ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

"Клянусь честью, ваша милость, я ничего не знала о побеге".

Коллинз делает несколько колких замечаний по поводу выражения "клянусь честью", но не дает дальнейший ход делу.

"Значит, ты тоже не знала про убийство Бетти Сандерсон?"

"Нет, ваша милость".

Губернатор Филлип разгневан так же, как и весь офицерский корпус. Полгода назад убежали пять заключенных, теперь девять взрослых и двое детей вздумали уплыть в океан, чтобы избавиться от суровой жизни в каторжной колонии, более двадцати солдат и каторжников убежали в леса и живут там как бродяги. Из письма Джеймса Кокса становится ясно, что они направляются на Тимор, а оттуда попытаются на попутном судне добраться до Отахейте (Таити).

"На Тимор! - Филлип отрывается от своих бумаг и качает головой. - В таком случае эти люди совершенно ненормальные. И на борту женщина с двумя детьми. Если их путешествие продлится много дней, они либо утонут, либо их убьют аборигены. Впрочем, как они намерены управлять судном?"

Коллинз вытирает пот со лба, потому что, хотя осень на носу, день все же очень жаркий. "У них на борту имеется очень опытный моряк, сэр, говорит он, - его зовут Вильям Мортон или Томас Матон".

"Каким образом, Коллинз, у этого человека оказалось два имени?"

"Это странно, сэр, но в судовых документах времен первой флотилии он указан под двумя именами и осужден в разных местах - Мейдстоне и Лондоне. В обоих случаях он осужден на семь лет".

"А что о нем известно?"

"Мы знаем, что он был мичманом в Вест-Индии".

"Человек наверняка получил семь лет каторжных работ не за то, что побывал в другой части света, Коллинз".

"Нет, ваша милость, но он плавал на нерегулярном судне".

"Коротко и ясно, Коллинз. Вы так и скажите, что этот человек был пиратом".

"Вероятно, его не могли осудить за это, сэр, поэтому он и отделался семью годами".

"Да, да, он, должно быть, опытный пират, если без квадранта, навигационной карты и компаса доберется до Тимора. Может, мы будем иметь удовольствие повесить его в Сиднее?"

"Простите, сэр, но я полагаю, что Мортон взял с собой необходимые приборы".

"Откуда он мог их достать?"

"У капитана Детмера Смита с "Ваксамхейда", сэр".

Губернатор вскакивает со стула. "Проклятый алчный голландец! И нам еще пришлось зафрахтовать его "Ваксамхейд"".

В официальных отчетах о побеге, а также о краже баркаса нет ни слова о смерти Бетти, и можно лишь догадываться о причине этого молчания. Нет также упоминаний о побеге двух солдат в девственные леса. Вероятно, капитан Дэвид Коллинз, руководивший поисками в связи с побегом, полагал, что дезертировавшие солдаты убили Бетти, и он скрыл это предположение, чтобы не запятнать чести морской пехоты Нового Южного Уэльса, к которому сам он принадлежит и который и без того пользуется не лучшей репутацией. Может быть, опасаясь того, что еще больше солдат убежит со службы и предпочтет жизнь бродяг, капитан и его начальство не желают никакой огласки сведений о двух убежавших солдатах.

Ознакомившись с отчетами Коллинза и губернатора, которые отправляют в Англию с первым попутным кораблем, адмиралтейство будет просить всех капитанов судов, плавающих в Тихом и Индийском океанах, разыскать этих 11 беглых каторжников и привезти их в кандалах в Европу, чтобы там посадить в тюрьму до очередной высылки в каторжную колонию. Наказание за побег из Сиднея - смертная казнь через повешение.

2

"Они уклонились от справедливой кары и должны быть пойманы. Понимаете меня, господа: их необходимо привезти обратно в Сидней, чтобы осудить и повесить. Если это не удастся осуществить, дисциплину нельзя будет поддержать и колония придет в упадок".

Губернатор Филлип созвал совещание вечером того же дня, когда был обнаружен побег, и выбрал команду, которая должна отыскать баркас из Рыбачьей бухты на собственном катере губернатора. Это судно длиной 12 м и шириной 4 м с гротом и фоком считается быстроходным парусником. Его шкипер Брукмен, прежде служивший на крупных военных кораблях, - опытный мастер судовождения, который участвовал во многих морских научных экспедициях в Тихом океане. Он и его команда получают лейтенанта Брэдли и пятерых морских пехотинцев, и губернатор Филлип приказывает начать поиск дезертиров уже на следующее утро с восходом солнца.

Губернатор неодобрительно смотрит на Брэдли: "Мне кажется, что люди, с которыми вы общаетесь, имеют определенную тенденцию бежать. Пейджет и Брайент, каждый в своей группе, стали зачинщиками дезертирства и завладели двумя лодками колонии для этой цели". Он спрашивает: "Можете вы как-то объяснить это, Брэдли? Или, может, это лишь случайное совпадение?"

"Сэр, это случайность", - уверяет Брэдли.

Губернатор вздыхает: "Да, да, будем надеяться, что это так. Но во всяком случае, теперь вам предоставляется возможность вернуть Вильяма Брайента и его команду. И я прошу вас не возвращаться на этом катере без дезертиров".

Катер "Александрина" выходит из залива Сидней на рассвете, когда на море большие волны, и минует скалы Хедз в тот же день только пополудни из-за того, что встречный ветер нагонял волны. За следующие три дня он тщательно обыскивает все побережье к северу от Порт-Джексона. С полуюта молодой Брэдли осматривает берег в бинокль. На третий день вечером ему кажется, что можно различить след судна, которое вытаскивали на песчаный берег. Он протягивает бинокль Брукмену, но тот, посмотрев вдоль берега, возвращает его лейтенанту и качает головой.

"Это плавник", - говорит он.

Спустя короткое время "Александрина" проходит вдоль места, похожего на устье реки.

"У дезертиров с собой взято мало воды, и здесь они, вероятно, могли бы наполнить фляги. Брукмен, поворачивай руль. Мы заходим в устье реки". Брэдли протягивает ему бинокль, отдавая приказание.

"Мне вовсе неохота туда идти. Я делаю это скрепя сердце, - говорит шкипер, не глядя в бинокль. - Я знаю это место, здесь перед устьем реки находится большая песчаная отмель. Если вы категорически требуете высадиться тут на берег, надо подождать до утра, так как скоро наступит ночь, а я могу провести катер через песчаную отмель только при полном дневном свете".

Брэдли вынужден смириться с этим аргументом. Брукмен предлагает продолжать обследование вдоль берега, так как, по его мнению, баркас беглецов не мог пройти через песчаную отмель. Вероятно, они вовремя обнаружили ее и последовали к северу к большой бухте, расположенной примерно на 30 миль дальше по курсу. "В том или ином месте, но где-то здесь они вышли на сушу, чтобы набрать воды", - полагает он.

Капитан Брукмен, которому впоследствии пришлось сопровождать капитана Флиндерса во время экспедиций вдоль побережья Новой Голландии, не знал, что был совершенно прав в своем предположении. "Берег плоского камня", где "ботаники" встретили аборигенов, находится точно в 30 морских милях к северу от залива Порт-Стивенс, и, пока Брэдли и Брукмен соглашаются с тем, чтобы ночью плыть на "Александрине" в бухту, "Надежда" еще находится на берегу и "люди плоского камня" танцуют вокруг священного камня.

"Александрина" заходит в бухту на следующий день рано утром; еще до этого Брэдли с солдатами высадился на берег и проводил поиски бульшую часть дня. В конце концов он обнаружил остатки лагеря беглецов, а аборигены исчезли.

"Александрина" продолжает вести поиски еще восемь дней, но затем катер губернатора поворачивает обратно в залив Сидней, где сконфуженный Брэдли дает отчет губернатору Филлипу.

"Что думаете вы, Брукмен? - спрашивает Филлип шкипера "Александрины". - Могут дезертиры справиться с плаванием в Голландскую Ост-Индию?"

"У них мало шансов добраться до Тимора, - говорит он, - но не забывайте, ваша милость, что у них на борту очень опытный мореплаватель".

"Вы, вероятно, имеете в виду этого бывшего пирата... как его по имени?"

"Вильям Мортон, сэр", - вмешивается Брэдли.

"И он был определен на сельскохозяйственные работы в Парраматту под вашим надзором, - кисловато произносит Филлип. - Обе эти истории побегов не принесут пользу вашей карьере, Брэдли. Вы убедитесь в этом и поразмыслите теперь, так как вам скоро предстоит отправиться на остров Норфолк".

31
{"b":"71747","o":1}