ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Пусть будет так, это не обременительно, - сказал марид.

* * *

- Спасите, о правоверные! Во имя Аллаха! Спа...

- А если я нажму чуть-чуть сильнее, то дыхание твое оборвется! Молчи и знай, о сын греха, что ангелы Мункар и Накир уже стоят возле твоей отверстой могилы, уже приготовили палки и занесли их! .. Ну, что же ты молчишь? Не для того были заплачены деньги тем, кто тебя выследил, похитил и принес ко мне, чтобы ты молчал наподобие каменного истукана! Не бойся, если ты будешь говорить негромко, то я дам тебе дышать свободно и даже немного распущу веревку, которой стянуты твои руки и ноги.

- А о чем я должен говорить, о благородный айар?

- Горе тебе, ты все еще не узнаешь меня?

- О Шакунта!

- Да, почтенный Мамед, это - я, а вот ты - вовсе не ты, и твое имя не Мамед. Я слышала, как называл тебя этот безумец Салах-эд-Дин, гоняясь за тобой по всей округе, но я была почти в беспамятстве, я даже не могла приподняться на локте. А потом вы оба скрылись, так что мне пришлось самой приходить в чувство! И я вышла из пещеры, и села на верблюда, и доехала до селения, и перепугала его жителей, ибо была пятница, а я утверждала, что еще только понедельник! Как это вы могли меня бросить в таком состоянии? Или нет - как это ты мог меня бросить, о несчастный, горе тебе! Я давно знала, что Салах-эд-Дин - бесноватый, но ты-то - из людей рассудительных!

- Но раз ты обо мне такого хорошего мнения, о любимица Аллаха, то почему бы тебе не развязать меня?

- Допустим, я перережу веревку вот этим куттаром, хотя он предназначен для более благородных дел. Но тогда я, возможно, до скончания дней не узнаю правды обо всем этом деле с похищением моей дочери! Я хочу знать, когда я наконец соединюсь с ней - но так, чтобы между нами не стояли больше никакие договоры! Ведь это из-за тебя, о сын греха, она выросла непокорной упрямицей!

- Разве я ее воспитывал, о Шакунта?

- Нет, но по твоей милости ее воспитали грубые и неотесанные франки, так что она не знает цены верности и достоинству!

- Клянусь Аллахом, я вовсе не желал, чтобы она выросла грубой! Мне нужно было переменить судьбу совсем другого ребенка! Это джинн Маймун ибн Дамдам во всем виноват - он отыскал тебя в палатке бедуина и похитил твое дитя!

- А кто послал его?

- О Шакунта, ты не знаешь и половины всего этого дела! Когда Саид... когда Салах-эд-Дин писал свою проклятую книгу, он все перепутал и переврал! Ведь его не было на собрании мудрецов, звездозаконников и магов! Кто-то рассказал ему о собрании, а он добавил к этой истории лжи и вредных измышлений, чтобы она казалась слушателям занимательной!

- Что же он, по-твоему, исказил?

- Да покарает Аллах лжеца, о Шакунта! Прежде всего, что это за собрание у Сулеймана ибн Дауда, да будет милость Аллаха над ними обоими? И Сулейман ибн Дауд, и его сотрапезники уже много веков как мертвы, мир их праху! А этот бесноватый поднимает их из могил и заставляет говорить глупости!

- Стало быть, никакой встречи мудрецов и магов не было, о Барзах? Прекрасно, замечательно, о Барзах! Как же вышло, что у меня похитили ребенка?

- Так ты знаешь мое имя?

- Салах-эд-Дин так громко вопил, гоняясь за тобой, что твое имя слышно было в Дамаске! Ну так что же ты скажешь о встрече мудрецов?

- Разумеется, встреча была, но при чем тут Сулейман ибн Дауд?

- Покончим с Сулейманом ибн Даудом, о несчастный! Мне безразлично, кто вас собирал и для чего он это делал! Я хочу знать, как сложится теперь моя судьба и судьба моей дочери! Наша ссора вышла лишь потому, что вам, магам, не нужно было, чтобы мы встречались до того дня, как ей исполнится двадцать лет! Говори же! Иначе, клянусь Аллахом, я пущу в ход куттар!

- Нет, о Шакунта, ты не сделаешь этого, ты ведь понимаешь, что тревожить прах Сулеймана ибн Дауда - великий грех. И при чем тут ты и твоя дочь? Вы пострадали случайно - да, случайно... А на самом деле нашего хозяина звали аш-Шамардаль, а что касается джиннов, которые принесли нас к нему, заклятых еще Сулейманом ибн Даудом...

- Довольно о Сулеймане ибн Дауде! Какую еще ложь обнаружил ты в рассказе Салах-эд-Дина?

- Разве мало этой, о Шакунта? Удержи свой куттар! .. Ради Аллаха! ..

- Что ты за творение Аллаха, о Барзах? Для чего ты устроил все это дело? Неужели не было у тебя иной заботы, кроме как похищать новорожденных младенцев? Если Салах-эд-Дин лжет, и Сулейман ибн Дауд не собирал вас, то он и своего перстня вам не обещал! Так ради чего же ты затеял все эти гнусности?

- Ради клада, о Шакунта...

- Что еще за клад? Разве мало нам было перстней, ожерелий, джиннов и прочих чудес, что в это дело замешался еще и клад? Перестань громоздить одну ложь на другую, о Барзах, иначе ты так и умрешь лжецом, и явишься к престолу Аллаха с ложью на устах!

- О Шакунта, ты ведь знаешь обо мне лишь то, что рассказал Салах-эд-Дин! А он приспособил нашу историю ко вкусу людей необразованных, и упростил, и забыл сообщить самое важное!

- Про свою дочь я узнала вовсе не от него, о несчастный.

- Ты хочешь сказать, что маг, которого ты нашла в Индии, все рассказал тебе об этом деле?

- Нет, о Мамед... о Барзах! Нет, он не все рассказал мне об этом деле! Вы, маги и звездозаконники, прекрасно умеете увиливать от прямых вопросов. Но власти над тем магом у меня не было, а власть над тобой у меня есть! Аллах послал мне встречу с тобой, и он заранее снабдил меня помощниками, а их - веревкой, чтобы связать тебя, и уж ты-то мне выложишь все, что знаешь, клянусь Аллахом!

- Убери куттар, заклинаю тебя, убери куттар! .. Ну вот, я так и знал! ..

- Незачем тебе было вопить и дергаться, о несчастный. Ничего бы и не случилось.

- Разве ты стала цирюльницей, что бреешь правоверных и пускаешь им кровь? Горе мне, я ведь не могу переносить вида крови! ..

- Да ты же не видишь ее! Она у тебя на шее, под бородой, и я уже стерла ее! И ее было ровно столько, сколько чернил потребно каламу, чтобы написать букву алиф! Как же ты последовал за мной в ту схватку, о Барзах?

- Вот именно - последовал! Я шел за тобой следом, плохо соображая, куда ты меня ведешь! А когда началось то побоище, деваться мне уже было некуда - ведь самым безопасным местом было место за твоей спиной, о Шакунта!

52
{"b":"71754","o":1}