ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Что-то музыкальное звучало внутри металлической коробки у моей головы.

— Но ты не совсем человек и ты не сможешь оценить этого. И не пытайся. Мы здесь внизу несколько поколений стараемся следить за вами и отвечаем на вопросы, которые сами никогда и не подумали бы задать. С другой стороны, мы веками выжидаем крупицы информации о вас, которая может показаться наиболее очевидной и основополагающей: откуда вы и что вы делаете здесь. Тебе не приходило в голову, что ты можешь ее себе вернуть?

— Челку? — я вскочил. — Где? Как? — я вспомнил загадочные слова Ла Страшной.

— Ты в неправильном лабиринте, — повторила ФЕДРА. — А я не настолько ориентируюсь, чтобы указать тебе правильный путь. Кид Смерть прошел здесь совсем недавно, и, может быть, ты сможешь приблизиться к ней и успеешь просунуть ногу в дверь, а палец в пирог.

Я встал на колени.

— ФЕДРА, ты сбила меня с толку.

— Беги.

— Куда? Какой путь правильный?

— Опять заводишься. Я же уже говорила, что ты обращаешься не по адресу. Я хочу помочь, но я не знаю куда тебе идти. Но лучше отправляйся побыстрее. Когда садится солнце и наступает прилив, здесь собираются и кричат привидения.

Я вскочил и взглянул на несколько темнеющих входов. Ну, чуть-чуть логики... Зверь пришел оттуда. Что если я пойду именно в эту дверь?

Долго в темноте слышалось только мое дыхание и дробь капель. Я споткнулся о ступеньку первой лестницы, вскочил и стал подниматься. Опять жестоко набивая шишки на голове и плечах, я на ощупь обошел всю лестничную площадку и наконец понял, что вокруг много маленьких проходов, которые, кажется, никуда не ведут.

Я взял мачете и выдул из него остатки крови. Мелодия поплыла над камнями, кружась, как хлопья слюды в солнечном свете.

Что-то ударило по пальцу на ноге.

Я подпрыгнул, выругался и, продолжая играть, пошел дальше с милыми, любимыми звуками.

— Эй...

— ...Чудик...

— ...это ты? — детские голоса проникали ко мне сквозь камни.

— Да! Конечно я! — я повернулся и уперся руками в стену.

— Мы прибежали назад...

— ...смотрели и Ло Ястреб...

— ...он велел нам идти вниз, в пещеру, искать тебя...

— ...потому что думает, что ты заблудился...

Я засунул мачете в ножны, висящие за спиной.

— Прекрасно!

— Где ты?

— Напротив вас, с другой стороны.

Я снова ощутил, что окружен каменными стенами.

Мои пальцы нащупали какой-то проем. Он был около трех футов в ширину.

— Подождите!

Я подтянулся, вскарабкался на край и увидел слабый свет в конце тоннеля. Я пополз по нему, высунул голову и посмотрел вниз на троицу братьев Блой. Они стояли в пятне света, проникающего в подземный лабиринт сквозь провал.

Блой-2 шмыгнул носом и утерся кулаком.

— О, — сказал Блой-1. — Ты уже здесь.

— Более или менее, — я прикинул высоту и спрыгнул к ним вниз.

— Черт побери, — сказал Блой-3. — Что с тобой случилось?

Я был с ног до головы в бычьей крови, исцарапанный, в синяках и кровоподтеках и еле держался на ногах.

— Пошли. Куда идти?

Мы выбрались на поверхность и увидели Ло Ястреба.

Ло Ястреб стоял (помните, он сломал ребро, и это выяснилось только на следующий день) возле дерева, обхватив его рукой. Он вопросительно посмотрел на меня.

* * *

— Да, — сказал я. — Я убил его. Дело сделано, — я был ужасно измучен.

Ло Ястреб послал детей вперед. Мы пробирались сквозь высокую траву, как вдруг раздался треск ломающихся ветвей.

Я присел.

Это был просто кабан. До него можно было дотянуться рукой. Вот и все.

— Пойдем, — усмехнулся Ло Ястреб, поднимая свой арбалет. Больше не было сказано ни слова. У Ло Ястреба не хватило силы оглушить его, и мне самому пришлось заколоть зверя. После предыдущей корриды? Пустяк.

Продираясь сквозь колючки, мы пошли в сторону деревни.

Голова кабана весила пятнадцать фунтов. Ло Ястреб тащил ее на спине.

Тушу мы разделали на четыре окорока, и я, связав их, тащил по два на каждом плече. Мы уже подходили к деревне, когда встретили Увальня. Он пошел вместе с нами, и уже у самой деревни он сказал:

— Ла Страшная предупредила нас о Челке и о животных. Она видела кое-что о тебе и о других жителях деревни.

— Как? Обо мне? Что обо мне?

— О тебе, Челке и Навознике, стороже клетки.

— Глупости, — я заморгал, шагая позади него. Потом поравнялся.

— Вы все родились в один год, — хмыкнул Увалень.

— Но мы все — разные...

Ло Ястреб посмотрел вверх, потом вниз на реку. На меня он не взглянул.

— Я ничего не умею делать с животными или с галькой, как Челка.

— Ты умеешь делать другие вещи. Ле Навозник тоже.

Он так и не взглянул на меня. Солнце наполовину исчезло за медными горами. Река стала коричневой. Он шел молча. Как облачко, несущееся по небу, я побежал к воде, опустился на колени, положил мясо рядом с собой и умылся илистой водой.

Вернувшись в деревню, я сказал Кэрол, что если она приготовит для меня окорок, то, получит половину моей доли.

— ...будь уверена.

Но она продолжала рассматривать найденное ею птичье гнездо:

— Подожди минутку.

— Поторопись, а?

— Хорошо, хорошо. Куда ты так спешишь?

— Послушай, я отполирую для тебя кабаньи клыки, сделаю наконечник для копья ребенку или еще что-нибудь, только чтобы ты ко мне больше не приставала.

— Хорошо, я... слушаю, да и вообще это не твой ребенок. Это...

Но я уже бежал, ноги прямо сами несли меня туда.

Было темно, когда я подошел к клетке. За оградой, поверх которой проходила проволока, было тихо. Потом к проволоке, спотыкаясь и хныча, кто-то подошел. Полетели искры и тень быстро отскочила.

Я не знал, с какой стороны подойти. Может быть Навозник находится внутри и чем-нибудь занимается. Бывает, что обитатели клетки спариваются между собой и даже производят на свет потомство. Иногда их отпрыски рождаются работоспособными. Например, три брата Блой родились здесь. У них почти нет шей, а руки длинные. Но они проворные и смышленые ребятишки.

Блой-2 и Блой-3, так же как и я, умеют ловко орудовать ногами. Я даже дал Блою-3 пару уроков игры на мачете, но ему это быстро наскучило (все-таки ребенок) и он умчался вместе с братьями рвать фрукты.

Постояв около часа в темноте, обдумывая то, что происходит в клетке, я пошел обратно, свернул и улегся в стоге сена позади кузницы. Лежал и слушал гудение энергетической хижины, пока не заснул.

На рассвете я вылез из сена, протер глаза и пошел в загон для скота.

Через несколько минут подошли Увалень и Маленький Джон.

— Вам помочь с овцами? — спросил я.

Маленький Джон почесал щеку языком.

— Подожди минутку, — и пошел за угол.

Увалень неуклюже топтался. Вернулся Маленький Джон.

— Да, — сказал он.

— Нам нужна помощь, — он усмехнулся, и Увалень подхватил его усмешку и тоже заулыбался.

Удивительно! Внутри — комок страха. Удивительно! Они улыбаются!

Увалень поднял первую деревянную решетку загона, и овцы, заблеяв, подбежали ко второй. Удивительно!

— В самом деле, — сказал Увалень. — Ты нужен нам. Мы очень рады, что ты вернулся.

Он шлепнул меня по затылку, а я дал ему пинка под зад, но промазал.

Маленький Джон оттащил вторую решетку, и мы погнали овец через площадь по дороге вверх на луг. Как прежде. Нет. Не так.

Увалень первым заговорил об этом. Когда дневное тепло прогнало утреннюю прохладу, он сказал:

— Сегодня не так, как раньше, Чудик. Ты что-то утратил.

Я стряхнул росу, блестевшую на низкой иве. Росинки посыпались мне на лицо и плечи.

— Разве что аппетит и, может, пару фунтов веса.

— Нет, не аппетит, — сказал Маленький Джон, слезая с пня. — Что-то другое.

— Другое? — повторил я. — Скажите, Увалень, Маленький Джон, что другое?

— А? — переспросил Маленький Джон. Он бросил вниз палку, пытаясь привлечь внимание овцы к сочной траве. Промахнулся. Тогда я поднял камешек, валявшийся под ногами, прицелился и швырнул. Овца обернулась, посмотрела на меня синими глазами, заозиралась, и запрыгала от радости, что ей показали такую сочную траву.

7
{"b":"7175","o":1}