ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мне удалось сделать не более десятка шагов. Отекшие ноги гудели и не слушались меня. Стремена и другое снаряжение я положил рядом с собой. Паук улегся на вожаке и свесил вниз одну из рук. Я рассматривал ее в свете пламени, падающего от очага, и кое-что понял о Пауке.

Рука была широкой, с запястьями, покрытыми шишечками. Кожа между большим и указательным пальцами потрескалась, а в бороздках под костяшками скопилась размякшая от пота грязь. На пальцах и на ладони от тяжелой пастушьей работы вспухли мозоли. На среднем пальце тоже была мозоль, но такие мозоли образуются при частом использовании пишущих инструментов.

Такую мозоль я видел однажды у Ла Страшной. А на кончиках пальцев, за исключением большого, кожа была задубевшей и гладкой до блеска — такие отполированные пятна бывают от игры на струнном инструменте — гитаре, скрипке или, может быть, виолончели. Я замечал такие же пятна и на руках у других музыкантов.

Значит, Паук пасет драконов. И он пишет. И он играет на музыкальных инструментах...

Пока я так сидел, размышляя обо всем этом, дыхание мое становилось все размеренней и глубже.

Я начал думать о деревьях.

Тут вдруг меня на минуту одолел ночной кошмар, будто бы Волосатый притащил нам гору каких-то несъедобных крабов и пышущих паром артишоков.

А потом, привалившись к плечу спящего Зеленоглазого, я тоже заснул.

Проснулся я, когда Волосатый снял крышку с котелка, где тушилось мясо. Аромат защекотал ноздри, я невольно открыл рот, втягивая дурманящий запах — и желудок свело спазмами. Я приподнялся, наклонился вперед, оперся на песок и так заработал челюстями, что у меня заболело горло.

Волосатый зачерпывал ложкой мясо и раскладывал его по нашим кастрюлям, тряся волосатой головой. Я заметил, что в мясе много волос, но не стал обращать на это внимания. Он передал всем костяные кастрюли, от которых валил пар. Я сидел скрестив ноги — оптимальная поза для отдыха.

Ножик взял буханку хлеба, надрезал его, и мягкий аромат мякиша хлынул из рыхлой полоски в золотистой корочке. Я был слишком утомлен ожиданием еды и отчаянно хотел спать. Парадоксально, но сон и еда перестали быть приятными занятиями, а превратились в тяжкую необходимость. Я обмакнул кусок хлеба в подливку и затрепетал.

Половину порции я проглотил до того, как заметил, что еда слишком горячая. Ножик запихивал куски мяса в рот большим пальцем.

Получив второе, я огляделся и стал есть медленнее. Смогли бы вы описать, как выглядят люди во время еды? Я вспомнил обед, приготовленный для нас Родной, тогда мы ели совсем по другому. Когда же это было?

— Имейте в виду, — сказал Волосатый, наблюдая за тем, как мы поглощаем его стряпню, — что еще будет десерт.

— Где? — спросил Ножик, дочавкивая второе с куском хлеба.

— Вы слишком увлеклись первым, — продолжил Волосатый, — я прокляну каждого, кто откажется от десерта. — Он огляделся и долил бульон в опустевшую кастрюлю Ножика. Серые руки жадно схватились за край кастрюли и вместе с нею исчезли в темноте. Послышалось чавканье.

Паук, сидевший до этого молча, оглянулся, и сверкнув глазами, подмигнул Волосатому.

— Отлично приготовил мясо, кок.

Волосатый искоса посмотрел на него.

Паук, который пасет драконов; Паук, который пишет; Паук, который носит в сердце музыку Кодали — хороший человек похвалил.

Я взглянул на Паука и снова перевел взгляд на Волосатого. Я сам хотел похвалить стряпню Волосатого, потому что она заслужила этого и потому, что этим я заставил бы Волосатого хоть чуть-чуть улыбнуться, но Паук опередил меня, поэтому я только спросил:

— Что на десерт?

Я предполагал, что Паук более важная персона, чем я, и робел.

Волосатый взял тряпку и снял блюдо с огня.

— Ежевичный пудинг. Ножик, подай мне ромовый соус.

Зеленоглазый учащенно задышал. Сглатывая слюну, я с жадностью наблюдал, как Волосатый раскладывает по кастрюлям политый соусом пудинг.

— Ножик, убери лапу!

— ...я хотел только попробовать.

Но серая рука уже отодвинулась. В неярком свете было видно, как Ножик облизывается.

Волосатый поставил перед ним кастрюлю. Мы подождали, пока не начнет есть Паук.

— Ночь... песок... и драконы, — пробормотал Вонючка. — Да... — (очень к месту).

Я взял мачете и заиграл, но Паук неожиданно спросил:

— Ты утром спрашивал о Киде Смерти?

— Верно, — я положил мачете на колено. — Вы можете что-нибудь рассказать о нем?

Остальные молчали.

— Одно время я относился к Киду доброжелательно, — задумчиво сказал Паук.

— Когда он жил в пустыне? — спросил я, удивляясь, как этот человек, так отличающийся от Кида, мог доброжелательно относиться к нему.

— Когда он пришел из пустыни в Город.

— Какой город?

— Ты знаешь, что такое деревня?

— Да. Я сам из деревни.

— И ты знаешь, что есть города, — Паук обвел вокруг себя рукой. — Деревни становятся все больше и больше, растут, пока не превращаются в города. Города тоже растут, пока не становятся большими городами, центрами, мегаполисами. Но Кид пришел в призрачный город. Это значит, что город был очень старым. Город старых людей планеты, город Старой Расы.

Город остановился в своем развитии. Здания были разрушены, заброшены энергетические станции, канализация осела, мертвые этажи возвышались над вымершими улицами, обломки светильников валялись на тротуарах заброшенные здания, крысы, змеи, склады, в которых хранилось множество вещей. Древние люди были созданиями, которых вы не поместили бы даже в клетку.

— Что вы для него сделали?

— Я убил его отца.

Я нахмурился.

Паук скрипнул зубами:

— Он был отвратительным трехглазым трехсотфунтовым червем. Я узнал, что он убил, по меньшей мере, сорок шесть человек. Он три раза пытался убить и меня, когда я был в городе. Один раз с помощью яда, другой раз пытался свернуть мне шею, а третий раз — с помощью гранаты. Каждый раз он промахивался и убивал других. Он породил пару дюжин отпрысков. Однажды, когда мы еще не враждовали, он угостил меня одной из своих дочерей, убив и приготовив ее на обед. Свежее мясо тогда было редкостью в городе. Он не считал количества своих детей, которых покинул в клетке, за сотни миль от города, в пустыне. Он не предполагал, что его дети станут гениями преступности, психотиками и существами ужасающе различных форм. С Кидом мы встретились в этом городе — в навозной куче, где обитал его отец. Кид, кажется, лет на десять моложе меня.

Я сидел в баре, слушая состязание хвастунов. Проигравший должен был угостить победителя обедом. Тощий путешественник, зашел в бар и сел на кучу тряпок. Он большую часть времени смотрел вниз, но его глаза можно было увидеть через прозрачные золотистые веки. Кожа была ослепительно белой. Он сидел и смотрел на огонь, слушая речи состязавшихся, и один раз что-то начертил пальцем на земле. Слушая длинную и скучную историю одного из хвастунов, он почесывал локоть и кривился. Когда рассказ был увлекательным, диким и очаровательным, он замирал, переплетая пальцы, и наклонял голову. Как только состязание закончилось, этот странный юноша вышел из бара. Кто-то прошептал: «Это был Кид Смерть» — и все замолчали. У него уже тогда была определенная репутация.

Зеленоглазый подвинулся ко мне; становилось прохладно.

— Попозже, когда я вышел из города прогуляться по окрестностям, — продолжил Паук, — я увидел Кида, плавающего в озере Городского Парка.

— Эй, Паук! — позвал он меня из воды. Я подошел к берегу и присел на корточки.

— Привет, Кид!

— Ты должен убить моего старика, для меня, — он высунул руку из воды и схватил меня за лодыжку. Я попытался вырваться. Кид извивался в воде, так чтобы его лицо оставалось над водой и пускал пузыри.

— Ты должен оказать мне эту небольшую услугу.

Лист вонзился ему в руку.

— Это ты так говоришь, Кид.

Он встал в воде, лицо в обрамлении длинных волос, тощий, бледный и мокрый:

— Да, я так говорю.

14
{"b":"7175","o":1}