ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он обернулся и увидел, что ифрит запрокинул голову, и высунул язык, и из его языка в небо уходит острый и тонкий розоватый луч, а шум происходит из горла Грохочущего Грома, которое набухает и опадает прямо на глазах. Зрелище это было отвратительное, Хайсагур недовольно фыркнул - и тут же ахнул.

Луч, уйдя в заоблачные просторы, уперся там в нечто тяжелое, и налился весом, и оказался слишком тяжел для ифрита, который рухнул на землю, удерживая задранную голову с большим трудом. сверху по лучу, как бы раздувая его изнутри, быстро поплыл сгусток света, лилового с черными язычками, окруженный дымным облачком.

Гураб Ятрибский, ждавший этого мига, воздел руки к небесам и заговорил на неизвестном Хайсагуру языке, заговорил крайне убедительно, и он остановил сгусток в его скольжении, и подвел снизу свои руки, и взял его, и как бы снял с розового луча.

Не желая расставаться со сгустком, луч изогнулся, а Гураб Ятрибский опустился на колени.

Рядом рухнул наземь аль-Яхмум и забил по воздуху копытами. Казалось, он не желал подпускать к себе близко лиловое пламя.

Гураб Ятрибский, уворачиваясь от копыт, упал на шею коню, и сгусток остался в одной его руке, правой, а левую он протянул к пасти аль-Яхмума, и завел большой палец за губу, и оттянул ее в том месте, где между конскими зубами был промежуток, и протиснул палец, и, заставив коня разжать челюсти, ухватил его за язык. Тут же он соединил конский язык и пламя.

Едва старый фалясиф успел скатиться с конской шеи, как аль-Яхмум вскочил на ноги и заржал, высоко задрав морду.

Тонкий и острый зеленоватый луч вырвался из его пасти и пошел бестолково блуждать по ночному небу.

Ифрит, от которого к конской пасти тянулся не пожелавший отцепиться от сгустка лучик, на коленях подполз к аль-Яхмуму, с трудом поднялся и сжал его шею в каменном объятии, ухватившись за гриву и натянув ее так, чтобы огненное копье из конской глотки устремилось прямо ввысь.

Сразу же рядом оказался и Гураб Ятрибский.

Громко читая заклинания, он помог Грохочущему Грому удержать коня на месте.

Очевидно, они умудрились нашарить лучом некое место, служившее источником огня и света, потому что по зеленоватому лучу потек вниз другой сгусток, ослепительно-белый, и чем ближе к земле - тем стремительнее было его движение. Став величиной с большое яблоко, он исчез в конской глотке, а сверху неслись по лучу другие сгустки, сверкающие и бесчисленные, и пропадали в конском теле, от чего оно содрогалось.

Но ифрит и старый фалясиф крепко держали аль-Яхмума.

- Довольно! - произнес вдруг Грохочущий Гром. - Иначе его оболочка не выдержит!

Он отступил в сторону, то же сделал и Гураб Ятрибский. Аль-Яхмум метнулся вправо и влево, заржал - и его ржание было подобно стону.

- Ты погубишь коня, о несчастный! - крикнул Гураб Ятрибский. - Ради Аллаха, покинь его! Разве тебе там жить полюбилось? Он же не вынесет этого огня!

Ифрит, которого все еще соединял с конем слабый бледно-лиловый луч, послал по нему цепочку искр. Дойдя до конской пасти, они как бы пережгли основание зеленого луча - и он, оборвавшись, растаял. Одновременно с этим раздался крик боли и восторга.

Очертания конского тела заколебались, задвоились и от него как бы отделился бледный образ, подобный человеческой тени. Он налился золотым блеском, блеск родил завитки прекрасных узоров - и рядом с конем оказался юноша, сын четырнадцати лет, красивый и прелестный, стройный и соразмерный, в парчовом халате и прекрасном тюрбане.

- Нет Бога, кроме Аллаха, а Мухаммад - пророк Аллаха! - провозгласил он, воздев руки к небесам.

- Привет, простор и уют тебе, о Маймун ибн Дамдам, - сказал, утирая пот со лба, Гураб Ятрибский. - Ну и досталось же нам...

- Я чуть не сгорел из-за твоей глупости... - проворчал ифрит, к немалому удивлению Хайсагура, делая то же движение. - Но мы совершили это... Да, мы совершили это, о шейх!

Вдруг он уставился на Гураба Ятрибского с яростью и раскрыл рот для проклятий.

- Ты доблестно выполнил свое предназначение, о благородный ифрит, как бы не видя страшного оскала, сказал тот. - Ты разрушил злое заклятие и ты погубил тех, кто наложил на Маймуна ибн Дамдама это заклятие! А теперь лети к Пестрому замку, о прекраснейший и могущественнейший из ифритов, и сравняй его с землей, и сотвори наилучшие в мире руины и развалины!

- Ко мне, ко мне, о Хайсагур! - крикнул Маймун ибн Дамдам и взмахнул полами своих златотканных одежд. Встав над его плечами, они обернулись в сверкающие крылья. Он взмыл вверх - и сразу же с ним поравнялся Грохочущий Гром.

- Гибель Пестрому замку! - прогрохотал он, устремляясь вперед, подобно горшку с греческим огнем, выпущенному из метательного орудия.

- Где ты, о Хайсагур? - взывал джинн, вися между тем над головой Гураба Ятрибского. - Я возьму тебя с собой!

- Возьми меня! - прокричал старый фалясиф.

Увеличившись в размерах, Маймун ибн Дамдам протянул сверху руку, подхватил мудреца и посадил себе на плечо.

- Если бы не ифрит, я бы никогда не смог открыть для тебя Врата огня, сказал Гураб Ятрибский прямо в ухо джинну, держась за его тюрбан. Только его сила помогла достать темное пламя, которое поднесло твое дыхание к Вратам светлого пламени!

- Как ты искусно справился с ним, о шейх!

- Тут не требовалось большого искусства, о джинн. Точно так же опытный учитель справляется с ребенком, которого все считали неспособным к учению, - отвечал старый фалясиф. - Ребенок готов откликнуться на каждое доброе слово - точно так же и всякий ифрит! И поверь мне, что искать доброе слово для ребенка - занятие не менее увлекательное, чем возня с заклинаниями.

- Куда же подевался Хайсагур? - вглядывась в нагромождения камней, спросил Маймун ибн Дамдам. Ифрит, источавший свет неяркий, но достаточный для того, чтобы разглядеть в потемках поросшего темной шерсткой гуля, унесся вперед и уже кружил над Пестрым замком, выбирая наиболее привлекательную для нападения башню. А собственное лицо джинна, подобное луне в ночь ее полнолуния, давало лишь слабый и рассеянный свет.

- Скорее, о друг Аллаха! - потребовал Гураб Ятрибский. - Недостаток веры погнал его туда, где сейчас всем придется жарко... Впрочем, с чего бы ему вдруг верить мне? Ради Аллаха, скорее!

126
{"b":"71754","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Уроки голоса для родителей. Как превратить ваши природные «вокальные» данные в эффективный инструмент воспитания
Генератор клиентов. Первая в мире книга-тренинг по автоворонкам продаж
Шевели мозгами. Ежедневная фитнесс-программа для светлой головы
Атлант расправил плечи
Тайлисан. Без прошлого
Толстой и Достоевский: противостояние
Тета-исцеление. Уникальный метод активации жизненной энергии
Кодзима – гений
Книга для таких, как я