ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

"Ты никогда не доберешься до берега, тебя схватят акулы".

Впервые в этот момент Джеймс Кокс подумал об акулах.

"Спустись с перил, и мы все забудем", - предлагает Лэнгли.

"Если ты улизнешь, мы получим дьявольскую взбучку от Эдвардса", кричит Фредерик.

Однако, услышав имя капитана Эдвардса, Кокс принимает решение. Он прыгает вниз головой в теплую воду и сразу замечает, что течение быстро уносит его от судна. Правой ногой он сбрасывает кольцо на левой ноге, и это удается ему без труда. Немного больше времени он возится с правой лодыжкой, но ее кольцо тоже открывается, и, быстро выбрасывая руки вперед, он плывет к берегу. Он замечает, правда, что в него стреляют с судна, но не верит, что Лэнгли и Фредерик всерьез намеренны попасть в него [54].

Только по прибытии в Капстад Мэри и Вильям Аллен обнаруживают, что их товарищи по побегу Вильям Мортон и Сэмюэл Бёрд умерли по пути из Батавии. Морж и Сэм были самые стойкие во время плавания на "Надежде", но они не выдержали болезнетворного климата Ост-Индии.

4

На рейде в Капстаде стоит английский военный корабль "Гордон", который перевозил каторжников в Ботани-Бэй, а теперь возвращается в Англию под командованием капитана Джона Паркера.

Жена капитана Мэри Энн Паркер, которая впоследствии напишет весьма интересную книгу "Путешествие вокруг света" о плавании на "Гордоне", рассказывает, как судно было загружено кенгуру, опоссумами и "всеми достопримечательностями, которыми располагает эта далекая страна". Ют судна заставлен большими деревянными кадками с экзотическими растениями и кустарниками, в каюте капитана и в офицерской кают-компании висят шкуры диковинных зверей. "Мы привезли также набор самых различных птиц", - пишет миссис Паркер.

Зато она ни словом не обмолвилась о сцене, которую должны были видеть команда и пассажиры у перил, а некоторые даже залезали на судовые снасти, чтобы лучше наблюдать. Баркас с тремя закованными в кандалы мужчинами плывет от голландского судна к "Гордону". Солдаты и их жены из Порт-Джексона узнают трех оборванных существ - Батчера, Лилли и Мартина, а затем и остальных узников, которых доставляют на борт корабля через несколько дней. Это старый Вильям Аллен, некогда такая красивая Мэри Брайент, а теперь изможденная женщина в лохмотьях, и ее почти четырехлетняя дочь Шарлотта, худая и истощенная.

Побег одиннадцати каторжников из залива Сидней был предметом разговоров в колонии, и распространялись самые невероятные слухи об этих дезертирах, как власти требовали их называть. Так как возможности уплыть в море были ограниченны, некоторые беглецы становились "бушренджерами" бродягами, скитавшимися по лесам и жившими вместе с аборигенами. Время от времени они прокрадывались в колонию, чтобы воровать продукты, оружие и боеприпасы. Однако большинство этих бродяг умерли от голода или были убиты аборигенами поблизости от Порт-Джексона. Иногда они являлись с повинной к губернатору Филлипу, хотя знали, что в тягчайших случаях побег карался смертной казнью через повешение, но обычно наказание сводилось к 100 или 200 ударам "девятихвостой кошкой" с последующей ссылкой на каторжные работы в кандалах на остров Норфолк. Вспоминают также, как лейтенант Брэдли впал в немилость у губернатора Филлипа, так как ему не удалось на губернаторском катере отыскать 11 беглецов и вернуть их в Сидней.

Теперь офицеры из Порт-Джексона, присутствующие на судне его величества "Гордон", имеют возможность показать солдатам и унтер-офицерам, к чему ведет дезертирство. Вряд ли появляется сомнение в том, что сам вид оставшихся в живых беглецов с "Надежды" произведет столь сильное впечатление на пассажиров, что они напишут об этом своим друзьям и знакомым в Порт-Джексон. Невероятные слухи о восстании на "Баунти" и о попытке бегства из Порт-Джексона разносятся из уст в уста. Теперь они видят, что справедливость полностью торжествует. Оставшиеся в живых предполагаемые мятежники (а многие из них не участвовали в бунте) уже доставлены в помещение под верхней палубой, где, как требует капитан Эдвардс, должны быть размещены и дезертиры. Этот холодный надменный господин, который погубил свой корабль у Большого Барьерного рифа и которому не удалось найти настоящих мятежников и их предводителя Флетчера Кристиана, поселившихся на далеком острове Питкэрн со своими полинезийскими подругами, голосом со зловещими интонациями отдает распоряжения морским пехотинцам, которым поручено охранять мятежников и дезертиров. "Я хочу, чтобы каждый из них круглые сутки ощущал, что они нарушили закон, - рычит он. - Это преступники, и они остаются преступниками".

"А что нам делать с единственной женщиной и ее ребенком, сэр?"

"Заковать ее в кандалы! Забрать ребенка и отдать какой-нибудь доброй солдатской жене на воспитание".

Но против этого решительно выступают капитан Джон Паркер и один из возвращающихся на родину офицеров, капитан Уоткин Тенч, и возникает резкая перепалка между Тенчем и Эдвардсом.

"Женщина достаточно натерпелась, сэр, - говорит Тенч, - и я прошу вас вежливо, как младший офицер, обращающийся к старшему по должности, проявить сострадание к ней. Подумайте о том, что она несколько месяцев назад потеряла мужа и маленького сына".

"Черт вас возьми, Тенч, отчего вы скулите о какой-то проститутке, которая справедливо осуждена за то, что напала на порядочную даму среди белого дня и украла у нее большие ценности. Для чего нам тут находиться, молодые люди, если бы закон строжайше не карал такую шлюху, которая покушается на право собственности!" Он переполнен сильным негодованием и произносит: "Заковать ее в кандалы!"

Тенч пишет в своем дневнике (впоследствии опубликованном), что он уже встречал Мэри на транспортном судне "Шарлотта" во время рейса из Англии в 1789 году, и добавляет: "Должен признаться, что я не мог относиться к этим людям без сострадания и изумления. Преодолев почти все возможные трудности, испытав невероятные лишения в океане и под палящим солнцем, они в конце концов потерпели поражение в героической борьбе за достижение свободы. Я восхищался ими и не переставал думать о том, при каких странных обстоятельствах судьба вновь свела нас".

Мэри все же не заковывают в кандалы. Это происходит благодаря участию не Тенча, а Джона Паркера, который является командиром корабля. Его считают страшным чудовищем, но на самом деле он относится к совсем иному типу капитанов, чем Эдвардс. Паркер заботится о том, чтобы Мэри и Шарлотту поместили вместе с несколькими женами солдат, пропавших в Сиднее. Это, может быть, не самый лучший выбор, так как Луиза и Линда в первые дни не хотят общаться с Мэри: ведь из-за ее побега двум товарищам их мужей пришлось убежать в лес. Этих двух солдат так и не нашли. Возможно, их убили аборигены. "А что с капралом Милстоном?" - хочет узнать Мэри. Сперва Луиза и Линда не рассказывают ей о том, что произошло с ним, но со временем Шарлотте становится все хуже, и обе женщины делают все, чтобы помочь маленькой девочке, при этом их отношение к Мэри тоже улучшается. Боже мой, ведь все, что было, прошло и его не вернешь. Милстон оправился. Он получил земельный участок у Парраматты и ожидает привоза двух коров с очередным судном.

И вот они снова движутся домой, к берегам Англии. "Гордон" покинул Столовую бухту у Капстада 6 апреля 1792 года и прошел мимо острова Святой Елены 18 апреля. Еще через неделю показался остров Вознесения, где сделали остановку для ловли черепах. За эти недели здоровье Шарлотты непрерывно ухудшалось. В воскресенье, 6 мая, Паркер записывает в вахтенном журнале: "В шесть часов утра умерла Шарлотта Брайент, дочь Мэри Брайент, заключенной".

Маленькая Шарлотта не дожила до четырех лет.

На следующий день, 7 мая, Паркер отмечает в вахтенном журнале, что "он опустил тело умершей в море".

Молодая мать стоит в обтрепанной одежде рядом с безукоризненно одетым морским офицером, который читает "Отче наш" над трупом маленькой Шарлотты, зашитым в полотняный мешок. Небольшой сверток с камнем, положенным между ног усопшей, исчезает за кильватером "Гордона". Фрегат продолжает свой путь к северу.

54
{"b":"71747","o":1}