ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Впрочем, никто из беглецов и не помышлял о том, чтобы снова попасть в колонию. Стоит ненастная погода с порывистым ветром, переходящим в сильный бриз, и, пока баркас, управляемый Моржом, прокладывает путь к Хедз, морская вода время от времени перехлестывает через борт "Надежды" и приходится часто вычерпывать воду, чтобы судно не затонуло. Но это не трудно. В этот момент название баркаса вполне соответствует настроению беглецов. Никакие трудности не могут затмить чувство свободы, которое охватывает их так же, как разлетающиеся вокруг брызги соленой морской воды. Мэри поворачивает голову в сторону ветра, чтобы ощутить пену с гребней волн на лице. Оба ребенка надежно уложены в небольшие деревянные ящики, которые ее муж смастерил для них под перилами, причем морская вода сливается с деревянных конструкций, не просачиваясь в ящики. Несмотря на непогоду, Эмануэль спит. В голубых глазах Шарлотты застыл страх, но она лежит спокойно. Если бы даже она закричала, из-за сильного шума волн у скал Хедз люди с наблюдательных постов не услышали бы ее.

Из-за юго-восточного ветра Мортону приходится ставить форштевень лодки прямо против северной из скал Хедз и повернуть оверштаг менее чем в 30 метрах от утеса. Там наверху установлена пушка, обслуживаемая командой из 10 человек. Однако сейчас темная ночь и сильный ветер, и вряд ли хоть один солдат выйдет из сторожевого помещения. Гораздо опаснее внезапные порывы ветра, которые могут привести к тому, что рулевой на баркасе не сможет повернуть оверштаг в нужный момент, и из-за этого есть опасность натолкнуться на скалу. Однако Морж уже проявил себя на этом раннем этапе пути как первоклассный моряк. "Нагните головы, люди!" - кричит он, и через несколько секунд прямо над ними с шумом проносится выступ утеса. Затем маленькое судно выходит в единоборство с могучими волнами Тихого океана.

Сейчас осень, и они впервые замечают, насколько леденяще холодны ветер и морская вода. Они стараются не маневрировать, но ветер настолько силен, что приходится несколько сбавить скорость.

На судне правильно распределен балласт, так что, хотя оно заметно кренится в сторону, уменьшение скорости не вызывает никакого реального опасения, что судно опрокинется. Но конечно, эта ночь тянется нескончаемо долго, одна из многих ночей, которые ожидают их впереди. Следующая проходит еще хуже, так как они устали и промокли до нитки. На другой день, когда над волнами выползает солнце, они видят за кормой длинную белую полосу берега. Аллен всю ночь кашлял. "Люди добрые, - просит он, - разве мы не можем подойти на "Надежде" к берегу и передохнуть на солнце?"

Однако Морж решительно выступает против. "Если они гонятся за нами на баркасе доктора, они заметят нас на берегу на расстоянии мили. Мы должны провести еще ночь в море, а затем зайдем в бухту, где укроем наше судно так, чтобы нас не обнаружили со стороны моря. Продержись еще одну ночь, Старик!"

Остальные одобряют его соображения, и этот план принимается. Однако третью ночь подряд в море проводить неприятно. Ветер, правда, стих, но море рассвирепело: волны словно не могут решить, откуда и куда им идти. Время от времени они, обезумев, перехлестывают через маленькое судно, и приходится вычерпывать воду, иначе баркас переполнится водой и потонет. Некоторое время Вил, Морж и Кокс опасаются, что придется выбросить за борт часть продуктов, но утром на рассвете море немного успокаивается, и они решают оставить провиант.

Это ужасная ночь. Дети чувствуют себя плохо, они страдают от морской болезни с частыми рвотами и от простуды с сильным кашлем. Все замерзли, и независимо от того, во сколько тряпок завернуты дети, они дрожат от холода. Всё промокло, один порыв ливня за другим обрушивает на них косые каскады леденящей влаги. Они дрожат от холода, конечности сводят судороги. Желудки расстроены из-за ограниченности движений.

Но вот приходит утро, и показывается солнце, и тогда Вил, который сменил Моржа у руля, всматривается в сторону берега, полагая, что увидит вход в бухту. Он будит Шкипера, который достает карту из кармана штанов. Однако она так попорчена соленой водой, что едва можно различить контуры, нанесенные пером.

"Залив наверняка где-то здесь", - говорит Морж.

"Во всяком случае, тут что-то похожее на мыс".

"Тут недолго переиграть, Вил. Нам необходимо пристать к берегу если не ради себя, то ради детей".

Вил поворачивает форштевень в сторону суши. Гористый мыс остается по левому борту, за ним открывается маленькая бухта. Когда они подходят ближе к берегу, то замечают, что перед ними устье реки.

"Вот место, куда мы заведем баркас, - решает Морж. - Приготовьтесь к высадке".

Однако до берега еще довольно далеко. Вдруг все почти одновременно испытали мощный толчок: судно вошло в полосу прибоя. Кажется, словно волны кипят между устьем реки и баркасом. Теперь они видят, что буквально в нескольких сантиметрах от прибоя находится песчаная отмель.

"К веслам! - кричит Морж. - Снимите парус, Нат и Вил! И делайте все быстро, если не хотите, чтобы мы перевернулись!"

Ему не надо больше ничего говорить: все находящиеся на борту, кроме детей, понимают, что если "Надежда" здесь потерпит крушение, то все безнадежно погибнут. Шестеро гребцов дружно принимаются за работу, парус падает вниз и накрывает людей, но прежде, чем им удается с помощью весел повернуть баркас, он уже оказывается в полосе прибоя на песчаной отмели. Волны захлестывают судно и грозят в мгновение заполнить водой, если они не стащат его с отмели.

"Берись за руль, Нат! - кричит Морж. - А ты прыгай за борт вместе со мной, Вил!"

Двое мужчин стоят у самой зоны прибоя и пытаются вытащить "Надежду" из песка. "Давайте все вместе сразу толкнем". - И теперь в волны прыгают также Джеймс Кокс и Сэмюэл Бёрд. Наконец общими усилиями удается вытащить судно с отмели и с помощью весел отгрести его в глубокую воду.

Морж продрог от холода, но дает распоряжение, чтобы снова поднять парус. Следуя несколько дальше вдоль берега, они находят вход в бухту, и без труда им удается поставить баркас на защищенном участке песчаного берега в глубине бухты. Так как, по-видимому, здесь прилив достигает большой высоты, они решают вытащить судно совсем на берег. Совершенно очевидно, что им не удастся быстро ретироваться в случае внезапного нападения аборигенов.

На суше командует Джеймс Кокс. Он прежде всего заботится о том, чтобы наладить дежурство. Нат выбирается первым; в течение трех часов он с единственным действующим оружием в руках должен вести наблюдение за аборигенами. Старика и Мартина посылают искать пищу. Мэри отправляется обсушить детей и разложить одежду для сушки. Сэм и Джон Батчер снимаются с места, чтобы собрать топливо для костра. Вильям и Морж пытаются выяснить, не получил ли корпус судна повреждения в первые дни плавания. Они находят маленькую щель, но она невелика, и ее заделывают ветошью и смолой.

Вдруг Мэри замечает, что Сэм и Джон бегут к судну. У обоих в руках крупные черные комья.

"Что это вы нашли?"

Сэмюэл протягивает ком другим беглецам.

"Это похоже на уголь", - высказывается Вил.

"Это и есть уголь, - говорит Сэм. - Я работал в угольной шахте с семи лет и всегда думал, что больше не увижу уголь в моей жизни... и вот нахожу его здесь".

Джон рассказывает, что уголь лежит всюду на склоне горы [32].

Теперь люди, во всяком случае, знают, что они могут применять уголь в качестве топлива. Мэри поджигает немного подсохший плавник и сверху подбрасывает в костер куски угля. Незадолго до наступления темноты возвращаются Старик и Джеймс Мартин с моллюсками и крупными омарами, которых они нашли чуть подальше, там, где скалы прорываются через песок к морю. Оба они тоже сделали некоторые наблюдения.

"Там было целое стадо странных животных, которые передвигались прыжками от берега до зарослей, - рассказывает Аллен. - Они походили на кенгуру, но были несколько меньшего размера, почти как зайцы у нас в старой доброй Англии" [33].

26
{"b":"71747","o":1}