Морж спустится к берегу в ту ночь, когда произойдет побег. Для ремонта лодки по пути он приносит воск и смолу. Бульшая часть продуктов рис и очень старые сухари.

Наконец, остается решить вопрос об оружии. Было бы слишком опрометчиво отправиться в путь без огнестрельного оружия и топора для защиты от аборигенов. Но все огнестрельное оружие, порох и боеприпасы тщательно охраняются, и солдата, потерявшего ружье, дважды прогоняют сквозь строй и его спину до крови хлещут. Поэтому очень маловероятно, что солдат допустит, чтобы у него украли ружье. Но мушкеты можно раздобыть: их оставляют у Бетти, которая часто принимает у себя солдат. Однако это можно проделать вечером накануне побега. Бетти позаботится, чтобы солдаты сильно напились и завалились спать, что часто бывает в ее гостеприимном доме, а затем Кокс, занимающий комнату в ее хижине, стащит мушкеты. И это должно произойти незадолго до отплытия баркаса из Рыбачьей бухты. А как это точно осуществится, пока не совсем ясно.

24
{"b":"71747","o":1}