ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Только в том случае, если не удастся решить это дело мирно, - строго сказал Хабрур ибн Оман. - В том же Коране и теми же устами пророка сказано: "А кто простит и уладит - воздаяние ему у Аллаха".

- О Аллах, сжалься над нами и не дай нам решить это дело мирно! сжимая кулаки, взмолился Салах-эд-Дин.

Круг, образованный выставленными вперед острогами, распался, и из него торопливо выскочили двое, оба невысокие, один - плотного сложения, второй же - почти невесомого, и заспешили к посланцам аль-Мунзира.

- Вот он, клянусь Аллахом, вот он, проклятый Барзах, да не носит его земля и да не осеняет его небо! - и Салах-эд-Дин принялся осыпать бывшего наставника наидиковиннейшими проклятиями.

Абу-Сирхан хмуро следил за ним, держа руку на луке седла, где висели свернутые кольцами веревки, управляться с которыми он умел отменно.

Абу-ш-Шамат соскочил с коня и приветствовал Барзаха и Хашима с немалым достоинством. Передавая его аль-Мунзиру, Джудар ибн Маджид особо отметил его хитрость в переговорах. И, суда по размеренным жестам собеседников, можно было предположить, что они понемногу приходят к мирному соглашению.

В это время круг снова распался и выпустил разъяренную Шакунту. Она торопливо зашагала к Барзаху и Хашиму, размахивая своими смертоносными куттарами, ремни от которых волочились за ней по земле.

- Нет и не может быть соглашений! - крикнула она. - Ребенок - наш, я заплатила деньги за то, чтобы эти люди нашли его для меня! И если вы, о несчастные, попытаетесь договориться о его продаже, этот день будет для вас последним!

Барзах и Хашим шарахнулись от нее.

- О госпожа! - первым опомнился Хашим. - Никто и не говорит о продаже ребенка! Этот разумный человек, посланец своего повелителя, предлагает нам объединиться на время пути, и вместе привезти мальчика в Хиру, а там ты и только ты вручишь его аль-Асваду и получишь награду за него...

- Обман и предательство, клянусь Аллахом! - воскликнула Шакунта. - Эти люди воспользуются тем, что мы лишились части наших бойцов, и убьют нас в пути, и завладеют ребенком!

- Все обстоит как раз наоборот, о владычица красавиц! - обратился к ней перепуганный Барзах. - С таким количеством людей странствовать в этих местах опасно. Нас чуть больше двух десятков, их всего десятеро! И неизвестно, когда к нам присоединиться предводитель айаров вместе с теми, кто ушел с ним! Если мы поедем в Хиру двумя маленькими отрядами, мы непременно столкнумся по очереди с большим отрядом айаров и нас перебьют! Если же мы объединимся, то в этом будет наше спасение! Или же эти люди, а они испытанные бойцы, не договорившись с нами, поедут за нами следом, и найдут против нас хитрость, и отнимут у нас ребенка!

- Лучше иметь противника перед собой, чем у себя за спиной, о госпожа! подтвердил Хашим.

- Хорошо, прекрасно, о малодушные! - возмутилась она. - Этот посланец уже успел оплести вас! А знаете, кого я разглядела в их отряде? Салах-эд-Дина, этого взбесившегося пса и опаршивевшего волка! Слышишь, о Барзах? Он затеял всю эту погоню лишь для того, чтобы свести с тобой счеты, клянусь Аллахом!

И она обратилась к Абу-ш-Шамату:

- О посланец, давай решим этот спор, как подобает мужам, испытавшим жар и холод сражений! Нам незачем путешествовать вместе с вами, ибо скоро к нам присоединится предводитель этих молодцов, воин, подобный пылающей головне! Но, поскольку вы будете настаивать на своем, то давайте устроим поединок, и пусть выйдет сильнейший из вас и сильнейший из нас! Если ваш боец повергнет наземь нашего - то мы отдадим вам ребенка! А если победа достанется мне - вы уйдете своей дорогой и никогда больше не окажетесь на нашем пути!

- А разве ущербные разумом мерятся силами с воинами? - крайне удивился Абу-ш-Шамат. Тут же ему пришлось пожалеть о своих словах. Шакунта, подскочив к нему, замахнулась, как бы собираясь отвесить оплеуху. Он удержал ее руку, и совершенно напрасно - шагнув вперед и сразу же вбок, она неожиданно оказалась у него за спиной и крепко стукнула наручем куттара в затылок, от чего посланец свалился.

Тут же аль-Катуль, державший лук наготове, спустил стрелу.

Стрела вонзилась в тюрбан присевшей Шакунты и сбила его.

- О ущербная разумом! - с восхищением провозгласил аль-Куз-аль-Асвани. Нет равных! Клянусь пепел, соль, иль-Лат, Аллах, порази в печенку!

Он схватил за руку Абу-ш-Шамата и рывком поставил его на ноги.

В это же время среди отряда аль-Мунзира произошла короткая, но яростная стычка. Увидев, что вытворяет Ястреб о двух клювах, Салах-эд-Дин, утратив соображение, подбоднул коня стременами и кинулся было в бой с Барзахом и Шакунтой, но был удержан бдительным Абу-Сирханом.

- Никуда ты не поедешь, о мерзавец! - внушительно рявкнул прямо ему в ухо Абу-Сирхан, удерживая его при этом за кольчужный ворот. - Дай людям договориться мирно, иначе я откручу твою дурную голову и скормлю ее шакалам!

При этом он теснил своим конем коня Салах-эд-Дина, а с другой стороны Абу-Сирхану пришел на помощь Джеван-курд, так что они вдвоем удержали не в меру пылкого бойца.

Не успел Джеван-курд возвести родословную Салах-эд-Дина к верблюдам и ишакам, как подъехали Абу-ш-Шамат и аль-Куз-аль-Асвани.

- О господин, эта бешеная предложила поединок и собираеться сражаться сама! А с нашей стороны она требует наилучшего из бойцов! - сказал Абу-ш-Шамат. - Если бы не она - мы бы договорились, клянусь Аллахом!

- Разве мало нам было одной ущербной разумом, из-за кого мы терпим бедствия и тяготы странствий?! - яростно воскликнул аль-Мунзир, и всем стало ясно, что речь идет об Абризе. - Наилучший из наших бойцов - я сам! Я скручу ее, и притащу сюда за косы, и это дело решится только так, и не иначе, если она сама того желает!

- И если будет угодно Аллаху, - добавил мудрый Хабрур ибн Оман. - Но я бы выставил против нее вот этого бойца.

Он указал на Салах-эд-Дина, воюющего с Абу-Сирханом и Джеваном-курдом.

- А если она его одолеет? - усомнился Джабир аль-Мунзир.

- То мы избавимся от смуты и беспокойства в наших рядах.

- Что же будет с ребенком?

- То же, что было бы, если бы мы их не нагнали. Ведь она собиралась везти его к аль-Асваду - а мы сами добивались лишь того, чтобы он в конце концов оказался в Хире, не так ли? Просто мы, как и советовал Абу-ш-Шамат, неторопливо поедем следом за ней, а заодно разберемся, как вышло, что она распоряжается теми несчастными детьми, вместе с которыми Джейран освободила аль-Асвада.

131
{"b":"71754","o":1}