ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- "... и она дала клятву стать женой сына царя Хиры, а он дал клятву ввести ее в свой харим, после чего превратности времен привели их обоих в Хиру, и она помогла ему занять престол его предков, и он подтвердил свое намерение, но свадьба была временно отложена", - завершил ибн-ас-Садди. И вот то, что знает о судьбе девушки Сабит ибн Хатем.

- Можешь ли ты что-то добавить к своим словам? - спросил аш-Шамардаль у звездозаконника.

- Могу сказать лишь то, что до встречи с будущим царем Хиры эта девушка сохранила свою девственность, и нрав ее таков, что она будет соблюдать верность своему повелителю, - отвечал Сабит ибн Хатем. - Пусть будет прочитана запись гадальщика!

Ибн-ас-Садди вернул одну бумагу аш-Шамардалю и принялся читать вторую.

- "Девушка, о которой шел спор, претерпела множество бедствий и стала невестой Ади аль-Асвада, царя Хиры, и она должна стать его женой, но сейчас между ними много фарсангов пути", - произнес он.

- О правоверные, я победил в этом споре! - воскликнул Сабит ибн Хатем. Свершилось невозможное - девушка, рожденная на западе, нашла себе мужа, рожденного на востоке! Звезды не солгали!

- Погоди, погоди, о торопливый звездозаконник! - прервал его аш-Шамардаль. - Она еще не стала его женой и неизвестно, станет ли! Когда я собирался призвать вас всех сюда для разрешения этого спора, то получил известия из Хиры. Девушка воистину должна была войти в харим аль-Асвада, но она поссорилась с ним и уехала из Хиры! А знаете ли вы, о собеседники, кто другая женщина, приехавшая в Хиру вместе с этой и занявшая ее место в хариме Ади аль-Асвада? Сейчас вы удивитесь до того, что высохнет слюна в ваших раскрытых ртах! Это - та, которой подменили дочь франкского эмира, та, что выросла в Афранджи и приехала сюда вместе с тем, кого всю жизнь считала отцом!

- О Аллах! Начертал калам, как судил Аллах! - раздалось со всех сторон. Воистину, решение принадлежит Аллаху!

Джейран опустила голову. Если в ней и жила надежда помириться с аль-Асвадом, то сейчас эта надежда сгорела. Что могла она, заклейменная синими знаками обладательница светлых глаз и вздернутого носа, сделать против красавицы Абризы?..

- Знал ли ты это, о Сабит ибн Хатем? - осведомился аш-Шамардаль.

- Нет, откуда мне это знать? - отвечал звездозаконник. - Те мужи в Хире, от которых я иногда получаю послания, мало озабочены обитательницами царского харима.

- Понимаешь ли ты, что тебя нельзя считать безоговорочно выигравшим спор?

- Я выиграл его, клянусь Аллахом! - воскликнул упрямый звездозаконник. Если царь Хиры дал слово ввести эту девушку в свой харим, какие еще нужны доказательства?

Гости аш-Шамардаля загалдели. К несчастью Сабита ибн Хатема, среди них оказалось и несколько знаменитых факихов - тем самых осанистых мужей в парчовых халатах, - и они пустились обсуждать это дело со всей страстью знатоков законов, приводя изречения и поминутно взывая к пророку.

И они сразу же обнаружили некую несообразность в условиях спора.

- Вопрос в том, станет ли девушка женой царя до исполнения двадцати лет, или этим счастьем она сможет насладиться и в восемьдесят лет! выкрикнул тот, кому посчастливилось напасть на эту мысль.

- Разумеется, она к двадцати годам так или иначе должна была выйти замуж, - быстро отвечал аш-Шамардаль. - Предполагалось, что это непременно произойдет, и никому даже в голову в тот миг не пришло, что она может до таких лет остаться незамужней! Дочерей франков поздно отдают замуж, но двадцать лет - это и для них многовато, клянусь Аллахом! Но этого не произошло!

Джейран ощутила некое злорадство - человек, из-за которого она столько испытала, да впридачу пометивший ее проклятыми знаками, сейчас получал по заслугам! Она даже испытала благодарность к аш-Шамардалю за то, что он раскрыл все это дело и призвал к ответу звездозаконника.

- Хотелось бы знать, какого мнения по этому поводу почтенный Барзах! вмешался другой факих, недовольный тем, что удачная мысль пришла в голову не ему, и желающий выделиться если не сообразительностью, так настойчивостью. - Выслушаем и другую сторону!

- А что может сказать Барзах кроме того, что девушка должна была к моменту разрешения спора уже быть замужем за царем? Иначе и спорить было бы не о чем, - резонно заметил аш-Шамардаль.

- Нет, предмет для обсуждения все же имеется, - не унимался факих. - В судах правоверных рассматриваются жалобы о нарушении брачного обещания! Следовательно, клятва царя Хиры имеет законную силу!

- В нашем случае законную силу имел бы брачный договор, подписанный свидетелями в присутствии главного кади Хиры! - возразил первый факих. И эти люди снова сцепились, оглушая друг друга изречениями, и приводя примеры, и взывая к справедливости Аллаха.

Джейран подумала, что если она сейчас выйдет, и назовет себя, и встанет на сторону противников Сабита ибн Хатема, вся эта суматоха кончится, а ее вместе с мальчиками выведут из Пестрого замка. Чем громче шумели знатоки законов, тем острее хотелось ей сделать это.

Она уже вообразила, как выходит на середину зала, и обвиняет Сабита ибн Хатема в своих бедствиях, и посылает за мальчиками, и ее ноги уже ступили на тополевые бревна подъемного моста, и она уже послала своих людей искать среди камней тело Хайсагура, с который, очевидно, стряслась беда...

И Джейран вспомнила, как в крепости горных гулей переругивались эти двое, оборотень и старый звездозаконник, переругивались яростно и беззлобно, как люди пылкие и давно привязанные друг к другу...

Она ухватилась за колонну.

Пожалуй, с выходом торопитться не следовало...

Пока Джейран пыталась принять мудрое решение, мудрецы снова вспомнили, что недостает второго участника спора.

- Разве у тебя не было джинна, чтобы послать его за Барзахом? - ехидно осведомился высокий мудрец в серой, испещренной загадочными пятнами, рубахе и коротковатых шароварах. - Мы видим одного из спорщиков, но не видим другого! А если Барзах скажет, что ему достаточно его превосходства, и откажется от плодов победы?

- Барзах не откажется от плодов победы! - возразил аш-Шамардаль. - Он слишком много сделал, чтобы достичь ее!

120
{"b":"71754","o":1}