ЛитМир - Электронная Библиотека

Зелиал попал в беду!

Стыдно признаться, но чувство, охватившее меня, было похоже на радость.

Теперь я знала, что буду делать дальше.

* * *

Наступает рассвет, в ближайшей церкви благовест зовет к заутрене, тени тают. До следующей ночи.

Мир четко разграничен на день и ночь. И если днем некому творить справедливость, ее принесут ночные силы.

Для них нет солнечного света. Они знают лишь ночных птиц и ночные цветы. В сущности, это тоже неплохо, какой-никакой, а мир. Даже знакомый мир – для тех, кто еще при жизни любил шастать по ночам.

Должно быть, для виллисы есть еще один порог, кроме смертного. Она должна отказаться от своей единственной радости – танца, от своего любимого и единственного пейзажа – ночных лесов и лугов, от белых и остро пахнущих цветов летней ночи. Ради чего?

Разве у виллисы есть то, ради чего отказываются? Ведь она – невеста, что умерла до свадьбы. Ведь она не познала любовь во всей полноте.

Пожалуй, балету «Жизель» необходимо третье действие. Готье и Перро не подумали о том, что Жизель будет искать этот высокий порог и, чего доброго, найдет его.

* * *

Я оказалась в помещении с высокими стенами и незримым потолком.

Здесь можно было присесть на табурет с ногами в виде звериных лап. Было еще кресло, спинка которого напоминала готический собор. Стояла у стены резная консоль, четырьмя ножками которой служили позолоченные фавны, а столешница обрамлялась понизу гроздьями и листьями винограда. Другой мебели я не обнаружила.

На всякий случай осталась я стоять, поглаживая змею…

Как мы с ней добирались сюда – уму непостижимо. Сперва я отпустила перышко на ветер. Оно занесло на городское кладбище. Сообразив, что можно последовать примеру Зелиала, караулившего демона любострастия, я слетала домой за своим договором и отправилась искать свежую могилу. Причем желательно мужскую – мне совсем не хотелось еще раз встречаться с тем когтистым чудищем.

Там я на всякий случай попробовала перекинуться вороной. Не получилось. Тогда я окончательно поняла, что к живым женщинам и даже ведьмам более не принадлежу. Поглаживая по спинке мою верную змею, я села ждать хоть чьего-нибудь явления.

Перед самым рассветом земля расступилась и выбросила из дыры существо, похожее на Зелиала, с длинным плащом и тонким профилем. Я кинулась к нему прыжками – бегать при теперешней легкости тела уже не получалось.

– Здравствуйте! – сказала я ему. – Я ищу демона справедливости Зелиала. Он мне срочно нужен!

Наверное, за всю историю существования демонов впервые потустороннее существо попятилось от земной женщины, пусть и со змеей.

– Зачем он вам?

– Я продала ему душу. Вот, хочу исполнить уговор.

Демон пригляделся ко мне.

– Вы… живы?..

– Не знаю, – честно сказала я. Действительно, для покойницы я слишком уж резво сказала.

Он посмотрел на змею и прикоснулся к ней пальцами. Змея угрожающе приподняла головку на крепкой и гибкой шее. Демон отдернул руку.

– Не бойтесь, не укусит, – усмехнувшись, сказала я.

– Откуда вы знаете?

– Еще бы мне не знать – это моя кровь.

– А-а… тогда все ясно. Погодите, мне только клиента забрать нужно.

– Вы демон, простите, чего?

– Спокойствия. Это, видите ли, тоже, сильный соблазн. Иные спокойствием называют такие вещи!.. Ну и попадаются на крючок.

– Интересно! Зачем вы мне это говорите – я ведь тоже попала на крючок!

– Вы – нет, – уверенно ответил он. – Похоже, что вы станете одной из нас. Там, внизу, нам нужны женщины, чья кровь превращается в змею.

Я не стала спорить. Нужны так нужны. Главное было – найти следы Зелиала.

Не хотела бы я еще раз проваливаться сквозь плотную и колючую землю! Даже когда дорогу прокладывает демон, несущий грешную душу клиента.

Мир, в который мы попали, был вроде земного, только просторен до невозможности. Всякое помещение здесь было не меньше стадиона. Демон спокойствия оставил меня в здоровенном сарае с исторической мебелью, ни дать ни взять – комиссионка, и отправился куда-то докладывать обо мне.

Нас со змеей не заставили долго ждать. В кресле обрисовались и сгустились очертания сидящего, наполнились плотью, и я увидела человека лет сорока, в костюме-тройке и при галстуке. Человек этот встал, всем видом показывая – встаю перед дамой!

– Добро пожаловать, – сказал он. – Мне поручено говорить с вами. Вы нас заинтересовали.

Я спокойно оглядела его. Он был красив и хорошо улыбался. Пожалуй, он не был здесь главным. Я, женщина образованная, видела всякие живописные вариации на тему Страшного суда и «Божественной комедии» Данте. Поэтому я догадывалась, что здешний хозяин – необъятных, непостижимых человеку размеров, да и внешность его вряд ли соответствует нашим эстетическим требованиям.

– Я продала душу демону справедливости, – тут я протянула договор. – Вот, ищу его, чтобы вручить ему душу. Поскольку я, кажется, померла…

– Успокойтесь, вы не померли, – сообщил мне собеседник. – Вы каким-то непонятным мне усилием перешли в иное качество. Вы теперь сродни демонам и духам. А раз ваша душа принадлежит нашей фирме, то лучше всего будет войти в наш штат и встать на довольствие. Мы найдем для вас подходящее занятие. Вам у нас понравится.

Он обвел рукой помещение, явно имея в виду не мебель…

– Весьма благодарна, но вынуждена отказаться. Я должна отыскать Зелиала, – светским тоном сообщила я.

– Простите… – он слегка поклонился и протянул ко мне руку, чуть-чуть, жестом легкого недоумения, – мне хотелось бы вам напомнить, что вы продали душу дьяволу…

И сел, всем видом наконец показав, что он тут начальник.

– Моя душа пока что при мне, – ответила я ему, – потому что она продана не дьяволу, а Зелиалу лично.

– То есть как?

Я с торжеством предъявила договор.

Он прочитал и уронил бумагу на колени.

– Остроумно! – объявил он. – Ход, достойный опытной ведьмы! Вы умнее, чем мы думали. В таком случае, я буду говорить с вами иначе. По своему уму, по своей смелости, по своей решительности вы достойны большего, чем числиться за каким-то захудалым демоном справедливости, до которого мы еще доберемся. Возможно, вы уже знаете, что он натворил.

– Знаю. Сжег договоры. Это при мне и было, – сухо ответила я, а комплименты проигнорировала, этого дела я никогда не уважала.

– Вы, надеюсь, понимаете, какими неприятностями это грозит. Но вернемся к вам. Женщина, сумевшая превратить свою кровь в змею – находка для нашей фирмы. Давайте договоримся так – сейчас я доставлю вас в ваши апартаменты, поверьте, лучших не было и нет ни у королей, ни у султанов. Вы отдохнете…

Он помолчал, глядя мне в глаза.

– …вам будет подан завтрак, достойный королевы. Потом вам покажут ваш личный бассейн и танцевальный зал. Я сейчас распоряжусь, чтобы вам подобрали несколько ловких партнеров и грациозную секретаршу. Пока вы будете у станка делать привычный вам балетный экзерсис, вам доставят туалеты. Несколько недель вы посвятите путешествиям…

Странное адское времяпрепровождение меня-таки удивило! Наверно, это отразилось и на лице, потому что собеседник мой продолжал с возрастающим вдохновением:

– Вы отдохнете, приведете в порядок потрепанные нервы! Морские купания, прогулки на яхтах, верховые лошади, горные лыжи!.. По вечерам – танцы в роскошных ресторанах!.. А потом, когда вы ощутите себя не заклеванной, издерганной бытом, работающей за кусок хлеба, беззащитной перед всяким мерзавцем женщиной, а повелительницей, и императрицей, мы и поговорим!..

Вот напоминать о прошлом не точно не стоило.

– Все это замечательно, – с официальной любезностью улыбнулась я, – но дайте мне лучше возможность найти Зелиала.

Он задумался.

– Позвольте за вами поухаживать, – вдруг обратился он ко мне, вставая. – Ваше платье…

Я шарахнулась было – ненавижу, когда чужие лапы поправляют на мне одежду. Белое мерцание встало между нами – и у него на вытянутых руках уже лежали белоснежные тюники, а поверх них – трогательный веночек Жизели.

21
{"b":"71753","o":1}